вторник, 17 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Ошибка западных спонсоров: Как Саакашвили всех разочаровал Саакашвили слишком долго был обременен преувеличенными глобальными ожиданиями

Это не колонка о Михеиле Саакашвили. По правде говоря, одноразовый президент Грузии, одесский экс-губернатор, профессиональный революционер и вечный бродяга сейчас настолько незначителен в глобальном или региональном плане, что едва ли вообще заслуживает внимания, – пишет Майкл Сесайр для Intellinews.com (перевод – Обозреватель). – И все же с каждым новым протестом, обвинительным публичным заявлением или новым поворотом безумной карьеры Саакашвили нам приходится оценивать и анализировать его звезду на небосклоне евразийской политики. А она угасает.

Саакашвили – давний любимчик западных спонсоров. Его культ личности с большим энтузиазмом лелеяла армия политиков, аналитиков и чиновников в столицах США и Европы.

Даже когда Саакашвили лишился поддержки в своей родной стране, западные деятели и аналитики продолжали без тени критики вступаться за него и его авторитарный аппарат. При этом повторяя мантру о якобы кремлевском происхождении политических оппонентов, которые обошли Саакашвили на выборах.

Тем не менее, это не колонка о Михаиле Саакашвили. Она о нас.

Почему так много западных политиков и международных комментаторов расточают столько похвал и внимания на человека с таким неоднозначным послужным списком?

Существовал ли когда-либо региональный политик, который был бы так слаб и при этом так знаменит?

В конце концов, история взлета и падения Саакашвили – это не о цветных революциях, не об Украине, Грузии или России, и даже не о самом Саакашвили. Она об упорном продвижении ущербного бренда Саакашвили вопреки здравому смыслу.

Нет сомнений в том, что президентский срок Саакашвили в Грузии принес стабильность и процветание в значительной части страны.

Однако все это было за счет стечения благоприятных обстоятельств: огромному политическому капиталу (который Саакашвили быстро растратил), щедрой политической, экономической помощи Запада и неограниченному контролю над органами госвласти.

И при этом Саакашвили уже через три года спровоцировал массовые протесты, ввязался в катастрофическую войну (было утеряно 20% территории Грузии), а затем лишился власти в 2012 году, несмотря на серьезные преимущества.

И все же, хоть это и невероятно, благосклонность Запада к Саакашвили сохранилась.

Без президентского иммунитета Саакашвили получил убежище в США, где ему был предоставлен золотой парашют в качестве «высокопоставленного государственного деятеля» в Университете Тафтса.

Эта возможность была настолько же щедрой, насколько недолговечной, поскольку университетская жизнь, видимо, плохо сочеталась с зашкаливающими амбициями Саакашвили.

После переезда в Украину его карьеру заново подстегнул Евромайдан и последовавшая за ним российская агрессия.

Саакашвили с готовностью присоединился к новым украинским властям, и в итоге нашел работу в качестве представителя президента в Одесской области. Но и это продлилось недолго.

Выяснилось, что реформы даются тяжело. Без политического-то консенсуса, имперских полномочий и крупных регулярных финансовых вливаний от Запада.

Разочарованный Саакашвили восстал против президента Украины Петра Порошенко – его бывшего патрона и старого университетского приятеля – и, предсказуемо, оказался за бортом политики.

Сначала он был обвинен в сговоре с пророссийскими силами ради реализации своих личных амбиций, а затем сослан в Польшу.

В некотором смысле, вряд ли можно обвинять Саакашвили в том, что он ведет себя таким образом.

Он долго нес на своих плечах надежды и устремления западной бюрократии, которая отчаянно искала либерально-демократического «квисатца хадераха», чтобы привести Евразию к концу истории в западном стиле.

Несмотря на незначительные достижения такого подхода, Саакашвили явно не был подходящим человеком для такой работы.

Но его западные покровители и множество их представителей в регионе продолжали упорствовать, прилежно подпитывая претензии Саакашвили на полномочия государственного деятеля. А он все больше впадал в недемократические крайности.

Саакашвили, казалось, шел от успеха к успеху. Он выиграл стипендию США по изучению права в Колумбийском университете, прошел отбор на пост министра юстиции Грузии, а затем воспользовался пробуждением гражданского общества, кульминацией которого стала Революция роз в 2003 году.

Став президентом, он получил всеобщее признание. Его страну окрестил «маяком свободы» президент США Джордж Буш во время визита в 2004 году. И сделал это преждевременно.

В страну потянулись западные медиа, международные делегации и потоки прямых иностранных инвестиций. Когда в 2012 году все это рухнуло, Саакашвили и его сторонники с трудом могли поверить в это. И все еще не могут.

И с чего бы Саакашвили думать иначе, учитывая окружение, которое ему потворствует без тени критики.

В СМИ часто напоминают об учебе Саакашвили в Колумбии, профинансированной за счет налогоплательщиков.

Конечно же, в Колумбии отличная магистратура права, но один год учебы в элитном западном университете вряд ли является достаточным доказательством его либерально-демократических инстинктов.

Даже когда его президентство в Грузии справедливо потеряло свой блеск с течением времени, защитники Саакашвили (и некоторые случайные наблюдатели) пытаются искусственно разделить его президентский срок на поздний автократический период и ранний – более «розовый» и демократичный.

Как будто массовые протесты в ноябре 2007 года и последовавшие затем репрессии произошли в вакууме.

Сказка о Саакашвили – это свидетельство деструктивных попыток регионального вмешательства со стороны Запада.

Это притча об ошибочном инвестировании в одного человека. Притча, которая показывает неловкое сочетание высокопарной риторики продвижения демократии и политически-мотивированного стратегического вмешательства в чужие дела.

То, что Грузия сегодня напоминает электоральную демократию – это заслуга Запада лишь в незначительной степени (и то в лучшем случае). А в некоторых вопросах эта демократия существует даже вопреки им.

Если уж на то пошло, Саакашвили – обычный человек, который оказался в необычных обстоятельствах и сорвал куш. В конце концов, этому подвержены лучшие из нас.

В некотором роде, он так долго был обременен преувеличенными глобальными ожиданиями, что его неудачи должны вызывать наше сочувствие и, возможно, даже жалость, но, конечно, не наше восхищение.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

8 + двадцать =