четверг, 29 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Борис Райтшустер: Меркель и Путин вонзили нож в спину Украины Ангела Меркель с завидным упорством старается расколоть Европу, причем последствия ее действий будет очень трудно исправить

Никакой паузы, хотя бы для приличия. Не прошло и дня после того, как Ангела Меркель, преодолев сопротивление многих стран Евросоюза, продавила решение по «Северному потоку-2», как Москва начала шантажировать Киев по газовому вопросу.

Хорошо, что кроме 3-4 миллионов русскоязычных жителей Германии не так много немцев говорит по-русски и еще меньше смотрит российские федеральные телеканалы. Иначе они наверняка ужаснулись бы, услышав, что сказала на днях по поводу проекта официозная пропагандистка Ольга Скабеева: Москва завершит строительство газопровода уже в следующем году, а после этого «мы грохнем Украину». В немецких СМИ об этом выступлении не сообщается, как и о многих других воинственных речах Скабеевой и ее коллег: так, в декабре она пыталась внушить миллионам зрителей ток-шоу «60 минут», что Украина вот-вот объявит России войну.

На российских федеральных телеканалах царит атмосфера войны, в то время как в Германии газовый проект с Россией чуть ли не запретная тема. Журналисты, которые хотят обсудить происходящее, регулярно сталкиваются с сопротивлением редакций. И канцлер Меркель извлекает выгоду из неосведомленности населения: в минувшую пятницу она добилась нужного ей соглашения о трубопроводе по дну Балтийского моря.

«Северный поток-2» – любимый газовый проект Владимира Путина. В 1999 году, еще не став президентом, он писал, что полезные ископаемые – это тот инструмент, который вернет России ее историческое величие. С тех пор Путин не раз использовал энергоносители как средство давления на соседние страны. Так, 1 января 2006 года, в самый разгар морозной зимы, он отключил газ Украине. Неоднократно проблемы с энергоснабжением возникали и у других стран Европы: Германия, Франция, Италия, Польша, Австрия, Венгрия, Румыния и Словакия также сообщали о значительном сокращении объемов поставляемого Россией газа. «Само по себе решение было законным», – написал спустя несколько месяцев после кризиса Роджер Кёппель, тогдашний главный редактор Die Welt и верный сторонник Путина.

Москва получила «катастрофический удар по своему имиджу» лишь потому, что не объяснила своих действий, русских просто «умышленно неправильно поняли». «После того как ЕС с детской наивностью поддержал в Украине победу противника Путина (Ющенко), он ответил им так, как ответило бы правительство любой страны, – писал Кёппель. – Он отменил политически мотивированные ценовые преференции и начал продавать газ по рыночным ценам. А вот чего не ожидали русские, так это лицемерия европейцев». Совсем иначе писала о газовом кризисе Frankfurter Allgemeine Zeitung: «Энергоносители как оружие до сих пор использовали разве что на Ближнем Востоке, но с 1970-х годов даже там ни одна страна не решалась угрожать прекращением поставок нефти и газа другим странам. Наглый, неприкрытый шантаж со стороны России».

«Поведение Москвы – нарушение международного договора, – заявил тогда бывший экономический советник Путина Андрей Илларионов. – В соглашении от 2004 года Москва не только гарантировала Киеву, что цены на газ до 2009 года останутся без изменений, но и обязалась удовлетворять все газовые потребности Украины. Я видел этот договор, когда работал в Кремле. Односторонний отказ от взятых обязательств в нем не предусмотрен». Подобные газовые кризисы могут повториться в будущем, сказал тогда кремлевский инсайдер. «Россия нарушила табу экономических отношений, и это опасно, газ нельзя перекрывать», – предупреждал и бывший заместитель министра энергетики России Владимир Милов. Когда страх замерзнуть по-настоящему охватил Германию, политики из разных лагерей обратились к бывшему канцлеру Шрёдеру с просьбой стать посредником в этом конфликте: в конце концов, именно он всегда заявлял о своем влиянии на Путина и утверждал, что в чрезвычайной ситуации сможет помочь. Однако Шрёдер тогда промолчал, а чуть позже он получил руководящую должность в дочерней компании «Газпрома», которая, кстати, как раз и построит газопровод «Северный поток-2».

