вторник, 16 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сказка от Divka-z-pertsem: Как Алежа Лошок стал главным блудником Верховной Хаты От хозяина к хозяину катался, а на тотализаторе – попался

Бывают на свете люди с призванием. Кто-то детей учит, кто-то баранку крутит, а кого-то  хлебом не корми – дай только поблудить. В Верховной Хате #Страны_Зла_Непомнящей  блудницы всегда водились. Но был там один профессиональный блудник по имени Алежа Лошок, который продавал себя по высокому призванию.

Причем, хлебом реально можно было не кормить, а вот без денег, на которые Алежа  мог купить масла и икры хотя бы тонны две – этот блудник и говорить бы о заказе не стал. «Шо бабло, то не зло», – любил повторять Лошок и никто в Хате это не оспаривал. Патамушо сами такие же.

Звание Алежа нарабатывал усердно, ни на одну ночь не покладая своего инструмента. Сперва одному генералу подмахивал, потом – спикеру, а особенно леденцами баловаться любил. Много воды с тех пор утекло, многим Лошок сделал приятное по работе, пока не попал в услужение к Бабе Ягашенко. И чем позавчерашний тракторист ублажил взыскательную Бабу – то нам с вами не ведомо.

Читайте также: Как имиджмейкер Утипутина из Смерти с косой Белоснежку лепил

Но только Лошок получил мандат и неприкосновенность, как пошел чудить – и все поняли, что двум таким отъявленным трепушкам в одной фракции места будет мало. Чуйка Ягашенко тоже подсказала, что, как пить дать, подсидит, гад. И как только из ящиков пошел подходящий шумок про блуливые делишки Алежи, выгнала его от греха подальше.

Алежа обиделся, обозвал ее «злочинною владою», и всех, кто слухи про его блуд распространил – тоже обозвал «злочинною владою». И всех, кто после этого чего-нибудь про него говорил, особенно если правду, именовал не наче как «происки злочинной влади». Уж кто был той «злочинной владой» – не важно, главное, что не он.

Но в тот момент Лошок зализал раны, почистил вилами перышки – и вскоре нашел себе новую крышу. И от же ж повело блуднику – крыша оказалась в обличье администратора всех темных дел тогдашнего Гетмана Витьки-Завхоза – по имени Советник Ляпочкин.

— Что, Колобок, ты от Бабушки ушел? Теперь тебе придется хорошенько языком поработать, чтоб доказать, что тебе стоит платить…

— Так это я запросто, – обрадовался Алежа в надежде на привычный ход дел и тут же грохнулся на колени перед хозяином. – Хотите, прям щас докажу?

— Фу, Алежа, фу-у! – Советник был серьезным пацаном. – Если я и употребил случайно слово «сучка», то имел в виду только твой лай. Будешь гавкать на Бабу и тем самым сливать ее рейтинг в унитаз. Ну и на Гетмана погавкивай время от времени, чтоб не подумали, что ты с нами. Но понемногу, а не то… – показал он кулак.

— Ну и ладно, – пожал плечами Лошок, поднимаясь с коленок, – лаю я тоже нехило. Только дозы успевайте отмерять.

Но внутри его все ликовало: мало того, что ему выпала возможность поквитаться с Бабой за все ее ласки – так ему за это еще и платить обещали. Словом, он до сих пор так радуется, что  при каждом удобном случае отрабатывает – и всякий раз Ягашенко злым и не тихим поминает.

Читайте также: Ляшко, Тимошенко и Медведчук получили послание от Порошенко

Так блуд нашего мальчика перешел на новый уровень. Языком он и впрямь работал так славно, что вскоре даже не собственную партию наработал. А поскольку по части скромности природа на Лошке отдохнула, то он так и назвал ее «Кардинальная партия Алежи Лошка».

Читайте также: Как царь Утипутин соблазнял Бабу Ягашенко на all inclusive

А что? Давно второе «я» блудника мечтало сотворить что-нибудь эдакое – кардинальное. И хотя на реальные дела Алежа так ни разу и не сподобился, но название грело ему душу. Уж больно ему нравилось представлять себя в образе серого кардинала, как будто он был кем-то вроде своих хозяев.

Последние, кстати, заметили его позыв к самовыражению и как-то Ляпочкин даже спросил:

— Каким же кардиналом ты себя мнишь, Алежа?

— Ой, даже не знаю, – попытался зардеться его подопечный, но вызвать румянец на лицо, которое столько лет закаляло бесстыдство, увы, не удалось. – Возможно, Борджиа. Или, на худой конец, Ришелье…

— Борджиа? Так это ж Папа. А папа, сынок, здесь я, – похлопал Серега Алежу по плечу. – А ты, на  свой худой конец, покатишь, разве что на Мазарини.

