пятница, 22 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Игорь Яковенко: Диалог России с собой Концентрация пошлости и лицемерия в программе «Надо поговорить» была такая, что глаза щипало даже сквозь экран. Через все это «счастье», «любовь» и «обнимашки» все время проступали трупы тысяч убитых граждан Украины

Телевизионное общение с Украиной, задуманное Москвой и ее агентами влияния в Киеве в качестве яркого провокационного жеста, не удалось. Вместо этого «телемоста» в минувшую пятницу «Россия 1» разговаривала с «Россией 1».

Телемост Мебиуса

Мост – это инженерное сооружение, связывающее два берега водоема. То, что состоялось 12 июня в студии телеканала «Россия 1» и было анонсировано как телемост «Украина – Россия», на обычный мост совершенно не походило. Поскольку никакой Украины в этом «телемосте» не было, а «Россия 1» разговаривала с «Россией 1», то у них получился своеобразный «мост Мебиуса», по которому можно путешествовать вечно, возвращаясь постоянно к исходной точке.

Телемост, вероятно, и задумывался как провокация, поскольку было очевидно, что присутствие в украинском эфире продукции телеканала «Россия», вещание которого в этой стране запрещено, невозможно. И если бы президент Владимир Зеленский не выступил против этого «телемоста», то уже к вечеру после такого эфира его рейтинг превратился бы в тыкву, а срок его президентства сократился бы до минимума. Так что диалог при наличии единственного собеседника, скорее всего, планировался изначально.

Этот эфир рекламировался почти как «прямые линии» с Путиным. «Прильнете!» – обещал Дмитрий Киселев. А ведущие спецэфира Андрей Малахов и Мария Ситтель постоянно выскакивали во время рекламных пауз и требовательно заявляли: «Надо поговорить». Иногда Малахов появлялся один и сообщал, что собирается устроить «праздник улыбок и счастья».

И когда случился, наконец, этот эфир, от вымученных улыбок у его участников вывихивались скулы, а их лицевые мышцы сводили судороги от счастья. В студии были в основном пожилые артисты, которые рассказывали о том, как они любят Украину и как они страдают от того, что не могут туда поехать, поскольку попали в «запретные списки». Между режиссером Владимиром Меньшовым и артистом Аркадием Ининым случилось в этой связи небольшое состязание на предмет того, кто из них больше пострадал и чей «запретный список» круче. Режиссер Меньшов сообщил, что он включен в запретный список «Миротворца», на что артист Инин с пренебрежением отозвался, мол, «этот «Миротворец» вообще непонятно что такое», и тут же с гордостью сообщил, что ему запретило въезд в Украину само министерство культуры.

О своих страданиях от того, что им запрещают ездить в Украину, рассказали певец Алексей Поддубный («Джанго») и другие участники шоу. Никому из них ведущие не задали вопрос о причинах запрета, и сами они об этом тоже не говорили. Поэтому придется сделать это за них. Певец Алексей Поддубный в интервью «Комсомольской правде» от 14.04.2019 с гордостью сообщал, что он более 25 раз ездил в «ДНР», дружил с ныне покойным главарем террористов Захарченко, а на вопрос об отношении к Украине рассказал следующее: «Я – русский по духу и вот уже полгода гражданин РФ и никогда никаким «самостийничеством» не болел. Украина без России ничто. Она не может без России существовать, чтобы не рассыпаться на мелкие княжества, бесконечно враждующие с собой. Вы посмотрите, что сейчас там творится? Это уже даже не днище… Ну, посмотрите вы на лица украинской власти! Да им всем можно в «Бесах» играть».

Это было сказано три месяца назад, а сегодня тот же человек в студии «России 1», откуда ежедневно льется ненависть к Украине, очень страдал от того, что он «в списках» и не может поехать в то место, которое он вчера называл «даже не днищем».

Наложенная реальность

В студии мелькали люди, которые рассказывали, как они любят Украину и украинцев, на экране сменяли друг друга Киевский вокзал в Москве, станция московского метро «Киевская», кадры из фильмов киностудии им. Довженко, а потом все пели украинские песни и говорили друг другу, как они все хотят мира.

В кинематографе есть прием контрастного наложения звука. Это когда на самые жуткие кадры накладывается веселая праздничная музыка. То, что сделали Малахов и Ситтель на «России 1», в определенном смысле намного подлее и отврательнее того, что на этом же канале ежедневно творят Соловьев с Киселевым и Скабеева с Поповым. Те – открыто поливают Украину грязью и обзывают украинцев нацистами. Эти – лезут с липкими объятьями и слюнявыми поцелуями. Концентрация пошлости и лицемерия в программе «Надо поговорить» была такая, что глаза щипало даже сквозь экран, поскольку через все это «счастье», «любовь» и «обнимашки» все время проступали трупы полутора десятка тысяч убитых граждан Украины.

Чудовищное лицемерие замысла «поговорить без политики» о том, что происходит между Россией и Украиной, было успешно воплощено в жизнь, и продукт получился соответствующим замыслу. За все два часа программы слово «Крым» не прозвучало ни разу, равно как и слова «агрессия», «оккупация», «аннексия».

Лозунг «надо поговорить» не имеет смысла, когда люди говорят на разных языках без переводчика. Если в Украине, по версии Кремля и канала «Россия 1», идет «гражданская война», если «настамнет», то зачем нужен диалог между Россией и Украиной? Если никакой «гражданской войны» нет, а есть российская агрессия и оккупация, то диалог тоже не нужен. Поскольку нужно просто вывести своих агрессоров и оккупантов и положить на место украденное. Вот тогда, после этого, действительно надо будет поговорить. В том числе поговорить о мере ответственности за содеянное России как субъекта международного права, а также ответственности всех, кто причастен к преступлениям против Украины. В том числе тех, кто лично обеспечивал информационное сопровождение этих преступлений. Но этот диалог, если он когда-нибудь состоится, скорее всего будет не в Москве, а в Гааге. С участием судей, прокуроров и адвокатов.


Игорь Яковенко / The New Times
Поделитесь.





Новости партнеров