воскресенье, 21 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Виктор Шендерович: Убийство Бабченко и вопли Кремля. Пять констатаций Первая мысль, пришедшая в голову после шока – а ведь ничего нового

Старая привычка подбирать слова, чтобы не начать выть… Иногда помогает.

Первая мысль, пришедшая в голову после шока: а ведь ничего нового… После февраля 2015 года уже неприлично сомневаться в том, что элита РФ состоит из убийц и тех, кто покрывает убийства. Это стало более или менее ясно давно, после смерти Юрия Щекочихина, но убийство Немцова и последующий не-допрос Геремеева и Делимханова поставили точку в этом вопросе (для тех, у кого еще оставались вопросы).

Никакое убийство российского оппозиционера – тем более личного врага Путина – не будет расследовано в России до демонтажа режима. Нынешние «следственные органы» РФ, ее «прокуратура» и «суды» – типовая бандитская «крыша», только с неограниченными возможностями. С тем же успехом можно было ждать от берлинской полиции 1930-х расследований в отношении Гитлера и его элиты.

Убивать снаружи путинские силовики тоже научились очень хорошо: список ликвидированных за границей врагов Путина (со списком загадочных смертей впридачу) начинается с Яндарбиева и не заканчивается Литвиненко… Убивали и в Лондоне, – что ж говорить о Киеве! Там они вообще как у себя дома.

Вторая констатация, вытекающая из первой. Любого из нас можно убить в любой момент совершенно безнаказанно. Для этого совершенно не обязательно, чтобы приказ об убийстве отдавал лично Путин: достаточно личной или корпоративной мотивации любого из многочисленных вооруженных негодяев в высочайшем окружении – и многократно подтвержденной уверенности в безнаказанности такого преступления.

Путин вырастил и легитимизировал преступную среду во власти, и теперь эти метастазы могут развиваться вполне самостоятельно.

Третья констатация. Кремлевские и останкинские вопли о том, что гибель оппозиционера выгодна врагам Путина, мы слышим со дня убийства Анны Политковской. С тех пор убийства и «странные» смерти политических противников режима вошли в обычай и стали бытом, и всякий раз, ухмыляясь, нам скармливают все ту же протухшую конспирологическую пошлость.

Да, человек с кровью своих врагов на руках, теоретически, может быть и жертвой ряда целенаправленных провокаций, – но скорее всего, это просто убийца, не правда ли? «Бритва Оккамы», знаете ли…

(Контрольный замер: за время правления Путина не было убито ни одного политического противника президентов, премьеров и канцлеров США, Канады, Франции, Англии, Германии, Японии, Австралии… С чего бы это? Нет желающих дискредитировать Трампа и Меркель? Или причина в том, что власть в этих странах не узурпирована, а прокуратура не в доле с администрацией?).

Четвертая констатация. Никакой другой элиты, кроме силовой (состоящей из военных преступников, просто убийц и их крышевателей в правоохранительных органах), в России в настоящее время нет: о парламенте говорить смешно, а «либералы» находится на обслуге у режима, в статусе коллективного улюкаева; с любым из них, в любой момент, можно сделать все, что угодно, и они это знают. Никаких экономических реформ в условиях распила и перманентной войны быть не может, и все наши кудрины-грефы это прекрасно понимают, иначе пришлось бы предположить, что они идиоты.

Но они не идиоты. Они, увы, подельники. Как минимум, в политическом отношении: как часть операции прикрытия.

Пятая констатация и прогноз. Все режимы, характеризующиеся параметрами, описанными выше: презрением к правам человека, безнаказанной ложью, несменяемостью власти, международными интервенциями, политическими репрессиями и убийствами оппозиционеров, – очень дорого и кроваво обходились народам, которые позволяли с собой это делать, и Россия исключением не будет. Никакого «особого пути» в истории не было и нет (это вас обманули). Есть модели развития с ясными и давно исследованными характеристиками. Поэтому – куда Узбекистан с Угандой, туда и мы, след в след, уж поверьте.

И поделом нам, дуракам и терпилам. В день убийства блестящего и честного журналиста Аркадия Бабченко даже не хочется просить другого исхода.

Да, и забыл сказать: будьте вы прокляты.

Виктор Шендерович / Facebook
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

2 × два =