пятница, 15 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Дмитрий Орешкин: В чем расчет Путина Ведь российского президента больше всего волнуют показатели не среди населения, а среди бюрократии и силовиков. Чтобы в нужный момент они не сомневались, выкатывая пулеметы

Со стороны Путина в идеале — втюхать Донбасс Украине назад. То есть сделать так, чтобы она сама заплатила за разбитую посуду, а вместе с тем получила примерно 3−4 миллиона избирателей, которые всегда — по крайней мере в ближайшие годы или десятилетия — будут по указке Москвы голосовать против Киева. Это максимально усложнит ситуацию для столицы Украины: территории формально станут украинскими, а неформально ими будет руководить Кремль.

Что же касается Крыма, то пока Путин жив, на эту тему никто никогда не станет говорить. А если кто-то из российской стороны и откроет рот, он тут же будет изгнан из коридоров власти и лишен других перспектив. Обольщаться не стоит. И, в общем, позиция Европы здесь не особо отличается. Мол, что делать — есть крокодил, у него довольно много нефти и газа, а значит, нужно договариваться. Так или иначе долгосрочный расчет Путина в геополитическом плане себя оправдал.

Впрочем, для самой России проблема в другом. А именно в систематической потере эффективности менеджмента: в экономическом, территориальном, и даже экологическом и городском плане стает все хуже и хуже. Они не справляются. Модель нынешней власти построена на супердецентрализации, изъятии ресурсов и их направлении на решение державных задач.

А державные задачи какие? Победить в Чечне — победили. Цена удовольствия — миллиард долларов в год, которые платятся Кадырову. Прирезать Крым — прирезали. Цена удовольствия — два миллиарда долларов в год, потому что нужно поддерживать полуостров на плаву так, чтобы у людей не возникало ощущения, что живется хуже, чем при Украине. Наказать Грузию — наказали, и отрезали от нее два маленьких куска, которые тоже нужно содержать. Дело не в том, что это довольно дорого. Просто ради возможности все это оплачивать Кремль тормозит территориальное развитие своих регионов. Они должны быть бедные, но послушные.

А эти территории и далее будут деградировать, или в лучшем случае — топтаться на месте. Быстрых изменений ждать не приходится, но динамика знакомая: мы катастрофически отстали, необходим рывок, началась перестройка. Отставание с большими потерями догнали, новые технологии — мобильную связь и компьютеры — внедрили, а после этого опять начался застой. Ведь как только почувствовалось, что стало нормально, деньги в казну капают, а, значит, можно себе позволить досыта кормить силовиков — политическая модель тут же начала съезжать к варианту, от которого 10 лет назад отрывалась. И сейчас, как видим, в России восстанавливают советскую вертикаль, плохо понимая, что вместе с ней покупают и модель застоя.

Я бы не сказал, что неудовольствие граждан давит на Путина, по крайней мере, пока. Динамика есть, рейтинг падает, но это некритично. Ведь российского президента больше всего волнуют показатели не среди населения, а среди бюрократии и силовиков. И задача следующая — повышать уровень жизни силовиков так, чтобы в нужный момент они не сомневались, выкатывая пулеметы, и, в разе чего — расстреливали обывателей.

Когда-то СССР и Конго содержал, и Вьетнам, и другие страны народной демократии, а в наших магазинах купить было нечего. И ничего — еще жили. Так и сейчас: черт с ним, что население недоедает — против пулеметов все равно не пойдет. А, значит, ситуация под контролем.

Так можно ли в ближайшее время ожидать решений по поводу Донбасса и Крыма, выгодных Украине? Мой тезис такой: на Владимира Владимировича хватит и денег, и времени.


Дмитрий Орешкин / Новое время
Поделитесь.





Новости партнеров