среда, 20 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Олеся Яхно: «Гибриду» тут не место-2 В целом, политика Кремля, несмотря на амбициозную попытку пересмотреть мировую систему, сложившуюся после Второй мировой войны, – это тотальный крах смысла

После эфира в программе «Свобода слова» в прошлый понедельник мне написал человек из оккупированной части Донбасса. Реальный человек (мы лично знакомы), который в силу разных причин не смог оттуда уехать. Он смотрел эфир (а я напомню, что обсуждалось военное положение, агрессия против наших ВМС в Керченском проливе, процесс создания автокефалии – с участием Петра Порошенко, Виктора Муженко, Людмилы Денисовой, Константина Елисеева, Ростислава Павленко), и написал потом следующее (приведу только один эпизод, который наиболее точно отражает суть написанного): «… Завидую вам. И в плане того, что происходит, и в плане информативности, доступа к информации, и в плане доступности ко всему вообще – у вас в городе есть всё, а у нас очень-очень мало всего».

На этом эфире более чем убедительно прозвучали аргументы относительно агрессивных намерений России (глава Генштаба Виктор Муженко продемонстрировал фото российских баз – 18 км от нашей границы – на которых Россия скапливает такие типы техники, которые имеют не оборонительный а наступательный характер). И в этом смысле мне по-прежнему очень странно наблюдать, почему значительная часть украинских оппозиционных политиков (после того, как принято постановление о выборах; также будут проведены выборы и в ОТГ) по-прежнему говорит об агрессии РФ в Керченском проливе и ситуации в Азовском море исключительно с точки зрения внутриполитической борьбы. Когда даже на оккупированных территориях многие все понимают (имею в виду поддержку крымскими татарами наших моряков во время суда в Симферополе).

Тем более что за прошедшую неделю прозвучало много разных заявлений, уточняющих позиции. В том числе со стороны российских политиков и экспертов, косвенно указывающих на то, что дальнейшие попытки Кремля дестабилизировать ситуацию в Украине (от риска провокаций – до активизации военных действий) будут только нарастать.

Начнем с хорошего. С заявления спецпредставителя США по Украине Курта Волкера в интервью «Голосу Америки», где он, в частности, сказал, что Россия пытается показать украинские власти в неприглядном свете и, тем самым, повлиять на результаты выборов, как она пыталась это сделать на выборах в Германии и Франции. Волкер отметил выдержку украинских моряков, которые не стали стрелять в ответ. А введение военного положения, по его словам, оправдано – так как позволяет мобилизовать ресурсы внутри страны и привлечь внимание на международном уровне. Также спецпредставитель США допустил возможность отключения России от системы SWIFT как одну из жестких мер.

А теперь приведу несколько заявлений со стороны РФ. Вот, скажем, Владимир Путин, объясняя свою позицию, на днях сказал такое: «Дело не в том, что я уклоняюсь от телефонного разговора и не хочу с Петром Алексеевичем разговаривать. Я не хочу принимать участие в его избирательной кампании». Этим заявлением президент РФ не только подтвердил уже озвученную им ранее позицию не вести никаких переговоров с президентом Украины. И не только подтвердил ставку Кремля на смену власти в Украине. Но и по факту признался в том, что утверждение, используемое часто на российских федеральных телеканалах: «Власть в Украине захватила хунта/кучка политиков и т.д., а украинский народ на самом деле думает иначе – он за дружбу с Россией» – обычный пропагандистский штамп. Ведь если Кремль, как сказал Курт Волкер, хотел добиться дискредитации украинской власти через эскалацию ситуации в Керченском проливе, то, значит, Владимир Путин таки понимает, что восстановление территориальной целостности, евроатлантическая интеграция, повышение обороноспособности и самодостаточность Украины, в том числе в гуманитарной сфере (а это и есть базовые позиции Петра Порошенко) – задачи, которые поддерживает украинское общество.

