воскресенье, 21 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

«Убийство» Бабченко: Как Россия выдала свою вину По некоторым данным, уголовное дело в России было возбуждено через семь минут, по другим – через 20 минут после того, как появилась первая новость о «смерти» Аркадия Бабченко

В деле с инсценировкой убийства российского журналиста Аркадия Бабченко есть много вопросов. И если СБУ не докажет контактов посредника с российским заказчиком преступления, то это будет позором как для правоохранительных органов, так и для имиджа Украины. Об этом, а также о том, как поведение России выдало ее возможную причастность к подготовке покушения на жизнь журналиста, в комментарии Апострофу рассказал заместитель главы Службы безопасности Украины в 2014-2015 годах Виктор Ягун.

Наши правоохранительные органы уже официально заявили, что за последние годы было проведено 33 таких операции в Украине. Но на них никто не обращал внимания, потому что это были локальные операции, которые не вызывали такого резонанса в обществе. Понятно, что Бабченко – это медийная личность, у него много контактов за рубежом. Поэтому сразу пошла реакция мировых СМИ и международного сообщества.

Такая спецоперация была необходима СБУ, если правоохранительные органы ставили цель вывести наружу все действия, которые осуществлялись посредником. Хочу сказать, что подозреваемый (Борис Герман – ред.), который был задержан 30 мая, является посредником, а не заказчиком. Если идти по логике нашего следствия, то заказчик должен находиться именно в России. Другого в мировой практике не придумали.

Другое дело, что во время пресс-конференции (на которой журналистам показали «воскресшего» Бабченко – ред.) было больше политического пиара, чем юридических моментов. Сейчас нужно набраться терпения и посмотреть, какие доказательства будут предоставлены. Хочу подчеркнуть, что это должны быть железобетонные доказательства, чтобы международное медиасообщество и наши западные партнеры восприняли это как победу украинских спецслужб, а как не очередной провал и пиар-акцию с непонятными мотивами.

Есть много вопросов. Одно из последних сообщений – что якобы Борис Герман был свидетелем по одному из дел СБУ, которое проходило в Одессе. Это обнародовал один из народных депутатов. Эти факты не добавляют доверия, поэтому ситуацию вокруг Бабченко необходимо разделять на три фактора.

Первый – СБУ и ее оперативники провели действительно блестящую операцию, которая вызвала восторг у профессионалов, у некоторых даже зависть. Второй – эту операцию сейчас пытаются использовать в политических целях, что недопустимо. И третий – что мы должны увидеть во время следствия. Я понимаю, что следствие не может все рассказывать, но если СБУ не докажет непосредственных контактов посредника с заказчиком из РФ, если мы не выйдем на какие-то конкретные фигуры, конкретную спецслужбу, то есть того, кто мог заказать это убийство, то это будет позор как для правоохранительных органов, так и для имиджа Украины.

Генпрокурор Юрий Луценко сказал, что это дело может продолжаться до года. А за год еще столько всего может произойти. Как минимум пройдут выборы.

Об этой операции могли знать около 10 человек кроме оперативников. В этот круг лиц вошли президент, генпрокурор, глава СБУ. Ситуация была неординарная, утечка информации была нежелательна, поэтому большой плюс, что задействовано такое малое количество людей и не было утечки. Ошибка СБУ в том, что в таких случаях необходимо сообщать в МИД. И когда Луценко выступал, он признал это. То, что внутри страны проводится спецоперация, – это одно, но мы должны помнить о геополитике, чтобы не было удара по Украине.

Во-вторых, надо было определить круг партнеров, которых нужно было попросить не комментировать эту тему до определенного периода. В дипломатических кругах прекрасно понимают суть таких «просьб». Политические ведомства тех или иных стран понимают, что что-то происходит под контролем государственных органов, и вмешиваться или комментировать это пока не стоит.

Возможно, у нас не было веры в то, что дипломатическая почта не будет перехвачена. Таким образом, не будет нивелирован тот эффект, который мы получили от России в первый день «убийства» Бабченко и на пресс-конференции, состоявшейся на следующий день. Их реакция как раз очень хорошо показала, что за этим возможным убийством могла стоять РФ. Реакция, которая поступала от них, говорит о том, что они фактически ждали этого.

Что касается быстрой реакции со стороны МИД России. Обычно в министерствах, в частности иностранных дел, есть множество образцов, куда под какое-то событие дописывают месседжи/фамилии и быстро их публикуют. Но не стоит забывать, что Россия – это продолжение Советского Союза. Поэтому для согласования всех моментов нужно много времени. Я бы акцентировал не столько на появившемся заявлении МИД, сколько на факте возбуждения уголовного дела Следственным комитетом РФ. Потому что, по некоторым данным, уголовное дело было возбуждено через 7 минут, по другим – через 20 минут после того, как появилась первая новость о «смерти» Аркадия Бабченко. Это чрезвычайная скорость – получить информацию, согласовать ее с руководством, зарегистрировать ее в определенных органах, найти следователя, который будет вести дело. Напомню лишь, что новость появилась уже поздно вечером.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

5 × один =