вторник, 22 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сергей Стельмах: Церковный спецназ Путина Почему московские клирики патриархии участвовали в аннексии Крыма? Основных причин две

Руководство Службы безопасности Украины сообщило, что структуры Московского патриархата помогали российскому спецназу готовить аннексию Крыма. Церковники обеспечили прикрытие первым группам российских диверсантов, а после аннексии занялись милитаризацией сознания юных крымчан.

Российский диверсант и террорист Игорь Гиркин (Стрелков), выполняя приказ кремлевского командования, проводил в Крыму разведку под прикрытием московского духовенства. Об этом речь идет в информационном буклете Службы безопасности Украины.

«30 января 2014 года вооруженная группа террориста Игоря Гиркина осуществляет разведку в Симферополе под прикрытием охраны церковных святынь «Дары волхвов», – говорится в документе.

Как отмечают авторы буклета, этот инцидент был одним из «проявлений содействия священников структуры Московского патриархата агрессии России в Крыму и на Донбассе». Украинская спецслужба разработала серию информационных материалов, посвященных политическим, пропагандистским и диверсионным методам, используемых Кремлем в развертывании агрессии против Украины. Темой первых двух выпусков стало использование Кремлем религиозных организаций.

«Целенаправленное инспирирование российскими спецслужбами межконфессиональных конфликтов в Украине в сочетании с провокациями прямого террористического действия может стать поводом для открытого военного вторжения Вооруженных сил России в нашу страну», – отметил руководитель СБУ Василий Грицак.

Диверсионная группа Стрелкова прибыла в Крым в конце января 2014 года под видом «паломников», охранявших святыню «Дары волхвов», привезенную с Афона. В числе организаторов приезда диверсантов были депутат Госдумы Дмитрий Саблин и российский «православный олигарх» Константин Малафеев. Впоследствии бизнесмен утверждал, что оказался в Симферополе «случайно». Диверсанты выполнили две основные задачи: провели разведку на месте и вербовали агентуру из числа местных политиков. На полуострове делегацию встречали зампред Совета министров Крыма Рустам Темиргалиев и тогдашний министр культуры республики Алена Плакида.

Впоследствии Темиргалиев рассказывал, как Саблин в телефонном разговоре настаивал, чтобы «Дары волхвов» обязательно приземлились в Крыму, невзирая на плохую погоду. Бывший чиновник утверждал, что первый разговор с Саблиным по поводу аннексии Крыма у него состоялся именно в день встречи «паломников». Любопытная деталь – Темиргалиев через год после описанных событий заявил, что нынешний глава республики Сергей Аксенов скептически оценивал первые предложения кремлевских эмиссаров о проведении «референдума». Якобы Аксенов поначалу был уверен, что российская верхушка в последний момент дрогнет и откажется «присоединять» полуостров.

Роль Московского патриархата не ограничивалась только «прикрытием» для Саблина, Малофеева и Гиркина. Крымские церковники участвовали в аннексии, содействуя российскими диверсантам, «казакам» и полукриминальным элементам, которые на улицах городов республики имитировали «восставший народ Крыма». Осенью 2015 года тогдашняя глава городского совета Керчи Лариса Щербула рассказывала, что диверсанты скрывались в храме Андрея Первозванного. По ее словам, российские «казаки» ночевали в церкви перед «решающими днями» – захватом административных зданий и блокированием украинских воинских частей.

После аннексии полуострова церковники не остались без дела. Московская патриархия, как сообщали правозащитные организации, занялась милитаризацией сознания юных крымчан, насаждением культа войны, антиукраинских и антизападных взглядов.

Почему московские клирики патриархии участвовали в аннексии украинского полуострова? Основных причин две. Во-первых, еще с советских времен Московская патриархия находилась в полной зависимости от государства. Достаточно вспомнить, что инициатором восстановления Русской церкви после большевистского разгрома был именно диктатор Иосиф Сталин. Кремлевское начальство использовало церковь для «патриотической пропаганды» в ходе советско-германской войны. Полученный результат удовлетворил советских вождей, поэтому после разгрома нацистов коммунисты сохранили церковную структуру. Невзирая на крах СССР и формальную демократизацию российского общества, РПЦ оказалась вмонтированной в новую властную вертикаль. Хотя формально, согласно Конституции России, Московская патриархия и иные религиозные организации функционируют отдельно от чиновничьего аппарата.

Нынешний конфликт между Вселенским патриархом и московскими клириками вокруг украинской автокефалии во многом обусловлен чрезмерным политическим влиянием Кремля на российскую патриархию. Константинополь не устраивает тот факт, что одна из крупнейших православных церквей де-факто является подразделением администрации российского президента.

Во-вторых, РПЦ активно участвовала в подготовительной работе по дестабилизации регионов Украины. Прежде всего, Крыма, южных и восточных областей. Кремль использовал политическое православие в качестве «мягкой силы» по затягиванию украинцев в свою «зону влияния», начиная с 2005-2006 годов. С 2009 Московская патриархия начала активно продвигать в широкие массы украинцев идеологию «русского мира». Невзирая на культурный и религиозный контекст, «русский мир» имел конкретный политическим смысл: Украина и Беларусь обладают формальным государственным суверенитетом, а их территории – некий «подарок» со стороны Москвы.

В том же 2009 году Московский патриарх Кирилл посетил Крым, пропагандируя идеи «русского мира» и «исторического единства» украинцев, русских и белорусов. Московские клирики неустанно заявляли, что именно Крым был «колыбелью» русского православия. Впоследствии российский президент Владимир Путин использовал тезис о «сакральном Херсонесе» для обоснования оккупации суверенной территории Украины.

Московские политики и церковники несколько лет методично вели подрывную работу против Украины и ее граждан. Сомнительно, что российское начальство десять лет планировало захват полуострова. Аннексия Крыма, судя по последствиям для Москвы, была наспех принятым решением одного человека – Владимира Путина. «Церковный спецназ» в первую очередь создавался для пропаганды и политических манипуляций, но зимой 2014 года именно он подготовил вторжение российской армии на украинский полуостров.


Сергей Стельмах / Крым.Реалии
Поделитесь.





Новости партнеров