воскресенье, 20 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Виталий Портников: Последняя имперская надежда Москвы Почти везде границы самостоятельных церквей совпадают с границами независимых государств! Почти везде – но только не в бывшем СССР и не в бывшей Югославии!

Обращение украинского президента, парламента Украины и духовенства к Константинопольскому патриарху с просьбой о признании автокефальной православной церкви в Украине выводит на первый план в противостоянии с соседней страной уже не президента Владимира Путина, а московского патриарха Кирилла. И, конечно же, объединяет усилия российского государства и церкви в стремлении не допустить украинской церковной самостоятельности, пишет Виталий Портников для Радио Свобода.

Для Кирилла это – не только религиозный вопрос, но и вопрос политического выживания. Московский патриарх попытался примерить на себя роль «собирателя земель» задолго до того, как это решил сделать президент Путин. После избрания патриархом Кирилл, бывший глава церковной дипломатии, окружил свой трон флагами всех стран – бывших советских республик. Ни один российский президент даже сейчас не может позволить себе подобный демарш. Другое дело – патриарх.

В этих чужих флагах при патриаршем троне есть своя, глубокая символика, которая противоречит традициям мирового православия. Если мы внимательно посмотрим на его карту, то увидим: почти везде границы самостоятельных церквей совпадают с границами независимых государств! Почти везде – но только не в бывшем Советском Союзе и не в бывшей Югославии! РПЦ не хочет идти не только из Украины, но и из Беларуси, Молдовы, стран Балтии.

Сербская православная церковь опирается автокефалии церквей в Македонии и Черногории. Во многих случаях это уже привело к церковным расколам разного рода. На Востоке Украины мы знаем. Но вот в Молдове действуют две церковные юрисдикции – московская и румынская. В Эстонии – тоже две, Москвы и Константинополя. В Македонии уже пять десятилетий действует непризнанная церковь, которая охватывает практически всех православных верующих этой небольшой страны. А в Черногории, как в Украине – Сербской церкви противостоит своя, непризнанная, черногорская.

Можете спросить – а зачем столько сложностей? Почему нельзя предоставить самостоятельность, если уж у народа есть свое государство – и если в прошлом православная иерархия так делала практически всегда? Зачем лишать миллионы людей возможностей традиционной духовной жизни, держать за пределами признанного православия целые народы – как в случае с Украинской или македонцами? Зачем конфликтовать самым признанным церквям?

В Москве или Белграде вам расскажут о тысячах причин религиозной свойства. Но я назову одну – и она будет правдивой.

Эта причина – надежда на то, что «старое государство» вскоре восстановится. Если не с помощью духа, так с помощью оружия. И зачем тогда давать церковную самостоятельность ее потенциальным частям? Наоборот, нужно сохранять единую церковную организацию как фундамент для реставрации империй. Нужно использовать молитву и веру в качестве политического оружия.

Вот почему в Белграде были застигнуты врасплох, когда Македонская православная церковь обратилась к болгарским единоверцам с просьбой содействовать возвращению в лоно мирового православия. Вот почему после украинского обращения к патриарху Варфоломею и патриарх Кирилл заговорил о «травле канонической церкви в Украине» – хотя, заметим, никто даже и не пытается ставить под сомнение права УПЦ (Московского патриархата) в случае появления новой поместной церкви. Но московского патриарха может беспокоить совсем не это. Он предстает перед потерей последней имперской надежды.



Поделитесь.





Новости партнеров