среда, 14 ноября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Тризна на крови: Что вынудило Порошенко и Дуду стать врагами Еще до недавнего времени казалось, что дело примирения идет на лад. Почему так случилось?

Они, скорее всего, не встретятся и не поговорят. Даже не подадут руки друг другу. Украинский и польский президенты лишь напомнят своим народам о кровавых преступлениях соседей, – пишет Тарас Паньо для Depo.ua.

11 июля в Польше во второй раз на государственном уровне отметят Национальный день памяти жертв «геноцида, совершенного украинскими националистами». Проще говоря, годовщину Волынской резни, во время которой от рук украинцев погибло от 15 до 40 тысяч поляков, проживавших на Волыни. Ну и от 2 до 20 тысяч украинцев от рук поляков. И без того сложная арифметика убитых в диких ночных нападениях, во время которых не щадили ни женщин, ни детей, осложняется тем, что каждая сторона меняет ее на свой лад, поэтому точность получается невысокая.

А за три дня до этого, 8 июля, польский президент Анджей Дуда посетит Волынь. По данным источников агентства Укринформ в дипломатических кругах, украинская сторона предлагала почтить память павших украинцев и поляков вместе, но польская сторона отказалась.

После чего президент Петр Порошенко принял решение в тот же день совершить поездку в польский поселок Сагрынь. Поселок, где польские боевики уничтожили за одну ночь от 700 до 1200 украинцев. Таким будет нынешний пролог к празднованию годовщины Волынской трагедии.

При том, что до недавнего времени казалось, что дело примирения идет на лад. 8 июля 2016 года, например, Петр Порошенко, преклонив колени, возлагал цветы к памятнику жертвам Волынской трагедии в Варшаве.

А уже в этом году мы уже имеем две тризны на могилах предков, уничтоженных кровавыми душегубами из враждебного этноса. Почему так случилось?

Дело, кажется, в том, что за много лет независимости ни Польша, ни Украина не смогли наладить диалог историков – тщательного и глубокого. По результатам которого представители государственной власти обеих стран не согласовали консенсусного отношения касательно трагических событий того времени. Консенсусного отношения, которое бы предусматривало признание доли вины обеих сторон, и было глубоко и прочно принято в обоих обществах. Чтобы никакой Качиньский в Варшаве – или Ляшко в Киеве – не могли забраться на политическую авансцену и немножечко поторговать кровью замученных предков.

Без такого этапа дальнейшее сосуществование двух народов представляется проблематичным.

Потому что можно «перевернуть страницу истории» и начать говорить про что-то другое – как это было между Украиной и Польшей до прихода «Права и справедливости». В период пребывания у власти в Варшаве «Гражданской платформы» казалось, что кровавые пятна в истории – это то, что случилось давно и не имеет никакого отношения к нынешним отношениям между странами. Отношениям, в которых есть общая экономическая, политическая и безопасностная заинтересованность.

Но потом к власти в Польше пришел «ПиС», и стало понятно, что прошлое, не прочитанная и не сведенная к общему знаменателю история, имеет гораздо большую силу, чем это могут представить прагматики. И при сегодняшних условиях, когда Украина и Польша кровно заинтересованы друг в друге, президенты стран – возможно, и против своей воли, вынуждены вести себя так, как будто один из них является правопреемником Армии Крайовой и злосчастных Хлопских батальонов, который скорбит по убитым жителям «кресов» и плохо скрывает ненависть к украинским убийцам. А второй выглядит как командир УПА, которому есть дело только до убитых поляками в Сагрыни украинцев. Не переосмысленная, и не обезвреженная взаимным раскаянием история продолжает руководить политической реальностью.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

три − 2 =