понедельник, 10 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Почему в Кремле истерика: О Путине, Сочи и поясе безопасности Кажется, из Москвы в первый раз донеслось реальное отчаяние от перспективы «угрозы с юга»

Похоже, Кремль вконец обиделся на НАТО и перспективы отношения североатлантического блока с Грузией и Украиной, что решил создать что-то вроде «пояса невинности». Директор департамента общеевропейского сотрудничества российского МИД РФ Андрей Келин так и сказал: «Нам придется выстраивать оборонительный пояс вблизи Сочи». Андрей Келин еще добавил – «несмотря на колоссальные расходы».

Кажется, это первый случай, когда высокопоставленный российский дипломат сказал о «плане Б» на случай, если НАТО всерьез займется интеграцией Грузии. Скорее всего, он подразумевал, что на являющуюся своеобразным буфером оккупированной Россией Абхазии надежды уже не осталось. Как бы некстати напоминать, но Сочи – совсем не «русский» город, в разные периоды истории Грузии эта местность находилась на территории грузинских царств, топонимика окрестностей города – грузинская. Когда-то здесь жили адыгские народы, к которым Российская империя отнеслась как к туземцам, уничтожая их и выселяя за пределы своих территорий.

Сейчас Сочи – любимое место отдыха Путина и российской элиты. И если российский дипломат и говорит о создании некоего «пояса безопасности», то относится это скорее к безопасности Путина, нежели жителей этой части Краснодарского края, переживших за последние годы строительство и разрушение олимпийских объектов, авиакатастрофы и бандитские разборки. Расстояние от пограничной с Абхазией реки Псоу до Сочи всего 35 километров.

НАТО уже много раз заявляло, что считает Абхазию частью Грузии, требуя вывода российской войск с оккупированной территории. При большей интеграции Грузии в структуры НАТО, Абхазия никогда не будет обделена вниманием, тем более, после заявления Генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга о том, что временная оккупация 20 процентов территории Грузии не является препятствием для ее вступления в североатлантический альянс. В июле этого года во время визита в Тбилиси Столтенберг заявил, что НАТО «полностью поддерживает» евроатлантические устремления Тбилиси, а «Грузия станет членом НАТО».

В отношении Украины ситуация еще хуже. По признанию Андрея Келина, граница с Украиной «совершенно не оборудована». Более того, «необходимо выстраивать оборонительные эшелоны и переводить оборонительные построения на юг», – добавил Келин.

Правда, российский дипломат выразил надежду, что членство в альянсе – не вопрос ближайшего будущего как для Киева, так и для Тбилиси, но сказано это было скорее для самоуспокоения. Кажется, из Москвы в первый раз донеслось реальное отчаяние от перспективы «угрозы с юга», как когда-то в СССР испугались вступления в 1952 году в НАТО Турции. Тогда европейское направление прикрывали в качестве буфера социалистические страны, а после их вступления в НАТО единственной надеждой были Украина и Беларусь.

После авантюры 2014 года Украина для Москвы навсегда потеряна, Россия теряет в качестве партнера и Беларусь: Александр Лукашенко в начале ноября заявил, что считает «надуманным обсуждение возможного появления в стране российской военной базы». По кремлевской логике, если нет российской базы, то вместо нее обязательно появится база НАТО, тем более, что белорусский президент уже имел контакты с американскими генералами. Недавно помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Уэсс Митчелл назвал принципы новой политики в Восточной и Центральной Европе, уточнив, что в качестве одного из бастионов «защищающего от российского неоимпериализма» считает «даже Беларусь».

Что же хотят и что могут создать в Сочи в качестве «оборонительного пояса»? Пока на территории Абхазии находятся около трех десятков российских военных баз и подразделений, в том числе и ФСБ. 1 февраля 2009 года 131-я отдельная мотострелковая бригада была переформирована и создана 7-я Краснодарская Краснознаменная орденов Кутузова и Красной Звезды военная база. До этого все российские оккупанты на территории Абхазии имели статус «миротворцев СНГ». Через год, 17 февраля 2010 года, Дмитрием Медведевым и «президентом» Абхазии Сергеем Багапшем было подписано Соглашение об объединенной российской военной базе на оккупированной территории.