Эта предыстория важна для понимания нынешнего спора о строительстве второй нитки газопровода. Сторонники проекта утверждают, что он защитит Германию от повторения украинского сценария 2006 года, поскольку ФРГ продолжит получать газ напрямую из России, даже если та начнет конфликтовать с соседними странами. Противники говорят, что Германия попадает в зависимость от российского газа и может сама, как и Украина в 2006 году, стать жертвой шантажа. Кроме того, Германия нарушает правила Евросоюза, предусматривающие солидарность в вопросах энергообеспечения, и это делает страны Восточной Европы и в частности Украину еще более уязвимыми. Критики проекта уверены, что он ставит под угрозу транзит газа через украинскую территорию и может лишить страну важного источником дохода. Российские оппозиционеры в своих оценках идут еще дальше и утверждают, что, заключив газовую сделку с Москвой, Германия предоставляет Путину миллиарды валютной выручки, необходимой ему для ведения войны в Украине, а значит, становится соучастником Путина и его возможным партнером в будущих военных авантюрах.

Андреас Кинаст, берлинский корреспондент ZDF (Второй немецкий телеканал), воспринимает ситуацию иначе: он поддержал Меркель и призвал продолжать строительство трубопровода: «Это вовсе не «российский… а российско-немецко-голландско-французский проект». И далее: «Германия намерена прекратить добычу угля, в будущем ей понадобится больше природного газа. Объемы добычи газа в Норвегии и Нидерландах падают, поэтому необходимо искать альтернативу. Российский природный газ с точки зрения политики – неоднозначное, но экономически самое выгодное решение». При этом Кинаст забыл упомянуть, что сама Россия в своей энергетической политике делает ставку на атомные электростанции, а в случае необходимости – на уголь, чтобы заместить идущий в Германию газ на своем внутреннем рынке.

В отличие от журналиста Кинаста известный эксперт по энергетике Клаудия Кемферт считает, что Германии газопровод вообще не нужен: «Северный поток-2» вреден для окружающей среды, экономически невыгоден и, как теперь очевидно, с точки зрения политики это провальный проект. Германия становится все более изолированной от всего мира, настаивая на этой сомнительной истории, и должна поменять свою позицию – отказ от «Северного потока–2″ принесет ей гораздо больше преимуществ». Кемферт говорит и об опасности усиления энергетической зависимости Берлина от Москвы: «Дополнительный импорт российского газа вытеснит поставки из других стран, это нанесет удар по другим членам Евросоюза, поэтому Энергетический союз ЕС поставил цель диверсифицировать поставки газа и предоставить больше возможностей конкурентным поставщикам. И Германия не должна выпадать из этого процесса».

При этом в самой Германии Ангелу Меркель и ее решение по газопроводу уже поддержала широкая коалиция как справа, так и слева – от «Альтернативы для Германии» и «зеленых» до «левых», как сегодня называют бывших коммунистов. Например, бывший министр по охране окружающей среды Юрген Триттин из партии «зеленых» энергично защищает трубопровод: «Основной аргумент оппонентов – что немцы будут зависеть от русских – ложен: ведь трубопровод станет причиной взаимозависимости между производителем и потребителем». У «зеленого» Триттина обеспокоенность вызывают США: «В Вашингтоне существует консенсус: «Северный поток-2″ – это зло, точно так же, как злом для американцев считалось прежнее руководство Украины.

Американцы хотят поставлять сжиженный газ в Европу, так что мы имеем дело не с политическим противостоянием, а с защитой своих экономических интересов, что бы нам ни говорил Вашингтон. Речь о принципе America First в энергетической политике, и Европа ни в коем случае не должна идти на уступки». Критики трубопровода возражают: Германия сама фактически делегировала национальную оборону НАТО, в частности, Соединенным Штатам. И Америка вряд ли хочет, чтобы миллиарды немецких евро текли в карманы русских, которые на своем телевидении хвастаются, что могут захватить Вашингтон.