Мазарини был не его кумир, но ведь главный талант блудника в том и заключался, чтоб ни в чем не перечить хозяину.

Когда Ляпочкин поссорился с Завхозом и в #Стране_Зла_Непомнящей грянул Народный бунт, Алежа был хорошо сориентирован хозяином: на какие баррикады ему лезть и что гавкать, чтоб остаться в цене. Правда, когда переворот смел Завхоза, то вслед за ним отправились все замазанные, включая и вчерашнего администратора. И хотя бегал Советник не долго, этого хватило, чтоб блудник сменил еще пару хозяев, пока снова не обрел постоянного.

После Народного бунта Лошок рвался в Гетманы #Страны. Как-то поднялся он на очередную не им взятую баррикаду – и давай, как всегда, свою рекламу в массы толкать:

— Как стану вашим Гетманом – так сразу освобожу нашу #Страну от всех «паразитов», – достал он из кармана спрей от тараканов с этикеткой собственного изготовления. – Вы спросите как? Я много лет по всей Верховной Хате, да что там – по всей стране и даже на ее передке собирал токсины оккупантов, сепаратистов, казнокрадов и коррупционеров! Я не спал ночами, изобретал рецептуру и вот, наконец, сварил уникальное средство – «Кураре от Лошка». И как только вы меня выберете, я побрызгаю своим кураре на всех, кто работает на собственный карман, чтоб они издохли! – В этот момент рука Алежи потянулась к карману собственного пиджака: уж не вытряхнул ли он сам конвертик от очередного паразита с гонораром, когда доставал баллончик?

Конвертик был на месте, зато некстати завибрировал телефон.

— А не повыздыхают – я их вилами позакалываю! – бросил Алежа толпе и наспех ответил на звонок, – алле, пупсик? Я тут щас занят немножко, перезво…

— Это не пупсик, – ответил ему скрипучий голос. – Вам велено завтра явиться к Татарину Донецкому. Машину по вашу душу пришлем завтра к полудню.

Хрупкая конституция Алежи мысленно сжалась: Татарин был еще суровей Советника. Тот как раз был кардиналом настолько серым, что даже мыши могли раствориться в одном его взгляде.

«Но какие мои услуги могли ему понадобиться? – Думал Лошок. – Напортачил в его адрес я, вроде, не успел. Ладно, Алежа, расслабь мышцу, когда все плохо, то присылают братков, а не машину».

На следующее утро Алежа прикупил букет цветов, с которым и прибыл на аудиенцию. Татарин сидел в глубине кабинета и молча наблюдал за гостем. И Алежа пошел в наступление:

— Ах, как я рад лицезреть вас тет-а-тет. Я много раз пытался вам попасться на глаза, но так и не имел чести быть представленным. И вот – Алежа Лошок, к вашим услугам.

К его удивлению, Татарин не шевельнулся, а по его лицу блуждала та же едва заметная улыбка, что и в начале.

Алежа прогнулся в реверансе:

— Для вас готов быть Анжелиной…

Реакция не изменилась. «Чего он сидит как истукан? – не мог взять в толк Лошок. – Намекает, что надо еще больше почтения?».

— И даже Бранджелиной… – он попытался сделать реверанс еще глубже, но переборщил и разъехался в продольном шпагате, уронив букет. Алеже стало больно, и он заорал, – е#%тьтвоюмать!

— А? Кто здесь? – вдруг зашевелился Татарин и сфокусировал взгляд  на визитере. – А, это вы? Что вы здесь устроили, пока я медитировал? Сейчас же поднимайтесь и сядьте вон туда, – указал он на стул.

Читайте также: как Витек-Медвед жену на паркет вместо Мальдивов отправил

Полученные от нового хозяина ЦУ не сильно отличались от предыдущих. Хотя теперь лай против «злочинной влади» должен был раздаваться не только с трибуны Верховной Хаты, но, для убедительности, и на камеры разных ящиков с околовоенной окраины.

Ой, как это совпадало с интересами блудника! Конечно, ехать на передовую он боялся. «Вдруг пуля в зад? И страна останется без своего героя», – представляя гипотетическое развитие событий, Алежа чуть не плакал. «Не таке вже воно й бабло за таке зло», – решил он, что на передовую не поедет никогда.

Но и отказаться от искушения примерить на себя образ Рэмбо этот пройдоха не мог. А потому прибег к чудесам кинематографа.

Какие только постановки не разгрывал Лошок на своем заднем дворе: и Славянск брал, и Волноваху брал, и даже товарищей по партии спасал от обстрела в собственном сарае… Но все режиссерские фантазии Алежи сарай воплотить не позволял, потому иногда приходилось выезжать и на натуру. Там, к примеру, Алежа успешно воспитывал пойманных сепаров.

Образ народного Рэмбо крепчал с каждым днем! Но лишь до тех пор, пока кто-то не слил фильм о фильме о Лошке-режиссере на ведущие ящики страны. Как всегда, отряхнувшись, вчерашний «Рэмбо» вернулся к привычному ему образу трибунного брехунца.

Брехал Алежа – деньги шли. А девать-то куда? Уже и дом набил под завязку, и оффшоры, и сарай за домом.

Глянул как-то Лошок на горы баксов в своем сарае и подумал: «А чем я не Скрудж Лошмак?». Надел купальник – и кинулся нырять. Много раз, правда, не получилось: баксы в пачках, как оказалось, достойно отбивают ныряльные атаки. Очнулся Алежа – на лбу шишка здоровенная. «Шо бабло – то не зло», – проскрипел блудник, собрав воедино смещенную челюсть, и на пару недель отменил все видео-эфиры.

С тех пор стал он баксы не в пачках складировать, а раскидывать в то, что не движется и не дерется, например, в дома и участки. Сперва записывал их на маму: зря она, что ль, в Польше трусами торговала? Но когда уже ни одни труселя не смогли бы прикрыть эту земельную аферу, Алежа стал раскидал свои угодья и на собак, и на коров, и каждой твари – по паре… Только справился – но тут поступило еще бабло – и вопрос «куды ж его девать» актуализировался заново.

Думал, думал, Алежа: может, еще на жену записать? Но нутром чувствовал, что оформление фиктивных сделок на фиктивную жену – это все же слишком. Потому он продал свой Мерседес козе Глашке – та хоть без претензий, если что. «А все-таки я молодец, все следы замел», – довольно клал Лошок в стол все фиктивные бумажки. И только хотел успокоиться, как грянул гром!

Не так давно в #Стране_Зла_Непомнящей появилась контора ВЫКОМУДАБУ?, которая такое паливо, как у Лошка, за километр чуяла.

«Эти лживые живодеры вызвали на допрос всех моих собак, а также Зорьку, Буренку и даже козу Глашку, – писал потом в соцсети Лошок. – Но те ему ничего не сказали. Воспитанники Алежи никогда хозяина не сдадут!».

С кем на самом деле проводили консультации детективы ВЫКОМУДАБУ? – сказочка умалчивает. Однако вскоре вопросы задали самому Алеже – и очень конкретные. Вот, например: каким копытом коза Глафирья могла поставить подпись на купчей Мерседеса? Или откуда у Алежи, живущего на одну депутатскую зарплату, появился дом, по стоимости многократно эту зарплату превышающий?

Ответы «фиг его знает», «вас наняла злочинна влада – у нее и спрашивайте» и «Каке авто? Я знатний пишкодрал» детективов почему-то не устроили. Байка про то, как Алежа купил участок и нашел на нем клад, тоже малёхо не стросталась с логикой: обычно, прежде, чем вскопать участок, его нужно все же купить, а у Алежи и так расход превышал доход во сто крат.

Лошок перестал есть, спать и даже пару дней не атаковал трибуны своим присутствием. Зарылся под одеяло с головой и думал только об одном: «В этот раз – точно заметут».

— Эй, ты там? Может, бульончику? – заглянула под одеяло его молодая жена Донна Роза.

— У-у! – буркнул Алежа. И хотел, было, задернуть одеяло. Но Донна Роза вдруг осенила его своей благодатной улыбкой – и он встал.

— Эврика! – в чувствах прижал он к груди свою Донну.

Та хоть жена была молодая, но к странностям мужа уже попривыкла.

— Милый, мы же договаривались, если тебя осеняет, то не надо меня так сжимать – прическу испортишь, – разжимала она объятия мужа. – Лучше культурно поделись, что ты нового придумал.

— Помнишь, мы с тобой чесали всем, что познакомились на игровых автоматах? Так вот, я придумал! Я скажу этим детективам, что именно из них и вылезли мои деньги.

— Но автоматы теперь в нашей стране официально запрещены, – напомнила Роза.

— А тотализатор-то нет! Умница, – подмигнул он своей Донне.

— Умница – само собой, но с тебя процентик за идею, – подмигнула благоверная и, оставив бульончик на туалетном столике, удались.

Так Алежа рассказал всем, что он зарабатывает не только языком, но и на ставках. Никто, правда, не поверил. Но ему-то это было и неважно: главное ведь, что отмазку придумал.

А вот заплатил ли Алежа со своих выигрышей налоги – об этом мы, возможно, узнаем из следующей сказки. Если историю не замнут.


Divka-z-pertsem
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

шестнадцать − 1 =