понедельник, 18 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Последний бой Лукашенко с Путиным: Как Беларуси дожить до весны Россия жестко увязала сохранение экономических преференций для Минска с «углублением интеграции»

Свежие новости из Беларуси для стороннего наблюдателя могут показаться странными. То появляется новость, что президент страны Александр Лукашенко устраивает совещание с чиновниками, посвященное жесткому давлению со стороны России и принимает решение «до конца стоять за независимость». То, через несколько часов, пресс-секретарь Лукашенко Наталья Эйсмонт называет все это «плодом бурной фантазии».

Также Лукашенко устраивает публичную ссору с Владимиром Путиным из-за каких-то слишком уж разных условий для белорусских и российских потребителей газа – а то он утверждает, что извинился перед Путиным. Чтобы через несколько часов уже констатировать, что фразу об извинениях «неправильно поняли».

В общем, складывается впечатление, что руководство республики переживает какой-то далеко не самый простой период. Потому что хоть Александр Григорьевич всегда был мастером нетривиального публичного слова и «двунаправленной» политики, но в последнее время он превосходит сам себя.

В конце концов, для этого у белорусского президента есть веские причины. Суть которых сводится к следующему – для сохранения хотя бы минимальных экономических преференций для Беларуси в поставках углеводородов, Кремль требует «усилить интеграцию стран». На своих, конечно же, условиях.

Суть конфликта между Минском и Москвой – общеизвестна. Речь идет о так называемом «налоговом маневре» Москвы, где приняли решение, что с 2019 года будут отменяться экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты – с нынешних 30% на пять процентов ежегодно в течение шести лет. Эту пошлину Беларусь и так не платит. Зато в аналогичном размере будет расти налог на добычу полезных ископаемых, который белорусам придется платить. По оценкам Минфина Беларуси, страна за шесть лет может потерять около $10 млрд из-за этого «маневра» России.

Впрочем, до недавнего времени в Минске надеялись договориться о каких-то механизмах компенсаций. Но на протяжении последних двух недель стало понятно, что в Москве возможные смягчения решений в отношении Беларуси жестко привязали к «углублению интеграции» в рамках все еще недовыполненного Союзного долговора между Россией и Беларусью.

В частности, 6 декабря в Санкт-Петербурге на заседании Высшего Евразийского экономического совета Путин и Лукашенко поспорили о цене на российский газ и тарифе на его транспортировку в Беларусь. Последний тогда высказал недовольство по поводу того, что тариф на поставку газа для Беларуси с Ямало-Ненецкого округа составляет почти $3 за тысячу кубометров на 100 км, а внутрироссийский тариф – всего лишь около $1. В ответ на что Путин признал, что нужно двигаться к идентификации тарифов, но своеобразным способом. Он заявил: «Для этого нужно время и другой уровень интеграции между нашими странами».

«Намеки» этим эпизодом не закончились. Аналогичное заявление российский премьер-министр Дмитрий Медведев сделал 13 декабря в Бресте, заявив, что экономическое сотрудничество и помощь возможны только при условии углубления экономической интеграции. И даже направление этой интеграции указал: «Россия готова и дальше продвигаться по пути строительства Союзного государства, включая создание единого эмиссионного центра, единой таможенной службы, суда, счетной палаты». Что, в общем, в случае реализации можно будет расценивать, как фактический конец белорусского суверенитета.

После чего эта позиция неоднократно повторялась и более мелкими российскими чиновниками – вроде вице-премьера России Дмитрия Козака, который отказался обсуждать компенсацию потерь от «налогового маневра» с вице-премьером Беларуси Игорем Ляшенко и послом на России Владимиром Семашко «до принятия принципиальных решений о движении в направлении дальнейшей интеграции России и Белоруссии в рамках Союзного государства».

Запланирована, правда, также встреча Лукашенко с Путиным в конце декабря, где Александр Григорьевич надеется «порешать» досадные проблемы. Но на самом деле шансы на это минимальны.

Отказываясь от привычных форм долгосрочного влияния на Беларусь, Москва ставит вопрос ребром: или немедленная интеграция на российских условиях, или отказ от любой экономической поддержки.

Для чего это Путину – можно догадаться. У российского населения миновали последние остатки эйфории от «Крымнаша», и заметная часть граждан начала возлагать ответственность за радикальное ухудшение благосостояния на действующего президента Страны. Которому нужны новые геополитические победы для улучшения ситуации с рейтингом. И поскольку новые геополитические авантюры с применением насилия сейчас могут стоить России слишком дорого, в ход пошел последний резерв – Беларусь, которую можно получить, просто затянув экономическую удавку на шее Лукашенко. За это не только новых санкций не будет – о событии даже на Генассамблее ООН не вспомнят.

Другое дело, что для России – это ход ва-банк. Ибо в случае, если Минск на сдачу элементов суверенитета в обмен на финансовые преференции (которые могут быть отменены в любой момент с помощью очередного «налогового маневра») не согласится, то станет понятно, что других инструментов влияния на неуступчивого «бацьку» у Москвы больше нет. Ну, за исключением «зеленых человечков», конечно. Но и с их использованием против Беларуси все тоже может оказаться не так-то просто.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров