суббота, 16 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Федор Крашенинников: Когда Путин «достигнет дна» Хозяин Кремля последовательно демонстрирует готовность к дальнейшему обострению международной ситуации и уж тем более – к продолжению жизни под санкциями

Структура традиционных пресс-конференций Владимира Путина предполагает, что всякий вопрос должен дать президенту возможность выйти на удобную или просто нужную тему. Особенно это заметно, когда вопрос задают представители провластных СМИ. Поэтому когда журналист «Первого канала» попросил Путина успокоить его сына, который боится ядерной войны, как сам он боялся ее в советском детстве, логично было бы ожидать от президента России вполне уместных в такой ситуации заверений в верности делу мира и невозможности войны.

Но ответ Владимира Путина оказалась выстроенным совсем в другой, отнюдь не миролюбивой логике. Путин не стал успокаивать боящегося войны ребенка, а произнес довольно агрессивную речь о гонке вооружений, тревожной ситуации в мире, появлении американских ракет в Европе, в конце которой весьма реалистично описал возможную причину начала ядерной войны: «Из мирового океана стрельнула подводная лодка баллистической ракетой – да хрен ее знает, она в ядерном (исполнении – ред.) или не в ядерном, пойди там разберись». Про испуганного ребенка Путин так и не вспомнил. «Я исхожу из того, что у человечества хватит здравого смысла и чувства самосохранения, для того чтобы не доводить до крайности», – подвел итог своим рассуждениям Путин. Очевидно, эту фразу отец и должен повторить сыну.

«Океания всегда воевала с Остазией»

Складывается впечатление, что тема войны и героизма владеет воображением российского президента непрестанно – во всяком случае, он обращается к ней по поводу и без. Например, отвечая на вопрос о молодежи и ее кумирах, он сказал несколько фраз, которые, должно быть, будут теперь золотыми буквами писать на стендах всевозможных молодежных военно-патриотических клубов: «Когда мне говорят о молодежи, я все время вспоминаю некоторые трагические и героические страницы из современной истории нашего государства. Давайте вспомним роту десантников, шестая рота. Прямо со школьной скамьи мальчишки попали на войну. 96 молодых парней против двух тысяч. В живых остались шестеро… Вот герои, вот молодежь: ребята 19-20 лет». Со школьной скамьи – на войну! В XXI веке это, конечно, захватывающая перспектива для любого молодого человека.

Назойливые рассуждения о войнах, противостоянии и русофобии позволяют Владимиру Путину свести в единое целое самые противоречивые факты истории, современной политики и экономики, подводя базу под свою деятельность и доказывая, что ей нет, и не может быть альтернативы: «Россия практически всю свою жизнь, всю свою историю живет так или иначе в каких-то ограничениях и санкциях… если вы посмотрите историю XIX, XX века; ну всегда одно и то же, одно и то же».

Знакомство с историей России очевидным образом приводит к выводу, что президент слишком вольно интерпретирует факты. Рассуждая про XX век тем более странно объяснять одной лишь «политизированной русофобией» реакцию стран Запада на большевицкую революцию, деятельность Коминтерна и всю агрессивную внешнюю политику СССР. Тем не менее, логика Путина вполне последовательна: «Океания всегда воевала с Остазией», а значит, ничего другого не стоит ждать и от будущего, поэтому надо думать о героизме и о том, как противостоять Западу, а не пересматривать свою собственную внешнюю и внутреннюю политику и уж тем более не идти на уступки.

«Мы достигнем дна»

Едва ли рассуждения о гибели цивилизации были адресованы неназванному сыну журналиста «Первого канала», а восхищение погибшими в 20 лет ребятами – их сверстникам, посещающим концерты рэп-исполнителей. Главный адресат всех военных намеков Путина – прежде всего Запад. Всем своим бодрым видом, своей самоуверенностью и демонстрацией отсутствия страха перед войной при наличии героической молодежи, готовой со школьной скамьи отправиться умирать, он последовательно демонстрирует готовность к дальнейшему обострению международной ситуации и уж тем более – к продолжению жизни под санкциями.

«В конце концов мы достигнем дна наших отношений и поймем, что нужно подниматься… глотнуть воздуха свежего и с ясной головой подумать, как жить дальше», – сказал Путин, отвечая на вопрос ведущей одного из геополитических шоу на «Первом канале».

Собственно говоря, в этой фразе – программа Владимира Путина: довести ситуацию до крайности, «достичь дна», заставить Запад принять его правила игры и на них построить всю новую систему международной политики. И все сомнительные экономические выкладки и общий агрессивно-оптимистичный тон пресс-конференции преследовал именно эту цель: показать всем, что ситуация в России под контролем и никакие внутренние проблемы не отвлекут Путина от дальнейших внешнеполитических авантюр.

20 декабря «Левада-центр» опубликовал очередной опрос общественного мнения, согласно которому уже 33 процента опрошенных не одобряют деятельности Путина на посту президента. Это не так драматично: во-первых, 66 процентов ее все-таки одобряют, во-вторых, подобные показатели уже фиксировались в 2011-2013 годах, а потом был Крым и пресловутые 86 процентов доверия на пике восторгов. И поэтому разговоры про войну и героизм заставляют серьезно задуматься: не планируется ли в 2019 году повторение опыта 2014 года?


Федор Крашенинников / Deutsche Welle
Поделитесь.





Новости партнеров