Больше всего критикуют Меркель, как ни странно, некоторые деятели ее партии – Христианско-демократического союза. Депутат Европарламента Эльмар Брок пожаловался, что Германия уже и так на 50% зависит от российского газа, а после запланированного отказа от угля эта зависимость лишь усилится. Политика правительства ФРГ «в течение многих лет была односторонней и игнорировала мнение большинства стран Евросоюза, особенно когда это касалось проблемы безопасности наших восточноевропейских соседей», – посетовал председатель комитета Бундестага по внешней политике Норберт Рёттген. Он заметил, что даже Франция отвергла газовый проект: «Париж поставил ценность европейского единства выше своей солидарности с Германией».

Многие обращают внимание на тот азарт, с которым Ангела Меркель, когда-то посещавшая языковые курсы в советском Донецке, отстаивает любимый проект Путина и «Газпрома». «Канцлер продавливает «Северный поток-2», – писал Der Spiegel. – Чтобы преодолеть сопротивление, правительство ФРГ вело себя в Брюсселе крайне резко. Канцлер Меркель четко дала понять, насколько для нее важен этот газопровод».

Долгое время власти Германии оправдывали «Северный поток-2» тем, что его строительство якобы не повлияет на транзит газа через Украину: Берлин не раз заявлял, что будет настаивать на сохранении украинского участия. Какая наивность – можете мечтать дальше! Ведь Кремль высказывается вполне откровенно. «Если в Европе будут чинить препоны этому проекту, с тем чтобы заставить Россию качать газ через Украину на их условиях, с их тарифами, с неопределенностью в юридических вещах, – этот номер не пройдет», – заявил замминистра иностранных дел РФ Александр Панкин в интервью РИА «Новости». И добавил: «Мы готовы продолжать украинский транзит, но на тех условиях, которые нужны нам». Некоторые немецкие СМИ сочли, что таким образом Москва гарантирует продолжение поставок газа через Украину. Однако критики Кремля видят в словах дипломата угрозу прекратить этот транзит.

Многие в Германии (кто с одобрением, кто с осуждением) все еще считают, что Меркель выступает против Путина и за Украину. Однако ее действия свидетельствуют о другом. В 2008 году именно Меркель решительно заблокировала процесс вступления Украины в НАТО. Она играла решающую роль в решении не поставлять оружие в Украину после вторжения российских войск. Европейские санкции никогда не были для Путина достаточно болезненными, чтобы вынудить его изменить свою политику. Минскими соглашениями Меркель фактически закрепила позиции России в Украине. После военного нападения на украинские корабли в Керченском проливе в конце прошлого года в отношении России не было принято абсолютно никаких мер. И вот теперь именно Меркель готова вонзить экономический нож в спину Украины путинским «Северным потоком-2».

В Германии мало кому известно, что канцлер ФРГ и президент России обращаются друг к другу на «ты». Тесное сотрудничество Берлина и Москвы через голову восточноевропейских стран очевидно и бесспорно. Женщина, которая любит, когда ее называют великим объединителем Европы, в действительности с завидным упорством старается расколоть эту самую Европу, причем последствия ее действий будет очень трудно исправить. Якобы критическая по отношению к Кремлю линия Меркель становится все больше похожа на словесную «дымовую завесу».

В Украине и других восточноевропейских странах тесное сотрудничество Путина и Меркель вызывает страх перед перспективой вновь оказаться в тисках, как это было 80 лет назад, после пакта Гитлера-Сталина. Нынешнее развитие событий может только подстегнуть такие опасения. Одна украинская пивоварня уже выпускает пиво, на этикетке которого помещен портрет Ангелы Меркель с подписью Frau Ribbentrop.


Борис Райтшустер / The Insider
Поделитесь.





Новости партнеров