воскресенье, 15 декабря 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Виталий Портников: Москва ведет себя с Украиной как с едой Для Путина главное – добиться результата, то есть превращения несъедобной после Майдана Украины в мягкое кушанье, которое можно будет легко переварить

Президент Зеленский в интервью газете Bild накануне своего визита в Германию отметил, что «все войны заканчиваются» и пообещал сделать все возможное, «чтобы добиться прекращения огня и остановить убийства и страдания наших людей в ближайшем будущем».

Эти благие намерения можно только приветствовать. Но для того, чтобы остановить убийства и страдания украинцев – если не в ближайшем будущем, то хотя бы в период исполнения Владимиром Зеленским своих полномочий – президент должен понять, что в наше время заканчиваются отнюдь не все войны.

Конфликт на Ближнем Востоке в тех или иных формах продолжается с 1948 года. Это не дипломатический конфликт, хотя дипломаты периодически разговаривают. Даже сейчас, когда Израилю после серии военных побед удалось добиться мира в том или ином виде с государствами-соседями, территорию еврейского государства регулярно обстреливают ракетами со стороны сектора Газа. Добавьте к этому амбиции Ирана – и вы поймете, что до окончания конфликта еще очень далеко.

Конфликт вокруг Нагорного Карабаха продолжается с 1991 года. Стороны заключили перемирие, которое регулярно прерывается военными действиями. Люди гибнут с обеих сторон.

Конфликт вокруг Абхазии и Южной Осетии, который продолжался с 1991 года, привел к российско-грузинской войне.  Сейчас горячего конфликта нет просто потому, что Россия фактически аннексировала территории грузинских автономий – как Крым. Но никаких реальных шансов на восстановление территориальной целостности у Грузии нет.

Примерно так же обстоит и ситуация после войны в Приднестровье после 1992 года – Молдова пока что утратила шансы на восстановление своей территориальной целостности. Но ситуацию с Абхазией, Южной Осетией или Приднестровьем можно сравнить с Крымом: на их границах российские войска или войска режимов, которые подписали с Москвой соглашения о военной интеграции и помощи. А с Россией напрямую никто не хочет воевать.

С Донбассом ситуация намного сложнее и я бы сказал – хуже. Россия своего участия в конфликте не признает, продолжает доказывать, что кризис – внутреннее дело Украины. Владимир Зеленский хочет переговоров с Москвой в том или ином формате. А Владимир Путин хочет, чтобы Зеленский говорил с «сепаратистами» – то есть с руководителями марионеточных администраций. Зеленский хочет, чтобы прекратились обстрелы и убийства. А Путин хочет, чтобы в Киеве признали «особый статус» Донбасса.

В таком виде конфликт может продолжаться до бесконечности. Тем более, что в Москве уже поняли, что продолжение конфликта – великолепный способ влияния на украинскую власть и возможность манипулирования украинским обществом. Что с помощью войны можно менять президентов и расклад сил в парламенте. Москва ведет себя с Украиной как с едой, которую нужно довести до готовности. Может готовить блюдо на сильном огне, а может – на медленном. Главное – добиться результата, то есть превращения несъедобной после Майдана Украины в мягкое кушанье, которое можно будет легко переварить.

Владимир Зеленский говорит, что не может ждать еще пять лет, потому что «украинцы гибнут каждый день». И если Минский процесс не сработает, готов попробовать «любой другой путь для переговоров, в «нормандском» или другом формате».

Но дело не в формате. Дело в России.


Виталий Портников / Эспрессо
Поделитесь.





Новости партнеров