понедельник, 15 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Игорь Семиволос: Стратегическая сирийская ловушка В Иране не до конца просчитывают обстоятельства и последствия своих действий

Присутствие Ирана у израильских границ, а также финансирование и военное оснащение Хизбаллы составляет прямую и очевидную угрозу для Израиля. Кроме этого, иранцы концентрируют свои силы в Сирии, проявляют желание изготавливать там оружие, а заодно – формировать так называемый шиитский путь, постоянно действующий канал транспортировки людей, оружия, товаров и потоков между Ираном и Сирией с конечным выходом на Средиземноморье, пишет Игорь Семиволос для Нового времени.

Такие намерения Ирана – серьезная стратегическая угроза не только для Израиля, но и других суннитских соперников, прежде всего Саудовской Аравии. Получить статус гегемона в регионе – вот ключевая задача руководства Исламской республики Иран.

Израиль не хочет этого допустить, поэтому осуществляет шаги. Пример – обмен ударами на Голанских высотах. Насколько я понял из сообщений СМИ, сначала у границы, то есть демаркационной линии, разделяющей Голанские высоты и Сирию, появились непонятные подразделения. Израильские танки их обстреляли, а иранцы в ответ нанесли удар по Голанах. Затем, когда последние уже выпустили полпакета ракет, Израиль нанес ответный удар.

И хотя ни одна из иранских ракет не попала в цель, сам факт обстрела территории, которая сегодня принадлежит Израилю, восприняли как вызов. И это очень удачный момент для Израиля: страна будет максимально использовать факт нападения на свою территорию для уменьшения стратегических возможностей Ирана в Сирии.

Во время московских переговоров между Нетаньяху и Путиным израильское руководство неоднократно заявляло: присутствие Ирана на территории Сирии является угрозой для их страны. Поэтому они будут соответствующим образом реагировать. Даже несмотря на то, что Россия выступает союзником Ирана в сирийском конфликте.

Просто у кого-то из руководства иранского экспедиционного корпуса в Сирии не выдержали нервы, и там решили пойти на такую ​​очевидную авантюру, как обстрел ракетами израильской территории. И такой поступок свидетельствует о том, что в Иране не до конца просчитывают обстоятельства и последствия.

Думаю, что все началось с приграничных столкновений, которые впоследствии перешли в обстрелы. Поэтому не следует трактовать эти события как прямой результат выхода Трампа по ядерной сделки с Ираном.

Но решение американского президента свидетельствует о четкой формулировке задачи, которую полностью поддерживают американцы и их союзники на Ближнем Востоке. Сегодня задача звучит так: загоним Иран в границы Исламской республики. То есть, сделаем все чтобы уничтожить или ликвидировать любую возможность экспансии Ирана. И это серьезное намерение.

Следует отметить, что израильтяне постоянно говорят о так называемых ста тысячах ракет Хизбаллы. Так, Иран заявляет о своих намерениях производить высокоточные ракеты в Сирии, но, насколько я понимаю, сегодня арсенал невелик. Но если речь идет о небольших ракетах – от шайтан-трубы к более или менее серьезному оружию – то таких у них много. Хизбалла накапливала этот арсенал в течение длительного времени. И если она решит открыть северный фронт, Израиль, конечно, не сможет перехватить все эти ракеты.

Поэтому угроза реальна и очевидна. И здесь, как говорится, не до сантиментов. Если у Израиля есть возможность уничтожать этот арсенал, то он так и будет.

Кстати, Россия играет очень интересную роль в этом противостоянии. С одной стороны, страна не заинтересована в масштабном конфликте между Израилем и Ираном. Россия поддерживает более или менее нормальные отношения с Израилем и союзнические – с Ираном. Но союзнические еще не значит доверчивые.

И Россия, и Иран хотят максимально контролировать Башара Асада. Иранцы считают, что они вложили гораздо больше ресурсов и усилий ради такой возможности, а потому очень ревностно относятся к устремлениям России. Последняя, ​​соответственно, ставит целью не допустить полного контроля Тегерана над правительством Асада.

На мой взгляд, здесь Израиль может играть на российских амбициях.

Несмотря на то, что Россия не заинтересована в конфликте и хочет поддерживать отношения с обоими партнерами, – она ​​также хочет стать посредником. Ведь именно такая роль поможет России увеличить свой вес в регионе. А удары Израиля по Ирану, в свою очередь не дают последнему возможности усилиться до того предела, когда он перестанет обращать внимание на Москву.

Поэтому на Ближнем Востоке, как и всегда, происходит увлекательная игра. Здесь каждый воюет сам за себя, а тривиальные и абсолютно ситуативные альянсы формируются очень интересным образом.

Сами израильтяне отмечают, что не хотят полномасштабного конфликта с Ираном. Но то, что происходит, – это как-никак война малой интенсивности. Хотя недавние удары не могут нарушить стратегическую глубину позиции Ирана в Сирии. Это просто красивая картинка, которая радикально ничего не меняет для Ирана.

Очевидно, что выход Трампа по ядерной сделке ослабляет позиции страны в будущем. Но наибольшая сила американских санкций состоит не в том, что они бьют непосредственно по Ирану, а в том, что затрагивают многих международных актеров, которые, возможно, и хотели иметь дело со страной, но боятся наложенных ограничений.

Это стратегическая ловушка для Ирана, куда он, возможно, попал еще в 2015 году. Мол, теперь все козы в золоте, можно выйти из изоляции, а через стимулирование оппозиционных шиитских движений и т.д. добыть для себя самый трофей: стратегические преимущества на Ближнем Востоке.

Все игроки запутались в своих амбициях. И никак не могут оттуда выскочить – вот такая сирийская ловушка.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

пятнадцать − 7 =