воскресенье, 23 сентября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Вадим Денисенко: На смерть Кобзона. Презерватив империи Иосиф Кобзон был частью империи КГБ, которая сделала его одним из «смотрящих» за шоу-бизнесом

Если отбросить эмоциональную составляющую, а кем же на самом деле был Кобзон?

Прежде всего это абсолютно конъюнктурный певец, который всегда качался в такт с шатаниями власти. Только в отличие от большинства таких же «медведей» он всегда был тесно связан с КГБ, а потом и с ФСБ.

Звездный час Кобзона наступил в тот момент, когда именно его, Юрий Андропов определил, как главного исполнителя песни «Не думай о секундах свысока» в картине «17 мгновений весны». С тех пор он жил под омофором КГБ и стал главным официальным певцом спецслужб (Лещенко, который должен был петь эту песню до сих пор кусает себе локти).

Потом была перестройка и развал СССР, однако Кобзон не только не утратил позиции – он их усилил. И это при том, что он давно уже не выполнял хитов и вообще не вписывался в новый мир попсы или рока. Он был частью империи КГБ, которая дала ему возможность вписаться в новый мир бандитских разборок и, по сути, сделала его одним из «смотрящих» за шоу-бизнесом. Не всем, но большей его части. В его функционал входило в том числе и идеологическое наполнение масскультуры (кто, как не старший товарищ, объяснит, что в политику лезть не стоит).

Кроме того, он попытался, и довольно успешно, влезть в контроль над рынком целителей и гадалок. И распространил свое влияние и на другие республики бывшего СССР. В Украине его эмиссаром стал ныне известный журналист и телеведущий, но без особого успеха.

В последние годы, Кобзон не только постарел, он выпал из первого эшелона. Его услуги больше не были нужны – рынок ушел вперед, появились новые кураторы эстрады, но он не мог не цепляться за жизнь. Он все еще хотел быть кем-то, хотя на самом деле уже был никем.

Именно поэтому он так активно начал поддерживать «Русскую весну», считая, что это позволит ему снова войти в другую лигу.

Однако, судя по всему, он так и не понял, что империя давно его пережевала и выплюнула. Он давно перестал быть не то, что пешкой империи, он перестал быть даже неиспользованным презервативом империи.

При этом, даже умирая, он так и не понял, что всю свою жизнь, со всеми своими наградами и регалиями, он выполнял одну лишь функцию – он был презервативом империи.


Вадим Денисенко / Facebook
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

5 × 2 =