понедельник, 24 сентября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Почему плакал Дима Песков? Американская журналистка отчего-то решила, что загнала крысу в угол. Но перемудрить Путина было невозможно

Американская горе-журналистка Келли обрушилась на Владимира Путина, как базарная баба в ненастный день, но глубокий ум и непонятливость собеседника быстро сбили спесь с лахудры мирового капитализма. А Песков потом, между прочим, два часа плакал.

Говорят, что пресс-секретаря президента РФ Пескова Дмитрия дома бьет жена – фигуристка Навка Татьяна Александровна, 1975 г. р. Сначала за то, что приходил домой пьяный, вроде как понарошку, потом сильнее, за красные штаны, за липкие силиконовые пятна на усах, а там и вовсе просто так. С опытом пришло мастерство, Навка постепенно отказалась, в частности, от внезапных ударов самоваром в живот освоила «знаменитую вертушку Ван-Дамма» и даже похвасталась этим в социальных сетях: «Многие спрашивают, для чего у меня этот странный мужик? Думаю, теперь всем понятно, для чего», – и давай гасить того мужика ногами в морду…

Так вот, за все это время Дмитрий Песков не проронил ни слезинки, даже когда горячая штучка под одеялом сыпанула ему в глаза угличского импортозаместительного перцу в самый интересный момент, – зато после интервью Путина американскому каналу NBC рыдал, как ребенок, при том, что Владимир Владимирович его и пальцем не тронул.

А поделом. «Вон Песков сидит напротив, мой пресс-секретарь, – сказал Путин, – он несёт иногда такую «пургу», я смотрю по телевизору и думаю: чего он там рассказывает? Кто ему это поручил?».

Известно, что Песков в большинстве случаев говорит: «А я не знаю», но поручил-то ему это кто? Путин, что ли? Американская журналистка Келли тоже была в сомнении: перед этим она, упорствуя в собственных заблуждениях, спросила у Путина о его советнике по вопросам киберпространства господине Крутских, так Путин вообще не понял, кто это такой, и даже самого Пескова, похоже, узнал не сразу (отчего тот, собственно, и рыдал, пока Навка дома не запихнула ему в рот коньки). Скучно, девочки, вы мне назвали часть физических лиц, и говорите, что они русские, и что, мы-то здесь при чем, сейчас, по-моему, господин Манафорт, так его фамилия, мы-то здесь при чем, ну и что, я понятия не имею, мы не имеем никакого отношения, кто эти люди, у нас вообще много людей, это меньше, чем в США, мы-то здесь при чем, мне кажется иногда, что вы шутите, это полная чушь, кто такой этот потерпевший, какой такой Пригожин?

Тут бы глупой американской журналистке Келли спросить у Путина, не знает ли он, случайно, Владимира Владимировича Путина, – тогда бы Путин, вне всяких сомнений, сказал бы, что никакого Владимира Владимировича Путина он не знает, и он-то здесь при чем, ну и что, ну несет иногда такую пургу этот Путин, Путин смотрит по телевизору и думает: чего он там рассказывает, Путин этот? Кто ему это поручил? Уж во всяком случае, не Путин, это точно, он-то здесь при чем, мало ли людей в России живет, а вы говорите, что они русские, какие ваши доказательства?

Увы, не спросила Келли у Путина про Путина – то ли не додумалась, то ли просто побоялась, прекрасно понимая, каким будет ответ. «Он очень умен, – с горечью призналась впоследствии журналистка Келли, во всяком случае, так утверждают российские СМИ. – У вас создается впечатление, что он самый умный человек в любой компании. Так что не стоит пробовать перемудрить Владимира Путина, не думаю, что получится». Она все еще была под впечатлением от новых граней таланта гибридного виолончелиста Ролдугина – единственного человека, знакомство с которым признал президент России.

«Откуда же у него 100 миллиардов долларов, как виолончелист зарабатывает так много денег?», – злорадно спросила американская журналистка, отчего-то решив, что загнала крысу в угол. Но перемудрить Путина было невозможно. «У вас же есть представители Голливуда, которые то ресторан содержат, то акции какие-то купили, – сказал Путин. – И у нас очень много таких. Он (Ролдугин) один из них. Ну и что?».

Крыть русского Брюса Виллиса было, конечно, нечем. К двум извечным русским вопросам добавился третий: «Ну и что?». Из него, в частности, следует, что гибридного виолончелиста Ролдугина, пожалуй, Путин пока сдавать не готов, а вот остальных, вплоть до Пескова, не говоря уже о Пригожине и прочих «поварах», сольет не моргнув глазом даже раньше, чем попросят. Такую пургу несут, дураки. Один Путин в этой компании умный. Так всех перемудрил, что обрыдаться можно.


Василий Рыбников / УНИАН
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

5 × 2 =