суббота, 21 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Павел Баев: Опасная привычка Путина Путинское хвастовство делает Россию еще более опасной для глобального мира, чем ядерные амбиции Северной Кореи

Неожиданность – политическая техника, в которой президент России Владимир Путин превосходит всех. И он не упустил возможность преподнести несколько выдающихся сюрпризов во время своего ежегодного послания парламенту 1 марта, – пишет Павел Баев для jamestown.org (перевод – Новое время). – Первая часть его речи представляла собой богатое меню экономических и социальных обещаний, но манера Путина была скучной, словно он лишь двигался к своему приоритетному фокусу – новой и развивающейся программе вооружения России. Никто не ожидал, что он так подробно остановится на этом вопросе, хотя ядерные и ракетные резервы давно стали привычным свидетельством российской силы.

Путин взялся за эту тему страстно, словно хвастливый Никита Хрущев, и представил анимацию, которая затмила даже «Стратегическую оборонную инициативу» (известную также как «звездные войны»), предложенную администрацией Рональда Рейгана во времена Холодной войны. Аудитория в тысячу человек, большинство из которых вряд ли были специалистами по ракетным технологиям, наградила лидера Кремля воодушевленными овациями.

Тем временем экспертное сообщество скорее озадачено, чем удивлено. Большая часть напыщенных откровений Путина касалась старых и не очень успешных проектов вроде ракетного комплекса «Сармат», тестовый запуск которого производили лишь один раз в прошлом декабре. Другие проекты, показанные Путиным, все еще в процессе разработки. Среди них установленный на армейском грузовике боевой лазер и такие плоды ядерного воображения, как, например, скоростная и беззвучная ядерная торпеда или крылатая ракета с ядерным двигателем. Все это причудливое оружие было изобретено еще в 1980-х, когда Советский Союз отчаянно работал над ассиметричными ответами программе Рейгана. Даже если некоторые из них будут применены в ближайшем будущем, это не внесет существенных изменений во взаимное сдерживание, так как в обозримом будущем в США не появится ничего похожего на всеобъемлющий и надежный противоракетный щит. Возникает вопрос, что же заставило Путина пойти сейчас в это псевдонаступление?

Некоторые комментаторы допускают, что ответ может быть в заключительном хуке Путина против ранее невнимательного Запада: «Послушайте нас сейчас». Проблема, однако, в том, что Москва в последнее время не высказывала никакого интереса в поддержании каких-либо переговоров с Западом по контролю вооружения. Также Россия продолжает отрицать любые обвинения в нарушении Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности, вступившего в силу в 1988-м. Министр иностранных дел Сергей Лавров на недавней конференции по разоружению в Женеве сосредоточил свой доклад на сбивающей с толку теме о подготовке Европы к применению ядерного оружия. К тому же, в минувшую пятницу, 2 марта, замминистра иностранных дел Сергей Рябков отказался принять участие в запланированных консультациях по стратегической стабильности с заместителем госсекретаря США по политическим вопросам Томасом Шенноном. Переговоры явно не стоят на повестке дня у Москвы? Так к чему же тогда это ракетное бахвальство Путина?

Кажется очевидным, что один мощный стимул породила Сирия – Путин явно хотел сделать «победу» в этой затяжной войне ключевой темой своей избирательной кампании. Но ему пришлось отказаться от этой идеи – в послании он лишь упомянул о героической смерти сбитого над провинцией Идлиб пилота Романа Филипова. Кремль также хранит молчание о другой неудаче: разрушительной атаке американской авиации и артиллерии, которая уничтожила нападавшую на восточный Евфрат про-асадовскую группировку, подкрепленную российскими наемниками. Американцы собрали такую ошеломляющую комбинацию вооружения – от стратегических бомбардировщиков В-52 до беспилотников Reaper – что возможности российской группы, даже, согласно сообщениям, подкрепленные новейшими и не прошедшими тестирование истребителями Су-57, выглядели довольно слабо.

Впрочем, главная причина, вероятно, кроется в укоренившемся страхе внутренних беспорядков после предопределенной победы Путина на президентских выборах 18 марта. Кампания Путина была умышленно скучна, а мобилизация общественности сжата до бюрократических манипуляций с изображениями ракет, использованных для возрождения протухшей патриотической гордости. Предложение сдерживать призрак «цветной революции» при помощи ракет и ядерного оружия может показаться абсурдным. Но если подкрепить его убеждением, будто надвигающийся «хаос»  организован враждебным Западом, можно уловить некую логику. Путин размахивает виртуальными ракетами, чтобы предостеречь руководство США. Но такая дерзкая стойка не способна скрыть его тревогу и слабость.

Впрочем, в путинской ракетной выдумке есть еще один яркий поворот, который больше касается Европы, а не США. На следующий день после президентского послания «Газпром» объявил о необходимости отменить все контракты по экспорту природного газа в Украину и транзиту газа по украинскому трубопроводу. Такой радикальный шаг был спровоцирован решением Стокгольмского арбитражного суда в пользу украинского «Нафтогаза», хотя в договорах прописано, что решения арбитража являются окончательными и обязательными для обеих сторон. В течение разворачивающегося конфликта, вызванного аннексией Крыма четыре года назад, Россия воздерживалась от использования «газового оружия». Но теперь Путин – а «Газпром», безусловно, следует его приказам – нашел для него удачное время. Европа замерзает из-за суровой зимы, поэтому психологический эффект от возможной газовой блокады наверняка будет сильным. Однако, этот энергетический шантаж на фоне ракетных угроз подрывает обещанный Путиным внутренний экономический прорыв. Если он действительно его планировал.

Путин вовсе не является настоящим милитаристом и знает, что его офицеры и прочие подчиненные слишком коррумпированы, чтобы Россия могла участвовать в реальной гонке вооружений. Безусловно, он чувствует политическую необходимость отстаивать российское «величие». Это величие отстало и разрушилось под его бесплодным руководством – ему остается полагаться лишь на ракеты. Тем не менее ракеты, которые действительно что-то значат в современном мире, – это разработки SpaceX. Но у российских ученых нет ответа вызову Илона Маска. Путинское хвастовство крылатыми ракетами и торпедами, управляемыми ядерными реакторами – которые, кстати, даже не могут быть протестированы из-за сопутствующих смертельных радиоактивных выбросов, – делают стратегические устремления России во всех смыслах еще более опасными для глобального мира, чем ядерные амбиции Северной Кореи. Способность разрушить мир идет рука об руку с ответственностью за его безопасность. Но у Путина развилась опасная привычка отрицать любую ответственность за кабинет, из которого он не может сбежать.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

девять + 2 =