воскресенье, 21 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Константин Боровой: Сейчас у Путина наступил ступор Люди носятся в панике, что делать, что делать, переводят деньги. Приняли закон о том, что можно вывозить из России национальные ценности и произведения искусства. Это значит, что люди готовятся к эвакуации

Я бы не говорил об обрушении российской экономики. Правильнее говорить о ее переходе в новое качество, то есть в то состояние, которое было в Советском Союзе. Это – квазирыночная экономика. Такой вариант тоже возможен. Кремль много говорил о переориентации на Восток, на Китай, чтобы оставаться на канале связи с рыночной экономикой.

И если этот переход будет управляемый, то обвал экономики предотвратить можно.

Сейчас у Путина ступор, никто не знает, что делать. Эксперты мне рассказывают, что люди носятся в панике, что делать, что делать, переводят деньги. Даже быстро приняли закон о том, что можно вывозить из России национальные ценности и произведения искусства. Это значит, что люди готовятся к эвакуации. Они уже не верят Путину и понимают, что связывать с ним свои надежды бессмысленно. Этот человек неадекватный. Завтра он может начать экспортировать компактные ядерные заряды в другие страны, чтобы всех напугать. Только отвечать за это придется.

Вот Якунин уехал в Швейцарию, создал там фонд на несколько миллиардов и делает вид, что никакого отношения к Путину не имеет, и вообще – он независимый предприниматель. А то, что эти деньги украдены из бюджета… Да нет. Здесь он рассказывает, что распространяет идеи «русского мира» в Европе, чтобы к нему не было претензий. Дети тоже за границей давно… Самый умный, и он уже это все сделал, то есть уехал. Теперь остальные хотят повторить этот мудрый шаг.

Железный занавес – тоже не выход, ведь это изоляция от мировой экономики. Советский Союз отставал на десятилетия от всего остального мира, выполняя роль догоняющей экономики. После России так и не удалось стать мировой державой хотя бы на уровне стран третьего мира, которые стали фабриками для себя и для остального мира. А Россия даже для себя не стала фабрикой, а сборкой комплектующих.

Вот почему в Союзе не было современных машин? Потому, что не было рыночной экономики. Государство закупало оборудование и что-то производило. Не было свободного обмена валютой. Теперь его не будет решениями США (США рассматривают введение санкций, из-за которых госбанки России не смогут распоряжаться долларовыми активами – ред). Какие-то машины будут продолжать ездить ровно до того момента, пока все не испортится. Ну, как на Кубе.

Что будет дальше? Могут выбрать какого-нибудь нового Горбачева, который начнет осторожные преобразования. Думаю, в Кремле рассматривают какие-то такие варианты и рассматривают даже кандидатуры. Но хочу вам напомнить, что Горбачев, придя в 85-м году к власти, через шесть лет, в 91-м, вынужден был отказаться от нее и уйти. После этого Россия еще некоторое время двигалась в направлении демократии.

Такой вариант рассматривают и сейчас, но вряд ли он является спасением для этой группы.

Константин Боровой / Обозреватель
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

восемь − пять =