пятница, 19 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Александр Кушнарь: Почему русский язык – язык обреченных На Западе до сих пор надеются, что Россия однажды проснется и заговорит словами, а не собачьим лаем

Глава британской разведки предрек России судьбу «изолированного изгоя» и приравнял Москву к ИГИЛ. Итак, европейские лидеры не устают давать России шанс: они все предрекают ей судьбу «изолированного изгоя», хотя совершенно очевидно, что по всем формальным признакам РФ – при радостной поддержке или безразличии большей части населения – УЖЕ является изгоем. Запад сохраняет надежду, что страна, чья правовая система полностью скопирована с германо-французской, страна, в которой социально-экономический уклад в целом остается рыночным, страна, которая имеет огромный человеческий трафик с Европой, страна, чья культура в значительной степени остается ориентированной на евроатлантику (и на самом деле имеет мало общего с так называемым Востоком) – эта страна однажды проснется и заговорит словами, а не собачьим лаем и не обезьяньими жестами.

Да, здесь уже вовсю используют людей «древнейшей» профессии – «казаков»-титушек. Да, здесь значительное число населения находится в состоянии милитаристского экстаза. Да, здесь верят в то, что американцы сфабриковали аудио-переговоры боевиков по сбитому MH17, что Скрипалей отравила лично Мэй, что 71 ракета 14 апреля была сбита, а десятков и даже сотен россиян, убитых под Дэйр-эз-Зором — не было. Да, среди молодежи здесь все еще распространено в основном «базовое» владение английским (тогда как среди литовской, например – на уровне почти C1, насколько я могу судить). Да, здесь все еще не понимают, зачем вообще нужны все эти четыре части Гражданского Кодекса, если можно спокойненько жить по старому доброму «обычному» праву – праву устных договоренностей. Да, здесь Жириновский – все еще «оппозиция». Да, здесь любой полицейский, спецслужбист и бандит (зачастую это одно и то же) может вас безнаказанно похитить, пытать, избить и убить – без всяких последствий для себя. Да, здесь искренне верят в «украинских карателей» – и при этом официально именуют «Карателями» новые машины для разгона демонстраций. Да, здесь ненависть, разлад и бытовая поножовщина среди сограждан – такое же естественное явление, как подраться с невестой на свадьбе и купить дипломную работу.

«Зачем, мистер Андерсон, зачем, зачем эта настойчивость?», – заявлял по несколько иному поводу Смит своему антагонисту в «Матрице». Зачем Европа все еще верит в Россию? Зачем сами россияне все еще верят в нее? Зачем мы все еще говорим с вами на русском языке – языке обреченных? Языке, которому предстоит угаснуть в мире американских технологий, европейской медицины и китайской производительности? Языке, который уничтожается самими россиянами и их государственной машиной в лице Роскомнадзора и прочих ведомств?

Эти отнюдь не праздные вопросы должен задать себе всякий, кто все еще собирается жить и воспитывать детей в этом сущем аду Земле, в который превратилась Российская Федерация и в котором она на самом деле пребывает вот уже 30 лет. Всякий, кто, как и я, все еще считает, что русский язык достоин того, чтобы писать и разговаривать на нем. Пусть даже сам по себе этот язык — больше не «конкурентное преимущество» на рынке труда, если только Вы не «специалист по России» с «English native», который годится лишь на то, чтобы анализировать и выявлять угрозы со стороны Москвы.


Александр Кушнарь / Facebook
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

5 × 2 =