вторник, 13 ноября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Карл Волох: Кому была выгодна кибератака на Украину Лучшее алиби для преступника – самому оказаться в числе жертв

Я не очень люблю конспирологию на предмет приписывания России организации любых терактов или атак в мире. Путин и его Чекистан – не единственное зло на земле, пусть даже оказывается прямо или косвенно причастным к большинству его проявлений: от войны в Украине до ДАИШ и от поддержки Ирана до Венесуэлы. Но что касается кибератаки и вируса Petya.A: логическим путём я не могу найти никого, кому бы это было выгодно, кроме России.

Собственно, учитывая, что первой жертвой кибер-агрессии стала Украина, такая версия была высказана немедленно. Но по мере того, как в орбиту разрушительного вируса попадали и другие страны, в том числе сама Россия, обвиняющих голосов становилось все меньше.

Между тем, никаких оснований для этого (исключать РФ из числа подозреваемых) нет, поскольку если мы предположим, что имеем дело с хорошо продуманной спецоперацией, то лучшее алиби для преступника – самому оказаться в числе жертв. Единственная задача при этом: минимизировать свой ущерб, объяснив «лучшей готовностью к атакам», что и было сделано.

Могу привести ещё несколько аргументов, почему, на мой взгляд, спецслужбы России лучше других подходят для роли организаторов операции Петя, но они несколько спекулятивны.

Теперь главный вопрос: зачем? Думаю, все уже догадались, что вымогательство – чистое прикрытие для Пети. Тогда в чем же главный смысл? Понятно, что атака неплохо исполняет роль средства запугивания, показывает Украине, какой богатый арсенал средств чекисты в своей гибридной войне ещё не использовали. Думаю, именно с этой целью атаку начали именно с нас, и лишь потом она превратилась в мировую проблему.

Но это задача попутная, главное не это. Вспомните, ради чего Путин влез в дорогую и довольно бессмысленную сирийскую авантюру: он хочет быть крупным международным игроком, без которого невозможно справиться с некоей глобальной проблемой. В прошлый раз это была ДАИШ, теперь – кибер-угроза (которую сам и создаёт).

Сейчас эта проблема для него ещё более актуальна: отношения с США катятся в тартарары (вопреки ожиданиям), и он пытается дать Трампу хороший повод привлечь себя в коалицию цивилизованных государств без того, чтобы для американского президента это непременно закончилось импичментом.

Думаю, даже тайминг – незадолго до намечающейся встречи – тут неслучаен.

Сможет ли этот фактор (глобальной якобы киберугрозы) перекрыть стопроцентную токсичность россиян для американского президента, я не знаю. Мне кажется, что нет. Но я грешу временами чрезмерным оптимизмом.


Карл Волох / Facebook
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

один × два =