суббота, 15 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сергей Климовский: Крым и Донбасс – 30 лет бега на месте Жители Крыма и Донбасса, которые в 2014 году решили вместе с домами переехать в РФ и подразумевали, что переедут в СССР, допустили три большие ошибки из-за своего неумения ориентироваться во времени и пространстве

Кремль с 2014 года требует диктаторской автономии для Донецкой и Луганской областей Украины, но по невежеству или другим причинам не признаёт тот факт, что обе области де-факто ими и были, только без права «вето»» на внешнюю политику. Такое право «вето» – новация Москвы и прецедентов в мировой истории не имеет. Если в Москве полагают, что они совершили прорыв в социологии и сделали полезное открытие в политологии, то его следует подтвердить опытным путём. Поскольку это открытие совершенно в Москве, то она обязана предоставить как минимум двум из 85 субъектов Российской федерации право «вето» на внешнеполитические решения. Например, Татарстану и Карелии. Только после этого может предлагать нечто подобное Украине и другим странам, ссылаясь на свой «лабораторный опыт». Такие у науки требования.

Но в РФ за пять лет ничего такого не сделали. Наоборот, сейчас естественное стремление жителей Калининградской области назвать свой аэропорт «Храбово» именем Иммануила Канта в Москве называют сепаратизмом и экстремизмом. Необходимость присвоить имя аэропорту возникла в связи с тем, что его хотят сделать международным, и по правилам он должен иметь кроме географического названия ещё и имя человека для избежания путаницы, так как в одном городе может быть два аэропорта. Нынешнее имя – «Храбово» происходит от названия посёлка, где он расположен. Родное немецкое имя поселка – Повунден, и в 1935 г. немцы в нём построили военный аэродром, который в 1946 г. стал советским, а посёлок переименовали в Храбово. Авиастандарты писать «Калининград – Храбово» не позволяют, как и «Киев – Борисполь», если аэропорт международный. Из-за них и стали подбирать ему имя известной личности. Самой известной для области был и остаётся Кант. Назвать в честь него аэропорт – логично и престижно. Инициаторы, чтобы их не назвали фашистами и сепаратистами, гордо заявили: Кант шесть лет был подданным Российской империи, а значит и «Кант наш».

Действительно, в ходе Семилетней войны с января 1785 и по июль 1762 г. Пруссия были оккупированы российскими войсками и их жителей заставили присягнуть императрице Елизавете Петровне. Кант, ему было 34 года, тоже присягнул, но русские преподавать философию в университет ему не разрешили, – сочли слишком молодым. Теперь инициаторов аэропорта имени Канта сочли скрытыми сторонниками выхода области из РФ, и Москва требует от местных дать ему имя кого-нибудь советского генерала, воевавшего в Пруссии.

В выборе имени генерала области предоставлена полная автономия с демократией, но без права «вето» на международную политику Москву. Иначе область начнёт ссылаться на Сталина и Потсдамский договор, по которому она в 1995 г. должна была вернуться в родную гавань Германии, а в РФ спорить со Сталиным непринято, и область придётся вернуть. В 1995 г. этого удалось избежать лишь потому, что канцлер Гельмут Коль выпил пива и не потребовал её назад у Ельцина. Выпил он мало, не до степени появления «зелёных человечков» и Кёнигсберга. Не умеют немцы пить.

В РФ по-прежнему автократия, родственная советской, из которой она и выросла, но уже без культа единственно правильной идеологии. Так удобней. Не надо искать цитаты у Маркса и Ленина для оправдания колебаний линии партии. В остальном всё по-прежнему – «совок» в головах, но без парткома, куда можно было жаловаться на начальство. Теперь на начальство нужно жаловаться самому начальству, а лучше – вышестоящему. Поэтому половина РФ пишет письма Путину, который по методу Януковича обещает услышать каждого. На Путина можно жаловаться в Европейский суд справедливости или в ООН, но делать это не рекомендуется.

Те жители Крыма и Донбасса, которые в 2014 г. решили вместе с домами переехать в РФ и подразумевали, что переедут в СССР, допустили три большие ошибки из-за своего неумения ориентироваться во времени и пространстве. По советской привычке они были уверены, что лично они – носители и хранители истины, но оказалось, что истина живёт в доме напротив и ей безразлично, кто и что из себя воображает. Эту самоуверенность можно назвать расплатой за марксизм и ошибкой №1.

