понедельник, 18 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

«Гюрзы» пройдут: Что изменилось в Азовском море Если ты ведешь активные операции и рискуешь – у тебя могут быть потери, потому что это война и все предусмотреть невозможно. Но альтернатива только одна – поставить на прикол новые военные корабли, и ждать, когда российский десант придет к украинскому побережью

Касательно морской части эпатажного интервью Турчинова.

BBC: «Так будут ли украинские военные корабли еще пытаться пройти через Керченский пролив?». Александр Турчинов: «Да. Это для нас принципиально. Если мы остановимся и отступим, то Россия фактически выполнит свою задачу по захвату Азовского моря, предъявит миру самоопределенные новые морские границы в Черном море, де-факто легализировав оккупацию Крыма».

В нашей стране, к сожалению, многие еще не понимают (от слова «совсем», как говорят в соцсетях) специфики не просто морской войны, но даже самой морской проблематики. Это не вина и не обвинение, конечно. Просто Украина – все еще государство с сухопутным мышлением. Мы привыкли преимущественно ездить и воевать на лошадях, тачанках, БТР и танках. И переносить принципы сухопутной войны в море. «Чем больше танков – тем лучше, чем больше пушек на километр фронта – тем еще лучше».

В море все не так или не все так. Действительно, на Азовском море есть тотальное преимущество РФ в корабельном и катерном составе. Около 30 кораблей с артиллерийским вооружением и еще столько же или больше катеров с крупнокалиберными пулеметами, а у нас таких соответственно 3 и 7 (или 8). И что теперь? Капитулировать? Или все же проводить активные действия с использованием своих малых сил? Турчинов призывает именно к этому. И в этом подходе, который кстати исповедует командование ВМСУ, он, по моему мнению, абсолютно прав. Заметим, что пока еще действует Договор 2003 года по Азовскому морю и Керченскому проливу, это надо использовать.

Мало кто знает, что сразу с появлением в Азовском море в сентябре 2018 года всего лишь двух маленьких, но малозаметных для радаров, артиллерийских катеров ВМС Украины с решительными и злыми севастопольским экипажами, командование береговой охраны РФ приказало: «С Гюрзами (название проекта катеров ВМСУ – АК) не связываться…».

Еще меньше людей знают, что с сентября активные наступательные действия этих двух катеров (вместе с катерами Мариупольского отряда морской охраны) по сопровождению торговых судов, идущих в (из) Мариуполя и Бердянска, полностью прекратили резонансные задержания в открытом море. Полностью! Динамика остановки судов для осмотра кораблями и катерами Береговой охраны ФСБ РФ во время движения в Азовском море после безумного роста летом показала резкое и стабильное уменьшение осенью: май – 21; июнь – 25; июль – 40; август – 14; сентябрь – 8; октябрь – 2; ноябрь – 0; с 1 по 15 декабря 2018 – 0.

Отметим, что особенно дерзкие задержания судов береговой охраной ФСБ РФ в нескольких милях от украинской береговой линии, почти на бердянских пляжах, которые многократно фиксировались нами в мае-августе 2018 года, с сентября 2018 года тоже прекратились. И это тоже следствие активной работы очень небольших сил катеров ВМСУ и Морской охраны ГПСУ.

Одно из свидетельств на эту тему в очень интересных высказываниях сделал во время брифинга 8 декабря 2018 в Москве в пресс-центре МИА «Россия сегодня» первый заместитель руководителя департамента Береговой охраны Пограничной службы ФСБ вице-адмирал Алексей Вольский (расшифровка записи наша – на языке оригинала):

«…Следующий виток напряженности и провокаций, нагнетаний напряженности в Азовском море начался примерно с августа текущего года, когда украинские пограничные катера начали с определенной регулярностью в радиоэфире заявлять, что если российский пограничный корабль или катер приблизится к ним на дистанцию меньше 20 кабельтовых, то по нему будет применено оружие. 20 кабельтовых – это 4 км.

Ровно за месяц до событий, которые произошли 24-26 ноября, 24 октября, осуществлялась очередная попытка провокационных действий, которая заключалась в том, что два бронекатера ВМС Украины «Лубны» и «Кременчуг» начали сопровождать судно под флагом Болгарии, которое вышло из Мариуполя (то есть сопровождение – это уже провокация сама по себе, на взгляд РФ – ред.). Причем, сопровождение это, опять же, осуществлялось с угрозами в отношении наших кораблей. Более того, кроме тех угроз, которые звучали в эфире, в отношении российских пограничных кораблей демонстрировалась боевая готовность артиллерийских установок. Артиллерийские установки направлялись в сектор нахождения наших кораблей и катеров. Необходимо отметить, что со стороны российских пограничных кораблей не было ни одного факта угроз о применении оружия в отношении катеров государственной пограничной службы и ВМС Украины…».

Добавлю, что по данным нашей Мониторинговой группы, еще один аналогичный инцидент, когда бронекатера ВМС Украины помешали попытке кораблей Береговой охраны ФСБ остановить в Азовском море два ливанских сухогруза, имел место и тремя днями ранее – 21 октября 2018 года.

Как считал классик теории морского могущества (Sea Power) американский адмирал Мэхэн (Alfred Thayer Mahan), море не барьер, а дорога. Неизменно проигрывает тот, кто рассматривает море как очень широкий «крепостной ров» между собой и соседом и добровольно отдает все выгоды владения морем, потому что он, в конце концов, обнаруживает, что сосед уже поставил море себе на службу. Морская мощь заключается в свободе пользования морем (в случае Азова – его частью) и запрете его использования для противника.

Да, на море мы еще очень слабы в средствах. Но имеем сильных духом военных моряков, которые мечтают отплатить РФ за Крым. Да, если ты ведешь активные операции и рискуешь – у тебя могут быть потери, потому что это война и все предусмотреть невозможно. Но альтернатива только одна – поставить на прикол или в музей даже новые военные корабли, и ждать, когда российский десант придет к украинскому побережью не только Азовского, но и Черного морей. Кстати, то же самое – поставить на консервацию – можно по аналогии сделать и с танками. Потому что без разумной активности на море, которая должна быть поддержана с берега и воздуха, мы, в конце концов, потерпим поражение на суше.


Андрей Клименко / Facebook
Поделитесь.





Новости партнеров