вторник, 27 июля 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Аркадий Бабченко и 50 оттенков глубокой обеспокоенности Следственный комитет РФ запустил процесс открытия уголовного дела по факту убийства Бабченко, не дожидаясь убийства Бабченко

На этой неделе кровавое СБУ пыталось уничтожить очередного российского журналиста – печально известного Бабченко Аркадия, известного своими критическими материалами о зверствах Порошенко и киевской хунты, и только своевременное вмешательство Следственного комитета РФ помогло остановить разнузданных карателей и вывести их на чистую воду.

Об изуверском отношении режима узурпационной хунты к независимым журналистам, пишущим неудобную правду, известно давно. Вот что, в частности, рассказывает очевидец: «Я воевал в морской пехоте «ДНР» – был оператором-наводчиком БМП. После получения боевой травмы работал журналистом. С целью журналистского расследования поехал на Украину для создания репортажей о лагерях подготовки боевиков ИГИЛ. К сожалению, прямо на границе я был схвачен и арестован, несмотря на то что не был в розыске, и 9,5 месяца я провел в Черкасском СИЗО – в одной из самых страшных тюрем…».

Вот какая типичная судьба обычно ждет в Украине журналиста-международника, репортера без границ. По всей стране не смолкают хлюпающие звуки ударов электрошокером по инакомыслящим гениталиям, отдаваясь неясным томлением в чреслах главного редактора Russia Today Маргариты Симоньян, чу, ломают пальцы, не брезгуют убийствами Парасюка, и вот теперь многообещающая новость о расстреле Бабченко, не вызвавшая в России ни малейшего удивления, а только огорченное ворчание в комментах: «Чё так долго тянули-то, пятый год как с кален-то встали, вяличие падкрепить не мешало бы и раньше-то бл#ць».

Потом, впрочем, решили, что и так хорошо, главное, что не забыл Владим-Владимыч-то.

Известие о смерти Бабченко отдалось в русских сердцах неунывающей болью, особенно пострадал представитель РФ в ООН Небензя: «Независимых и оппозиционных журналистов убивают, преступления не расследуются. Только что, сегодня, в Киеве был убит российский журналист Аркадий Бабченко». «Это чрезвычайное событие, – сокрушился член комитета Госдумы РФ по международным делам Антон Морозов. – Мы очень скорбим, что убит наш журналист… Он погиб при исполнении своего журналистского долга. Бабченко выступал с очень интересными репортажами. Но, к сожалению, в Киеве сейчас такой режим, при котором очень часто совершаются политические убийства».

Интересные репортажи независимого и оппозиционного журналиста Бабченко, написанные при исполнении журналистского долга, доставили много неприятностей людоедскому режиму Украины. Многие выражения, в которых Бабченко критиковал хунту, стали воистину крылатыми, например, «Порошенко бросит тебя, сынок, всегда», или «Я обязательно вернусь в Киев, на первом же «Т-34″, который будет идти по Крещатику, в люке, под флагом санкт-петербургского казачества, буду торчать я, а благодарные украинцы, забыв про Крым, будут просить у меня пяльмени».

Совершенно очевидно поэтому, что именно Порошенко, устав от такой независимости и оппозиционности, заказал Бабченко. Еще более очевидно, что Кремлю это политическое убийство было очень невыгодно. «Ищите, кому выгодно», – многозначительно написал в социальных сетях русский сенатор Пушков.

Первым понял, кому сейчас станет особенно выгодно, Следственный Комитет РФ. Не дожидаясь убийства Бабченко, он запустил процесс открытия уголовного дела по факту убийства Бабченко, и в итоге возбуждение уголовного дела отстало от новости о смерти журналиста, по некоторым сведениям, всего на семь минут. Времени тогда было половина одиннадцатого ночи, разгар рабочего дня, все процессуальные лица СК РФ как раз были на месте, пили утренний кофе и читали Фейсбук журналистки Ромалийской, и не успела журналистка Ромалийская написать «Это п#здец, п#здец-п#здец», СК РФ такой вжух!