Крымская автономная республика, Донецкая и Луганская области и после 1991 г. продолжали оставаться региональными автократиями и заповедниками «совка». Поэтому Крым и был объявлен автономией, а вовсе не из-за привязанности его жителей к русскому языку. Официально назвать его «заповедником нравов СССР» было неприлично и обидно, поэтому его красиво назвали автономией в память о Крымском ханстве. Севастополь себе выторговал статус города центрального подчинения, ссылаясь на то, что он и до СССР был военно-морской базой и хочет умереть в статусе «уважаемая база», а Москва обещает это желание поддерживать финансово и регулярно давать ему деньги на похороны. На том и сошлись.

Донецкая область в 1990-ые при губернаторе Януковиче объявила себя самым депрессивным и деградирующим регионом Украины и на этом основании просила дать ей статус свободной экономической зоны, чтобы не вносить налоги в бюджет и беспошлинно торговать водкой с РФ. Она его получила, вопреки будущим жалобам, что Донецк в Киеве не слышат. Миф о Донбассе как кормильце всей Украины появится лишь в Майдан 2004 г. Но с 2010 г. вице-премьер-министр Сергей Тигипко будет приставать к Януковичу с идеей переселить часть жителей депрессивного Донбасса в села Хмельницкой и Тернопольской областей и пусть занимаются там сельским хозяйством. Тигипко отказали, но его идея исполнилась самым неожиданным образом.

Политики, неожиданно для себя, иногда становятся пророками. Тимошенко спонтанно в 2005 г. пообещала колючую проволоку вокруг Донбасса и тоже неожиданно предрекла будущее. Но никто не называет её матерью «ДНР» и «ЛНР», так как она лишь предложила обозначить на местности границу той автономии, которой неофициально пользовались в Украине олигархи и местная автократия Донбасса. С 2004 г. они вместе с коммунистами станут подводить под эту автономию разные идейные обоснования, реанимируют старые мифы о «бандеровцах» и создадут новые о кормильцах. Автономия была столь широкой, что в 2006 г. в Донецкой области кандидатуры глав местных отделений «Нашей Украины» и БЮТ согласовывали и утверждали в офисах Партии регионов. Это как в РФ, где запись в оппозицию производится в Кремле. Реанимация на Донбассе старых мифов усиливала ощущения дежавю, что СССР не совсем исчез, а ужался до размеров Крыма и Донбасса, притом, что к 2014 г. в таком законсервированном виде его уже не было даже в РФ.

Местные автократии Крыма, Донецкой и Луганской областей сами построили в них гетто с региональной спецификой. В частности, в Донецке и Луганске коммунизм всегда видели по-разному. Жители Луганщины и малых городов Донетчины преимущественно видели себя в нём счастливыми рядовыми коммуны, а жители Донецка – начальниками в коммуне. Отчасти такое различие в менталитете и было причиной того, что появилось две, так сказать, «республики». Луганчане на три года избавились от «опеки» Донецка, но в ноябре 2017 г. «донецкие» свергли «сепаратиста» Плотницкого и вернули ситуацию к более привычному им состоянию. На Донбассе отметили 100 лет Октября переворотом, в котором тоже никто серьёзно не пострадал.

Но не всем нравилось жить в таких гетто. Миграция из них в другие области и в Киев была высокой и до 2014 г. Особенно из Луганской области, и не только трудовая, при том, что её часто сложно отделить от переезда по другим мотивам. Трудностей в бегстве из гетто «Донбасс» не возникало, но они могли возникнуть при попытке в нём поселиться. Обе области демократизировались очень медленно и к 2014 г. они оставались самыми консервативными в Украине. Это хорошо иллюстрируют итоги местных выборов 2010 г. Если на западе в областные рады прошли 9-11 партий, в центре и на юге от 8 до 5, то в Луганской области были представлены только регионалы и коммунисты в меньшинстве. В Донецкой коммунистов было совсем мало, зато был один член Аграрной партии. Даже Крым на их унылом фоне выглядел развитой демократией с пикантными вкраплениями «Русского блока».

В 2014 г. вслед за крымчанами некоторые обитатели гетто «Донбасс» решили, чтобы сохранить гетто, его надо срочно передать под юрисдикцию РФ со словами: возьмите нас, пожалуйста, в ваш коммунизм, или как там он у вас сейчас научно называется – «русский мир». Очень хотим в коммунизм для русских с его нефтедолларами. Маркс ничего о таком коммунизме не писал, но мы хотим. Если надо, то готовы перекреститься и поклясться на «Капитале» перед портретами Николая II, Сталина и Путина. Только возьмите нас.