Дальше – больше. Российский эксперт Игорь Коротченко на российском федеральном телеканале: «Любые военные провокации украинская власть закончит тем, что будет жевать свой галстук в прямом эфире, как это делал известный деятель Саакашвили». Эти слова можно трактовать почти как признание, в том, что российская власть, атаковав наши ВМС в Керченском проливе, делала ставку на грузинский сценарий 2008 года.

Или вот еще одна показательная цитата. Олег Морозов, член Совета Федерации РФ, тоже на российском федеральном телеканале: «Порошенко все мосты с Россией сжег. Поэтому наш президент сказал: я с ним разговаривать не буду, и в его кампании избирательной участвовать не хочу. У любого другого, хоть черта лысого, кто может прийти вместо Порошенко, в этой части руки развязаны». Российский эксперт Олег Михеев пошел еще дальше: «А что будем делать мы, когда Порошенко победит? На мой личный взгляд, таких вбыоров признавать нельзя».

Это я все к тому, что значительная часть украинских политиков, на мой взгляд, все еще недооценивает тех рисков, которые нас ожидают в предстоящий год со стороны РФ. Провокация России в Керченском проливе – всего лишь одна из попыток, которые в дальнейшем могут быть на самых разных украинских направлениях и по самым разным направлениям (это кроме Донбасса). Я уже не говорю о том, что предложений/инициатив о том, как не допустить аннексии Россией Керченского пролива и Азовского моря, почти не звучат. Сторонникам же позиции, что не продление договора с Россией о дружбе и сотрудничестве может ухудшить ситуацию (тема активно обсуждалась на прошедшей неделе), хочу напомнить, что самые тяжелые последствия уже произошли – это последствия аннексии и оккупации. Из-за аннексии Крыма Украина потеряла 3,6% ВВП, 80% нефтегазовых залежей в Черном море, 10% портовой инфраструктуры. Из-за оккупации части Донбасса – минус 15% ВВП и 25% промышленности. К концу 2014 года, первого года агрессии РФ, падение ВВП составило почти минус 15%. Ну и самое страшное – это более 12000 погибших.

И, тем не менее, несмотря на все эти тяжелые последствия для нас, российской власти не удалось разрушить Украину. В целом, политика Кремля, несмотря на амбициозную попытку пересмотреть мировую систему, сложившуюся после Второй мировой войны, – это тотальный крах смысла. Остается только деструктивность и ставка на взлом ситуации как самоцель и как расчет на то, что, а вдруг конъюнктура изменится в пользу России и не в пользу Украины и Запада. Поэтому понятно, что санкции по отношению к России неизбежно будут только нарастать, по самым разным поводам. Скажем, на днях британский премьер Тереза Мей одобрила список российских бизнесменов, в отношении которых Лондон намерен ввести ограничения (Роман Абрамович, Олег Дерипаска, Алишер Усманов, Игорь Сечин, братья Ротенберги). Это санкции в связи с Солсбери – Великобритания намерена ограничить их передвижение и работу по Европу, и разошлет список всем западным союзникам. В свою очередь, Литва первой ввела санкции против России в связи с атакой РФ наших ВМС в Керченском проливе. И продолжение, наверняка, будет.

Предстоящий год окончательно покажет, или Украина победит, а цивилизованный мир преодолеет кризис системы, которая не вполне справляется с вызовами 21 века, когда демократические институции используются как инструмент в «гибридных» целях (один из примеров как яркий образец – Контртеррористическое управление ООН, а это новосозданная структура, в 2017 году возглавил представитель от России). Или – этот нарушитель будет и дальше использовать любые возможности для дальнейшего взлома ситуации. В некотором смысле это напоминает фильм братьев Коэнов «Старикам тут не место», когда носитель устоев старого доброго времени должен противостоять непонятному и безнравственному, «расчеловеченному» противнику, не брезгующему никакими средствами.


Олеся Яхно / Украинская правда
Поделитесь.





Новости партнеров