Официального подтверждения от правоохранительных органов Украины в Москве решили не ждать – во-первых, от них дождешься, во-вторых, в интернете уже было полно отличных слухов со ссылкой на неназванные источники, в-третьих, в это время мимо дома Бабченко как раз проходил праздношатающийся зевака, у которого, по счастливой случайности, в одном кармане оказался бинокль, а в другом – телефон ФСБ, так он все подтвердил.

Неудивительно, что когда украинская полиция определилась со своим уголовным делом, в России работа кипела уже вовсю, на Совбезе ООН рыдал по жертве кровавого режима, сверяясь с присланной еще с утра секретной телефонограммой, безутешный Небензя, а Иванушки Amnesty International готовила решительное заявление о «несостоятельности украинской власти защитить гражданское общество и опасной ситуации, в которой сейчас находится свобода выражения мнений в Украине».

В воздухе повисла глубокая обеспокоенность Европы. Опытные украинцы, за последние пять лет научившиеся безошибочно различать 50 оттенков глубокой обеспокоенности своих западных друзей, поняли, что их же сейчас, кажется, и обвинят. Тем более что на днях в Киев как раз приезжал немецкий президент Штайнмайер, потребовавший от Украины перестать, наконец, сопротивляться «Северному потоку-2», закрыть глаза и думать о борьбе с коррупцией, уповая на гарантии господина Путина, – а откаты для Германии Путин гарантировал такие, что под них тридцать Бабченок расстрелять можно, и никто слова не скажет.

На следующий день Бабченко воскрес, и в Москве от удивления зачем-то задержали двух участников акции его памяти, а у главного редактора Russia Today Маргариты Симоньян усралась кошка.

«У меня кошка когда на кухне под столом насрет, ровно такой вид имеет», – призналась Маргарита, комментируя снимок с праздничной пресс-конференции.

Маргарита – женщина интеллигентная, но немножко все же ветреная: непринужденно сообщив аудитории о том, что ее кошка регулярно срет под кухонный стол (что, судя по всему, и было главной целью этого светского месседжа), она совсем забыла уточнить, чей же именно вид так напугал бедное животное. Мы бы, конечно, поставили на Луценко – из всех троих он на фото самый страшный и немножко даже похож на маньяка, да и прессуху своими сомнительными политическими разборками генпрокурор изгадил совершенно без чувства меры, но что уж теперь гадать. Главное, что саму новость о чудесном спасении независимого и оппозиционного журналиста, чьи репортажи так любят смотреть в Государственной Думе, Следственном Комитете и представительстве РФ в Совбезе ООН, Россия встретила с такой радостью, что аж онемела.

Мария Захарова сделала сразу два подхода к снаряду, назвав оживление Бабченко сначала «пропагандистским эффектом», а потом «диктатурой национализма», но в обоих случаях надорвалась и, наконец, временно затихла, Песков от комментариев воздержался, а какой-то авторитетный эксперт внезапно назвал выдающегося русского журналиста Бабченко, замученного в застенках хунты, «деревенским дурачком, которого использовали и потом пустят в расход». «Лайфньюс», со своей стороны, пожелал ему «основательнее оглядываться – а то, глядишь, хозяева решат в какой-то момент, что мёртвым он им будет ещё нужнее, чем живым».

Все это говорит о том, что вся Россия по-прежнему очень сильно беспокоится за Аркадия, и, разумеется, небезосновательно: если уж Порошенко и СБУ так твердо решили избавиться от неудобного журналиста, они будут продолжать свои преступные попытки. Не зря кошка Маргариты Симоньян третий день из-под кухонного стола не выходит – то ли чует что-то, то ли чем-то занята. Хозяйка, собственно, занята тем же, только с большим размахом, а уж о масштабах хозяев хозяйки и вовсе говорить не приходится.


Василий Рыбников / Цензор.net
Поделитесь.





Новости партнеров