С этого момента включилась ошибка №2 – искажение пространства. Оказалось, что в новом русском коммунизме, как и в раю, мест для всех не хватает, даже для своих. В РФ есть регионы, которые хотят в коммунизм как в Москве, но переехать в Москву всем Омском, Томском и так далее ещё никому не удалось. Поэтому в коммунизм пробираются методом индивидуального переселения в Москву, что совсем не по-коммунистически. Из Москвы регулярно сообщают: новый коммунизм из столицы уже вышел и скоро дойдёт до самых до окраин. Но на окраинах слабо в это верят, так как до них и старый коммунизм за 70 лет не дошёл. На Дальнем Востоке и в других местах помышляют даже о строительстве коммунизма в отдельно взятых регионах без участия Москвы.

Но жители Донбасса своим коммунизмом уже были сыты по горло, некоторые даже требовали борьбы с олигархами по примеру Майдана. Поэтому сами строить коммунизм они не собирались, только по чертежам из Москвы и при её долевом участии. В Москве им ответили, что в коммунизм «русского мира» можно попасть только двумя путями: через очередь за дальневосточным гектаром или как в рай, через чистилище. Где это вы видели коммунизм и без очереди? Вне очереди в него впускают только VIP-персон, таких как Янукович, Азаров и Царёв, но это дорого стоит. Так что, пока сами стройте чистилище в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, технику и командиров мы вам пришлём.

Тут стала запускаться и ошибка №3 – искривление времени. Оказалось, что коммунизм как старый, так и новый, очень неодинаков на разных своих временных отрезках, и не всегда производит впечатление хорошего коммунизма. Жителям Донбасса не повезло с этим вдвойне. Во-первых, их районы попали в отрезок не очень приятного коммунизма. Во-вторых, сама РФ стала быстро вползать в последнюю фазу своего коммунизма, очень напоминающую СССР конца 1980-ых. Теперь у жителей этих районов Донбасса появился уникальный шанс второй раз пережить крах коммунизма. Кто пропустил первый из-за возраста, получит возможность увидеть второй, но это будут разные сценарии и «ножки Буша» не обязательно в нём будут присутствовать. Трамп и США могут махнуть рукой на весь мир и уйти в старый американский изоляционизм, где на глобусе есть лишь Северная и Южная Америка и никого больше. Донецку и Луганску, как районам Украины, куриные окорочка имени Трампа с другой гуманитарной помощью может и достанутся, а Москве с Питером может не хватить.

Не вовремя жители Донбасса собрались в нефтедолларовый коммунизм. С этой осени разговоры в Москве и статьи в СМИ РФ всё больше напоминают вторую половину 1980-ых, когда КПСС уже критиковать было модно, а социализм – ещё нет. Когда слушаешь и читаешь их, то понимаешь, Россия в ментальном и политическом отношении отстала от Украина на 30 лет. Всё как тогда. Только вместо газеты «Московский комсомолец», которая тогда была одним из рупоров Перестройки, теперь радио «Эхо Москвы», и его можно не слушать, а смотреть на Ютубе. Опять оживились красно-коричневые и снова проводят собрания на тему как им объединить в один широкий союз все патриотические силы от коммунистов до монархистов. Почти все те же лица, только постарели. Тогда они причитали, что Горбачёв разваливает и распродаёт СССР. Сейчас они начинают вежливо причитать, что Путин разваливает и распродаёт РФ. Потолстевший Гиркин 19 ноября пригрозил Путину делом о государственной измене, если он хотя бы один остров из Курильской гряды вернёт Японии. Передачу Китаю острова Даманского он Путину простил, но просит больше ничего никому не возвращать, так как ещё у ряда стран есть территориальные претензии к РФ. С удивлением Гиркин заметил, что даже Украина их теперь имеет, а раньше не было. Виноват Путин, сам Гиркин к этому никакого отношения вроде и не имеет.

Уже есть традиция: когда в Москве начинают говорить о возврате Японии островов, – это к переменам в ней. Первым в 1956 г. начал Хрущёв, затем вернуть обещал Горбачёв, теперь некий актёр, играющий Путина. Так как Путин не настоящий, в отличие от них, то на этот раз острова могут вернуть. Жители Донбасса и Крыма так долго консервировали в банках коммунизм и СССР, что когда решили рвануть с ними в Московию, то оказалось: там опять всё разваливается. Получился бег на месте, длиной в 30 лет.


Сергей Климовский / Обозреватель
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

14 − четырнадцать =