В соответствии с соглашением в состав объединенной военной базы вошли бывшие миротворческие объекты и военный аэродром Бомбора, дислоцированные в районе Гудаути, войсковой полигон и часть морской бухты под Очамчири, совместные российско-абхазские войсковые гарнизоны, дислоцированные в Кодорском ущелье и около Ингурской ГЭС. Кроме того, военно-административные и медицинские объекты – санатории и дома отдыха – размещаются в Сухуми, Гагре, Гудаути, Новом Афоне, Эшере и других населенных пунктах Абхазии. Численный состав российской базы превышает абхазские «вооруженные силы» в два с лишним раза, на вооружении имеется 40 танков Т-90А; 120 бронетранспортеров БТР-80А; 18 самоходных гаубиц 2С3 «Акация»; 12 минометов 2С12 «Сани»; 18 реактивных систем залпового огня БМ-21 «Град»; буксируемые гаубицы Д-30; зенитно-ракетный комплекс противовоздушной обороны С-300. Это только данные из открытых источников, какое вооружение в реальности неизвестно.

Военная база в Абхазии подчиняется командованию Южного военного округа РФ, у которого, соответственно, на территории Краснодарского края, граничащего с Абхазией, дислоцированы несколько бригад, в том числе ракетные и разведывательный батальоны морской пехоты и две авиационные – самолеты и вертолеты. Само собой, вокруг президентской дачи Бочаров Ручей расположены военизированные подразделения ФСО. В состав Южного военного округа в 2010 году также вошли Краснознамённый Черноморский флот и 4-е Краснознамённое командование ВВС и ПВО. На востоке от Грузии в армянском городе Гюмри дислоцирована 102-я российская военная база с большим контингентом, чем в Абхазии, и которая потенциально противостоит Грузии и Турции, является сдерживающим фактором в карабахском конфликте.

Что имел в виду российский дипломат Келин трудно предположить, но судя по заявлению директора департамента бюджетной политики в сфере государственной военной и правоохранительной службы министерства финансов России Анатолия Попова, «правительство в ближайшие три года резко увеличит расходы на оборону и национальную безопасность». Выступая на заседании комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, он сообщил, что «общий объем дополнительных бюджетных ассигнований на оборону и безопасность составляет 1 триллион 160 миллиардов рублей за три года. Это беспрецедентное решение, таких ранее, по крайней мере, давно, не принималось». «Вместе с закрытой частью расходы на правоохранительную деятельность, оборону и безопасность составляют 30% государственного бюджета», – рассказал Попов.

История с «поясом безопасности» никак не развилась – русский интернет немногословен, а несколько публикаций с мнениями военных экспертов не могут ответить на вопросы – зачем, почему и каким образом. Кто бывал в Сочи, то знает, что ландшафт совсем не подразумевает создание новой военной базы большой площади, потому что все более-менее приемлемые для строительства территории давно освоены под олимпийские объекты. К тому же, строить что-то вроде «линии Маннергейма» нет смысла вообще – современные войны лишь в случае зачистки территории от неприятеля подразумевают применение сухопутных войск. На пересеченной горной местности это практически невозможно. Строить подобие «великой китайской стены» или «вала Чингисхана» и вовсе будет выглядеть смешно.

Скорее всего, паркетный дипломат Андрей Келин импровизировал, поскольку нигде раньше об этой идее никто не проговаривался, хотя, конечно, она витала в воздухе, как возможный вариант противостояния с НАТО в перспективе. На Черноморском побережье в 1830-х годах уже создавалась укрепительная линия, в том числе и на линии Сочи-Адлер-Пицунда-Гагра против угрозы, исходящей от Англии и Турции, но больше всего эта линия способствовала изоляции черкесских племен от внешнего мира. В середине 19 века фортификационная линия была демонтирована, почти 80 процентов черкесов – шапсуги и убыхи, абадзехи и бжедуги – были депортированы, в Турцию ушла значительная часть кабардинцев.

Сочи сейчас для России чуть ли не центр российской политики – здесь основательную часть жизни проводит Путин, в Сочи к нему летают иностранные президенты и российские министры. Дипломат Келин, судя по всему, подчеркнул важность этого города, а не создание из него «непобедимой» крепости. К Украине «пояс безопасности» и вовсе не может иметь отношения ввиду далекого расположения как от аннексированного Крыма, так и материковой части страны. Очень похоже на истерику, которая уже не раз случалась при упоминании НАТО. Еще не известна реакция Кремля на идею председателя Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганга Ишингера, который заявил, что «настало время разработать Дорожную карту для членства Грузии в НАТО и сделать конкретные шаги в этом направлении».


Олег Панфилов / Крым.Реалии
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

один + шестнадцать =