пятница, 18 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Роман Цимбалюк: Место России – под санкциями Чем дальше, тем больше ситуация начинает походить на советский застой, финалом которого стала та самая «геополитическая катастрофа»

Главная задача пропаганды – избавить российское общество от желания задавать вопросы «зачем» и «почему». Массы должны быть уверены, что они живут в самой лучшей стране на свете, а все вокруг им завидуют. Ну, разве кому-то придет в голову сомневаться в правильности курса Партии и Путина, которые всегда думают и заботятся о народе?

Вторая задача агитпропа – разучить людей использовать причинно-следственные связи. При этом любая неудобная тема забивается «белым шумом» в информационной повестке. Думаю, для этого даже не нужно особое указание, настолько хорошо отлажен механизм «правды» и настолько инстинктивны реакции пропагандистов.

Одна из их излюбленных тем – это последствия санкций и причина их введения. Даже очевидный факт, что ограничения были введены в несколько этапов – после вторжения в Крым и на Донбасс – всячески извращается. Обычно ситуация описывается так: Запад всячески унижал Россию и отношения с ним начали портиться давно, а нападение на Украину – это только предлог для введения санкций.

Москва четвертый год подряд пытается демонстрировать миру «каменное лицо» и делать вид, что санкции им нипочем – они хоть и наносят вред, но это обоюдные потери, ведь были введены и контрсанкции. Тема настолько непопулярна, что в сознании некоторых жителей РФ, это не Кремль ввел эмбарго на поставки продовольствия, а подлые европейцы отказались поставлять еду в российские магазины. С другой стороны, удивляться этому не надо, потому как полки российских супермаркетов особенно не опустели. Изменился ассортимент, качество и выбор, но визуально прилавки полны, как и в начале 2014 года. Появились огурцы из Ирана, бананы из Беларуси, сыры из стран Латинской Америки, а камамбер – из Еревана… Хотя на вкус эти продукты как будто запрещенка (значение этого слова знают, пожалуй, лишь в России).

Еще – вдвое выросли цены и упали реальные доходы населения, но до победы холодильника над телевизором – далеко, да и вообще ее может не быть. На стороне телевизора сражаются ФСБ, борцы с экстремизмом из Следственного комитета и другие товарищи в погонах, а также бесчисленные политологи, экономисты, социологи и новоявленные знатоки международных отношений. Надо отметить, что часто квалификация и уровень местных экспертов таковы, что в телевизор они попали именно благодаря нынешним временам – востребованности откровенного пропагандистского бреда.

Впрочем, в Москве, в самом источнике пропаганды, пока еще вполне сытно. А вот регионы живут гораздо хуже, но голоса давно не подают. Не пищат, хотя официальная российская статистика дает миллионы живущих за чертой бедности, а некоторые опросы показывают, что треть страны экономит на еде, живет от зарплаты до зарплаты. Тут как в старом анекдоте про папу-алкоголика: «Папа, ты будешь меньше пить?» – «Нет, сынок, ты будешь меньше кушать». Власть лишь воспользовалась санкциями, чтобы затянуть пояса своих граждан.

Но загадочная русская душа позволяет массам адаптироваться к текущему моменту. Ведь страна – в кольце врагов. Этот тезис действительно работает. И, в конечном итоге, дает возможность продолжать отдавать предпочтение закрытым статьям ВПК и фантазиям господина Рогозина «первыми полететь на Марс», а не вкладывать средства в образование и здравоохранение. Разглагольствования о вреде санкций Москва поручила своим друзьям-популистам, казалось бы, из очень приличных европейских стран, которые, тем не менее, попали под обаяние (скорее всего — финансовое) Москвы. Эти товарищи сколотили небольшой круг любителей «русского мира» и время от времени «косяками» наведываются в Крым и оккупированные части Донбасса. Потом эти лица, попозировав на фоне памятников «вежливым людям», возвращаются к себе на родину и рассказывают об успехах российских оккупационных администраций. В качестве решения предлагается срочно отменить санкции, которые «не работают или неэффективны».

На самом деле, санкции еще как эффективны. По разным оценкам, санкционный режим ежегодно обходится России в недополучении от 0,5 до 1,5% ВВП. Такая пропорция соизмерима с оборонными бюджетами некоторые европейских стран и не может быть для РФ безболезненной.

Санкции на практике – это уменьшение количества танков и боевых самолетов. Понятно, что для войн такой интенсивности, которые РФ ведет в Украине и Сирии, денег хватит, но, тем не менее, это охлаждает горячие головы сторонников теории «Весь мир – Россия, кроме Косово, Косово – это Сербия». Самое болезненное – это ограничения для российских банков брать дешевые кредиты на Западе и запрет на поставку технологий для добычи углеводородов. Неприятно, но не смертельно. Это же не отключение от SWIFT и не эмбарго на российскую нефть и газ.

С другой стороны, санкции заставляют Россию закрываться от всего мира, крепко становиться на свой собственный «особый путь» и уходить в изоляцию. Нравится такой подход далеко не всем, а тут еще «кремлевский список», сделавший из уважаемых и очень богатых россиян потенциальных невъездных и токсичных партнеров. Понятно, что от этого олигархи не бросятся на Кремль свергать Путина с вилами, но чем дальше, тем больше ситуация начинает походить на советский застой, финалом которого стала та самая «геополитическая катастрофа».

Санкции остаются важным инструментом сдерживания кремлевских небожителей. Ведь им, кто бы что ни говорил, хочется покупать дома в «загнивающей Европе», лечиться в хороших клиниках и отправлять детей в оксфорды и сорбонны, а главное – оставаться на Западе рукопожатными и уважаемыми. Причем это не мешает им при любом удобном случае поливать этот самый Запад грязью, попирать права человека, право собственности и прочие достижения цивилизованного мира.

Думать, что если оковы санкций падут, то ситуацию можно будет вернуть к принципу «бизнес прежде всего», большая ошибка. Россией это будет воспринято однозначно – мол, Запад признал новую российскую парадигму: нет никаких правил, прав тот, у кого нет ограничений на применение силы. Русского «мишку» игрой в поддавки не успокоить и не усмирить. Малейшая слабость – и «зеленые человечки» поедут проводить «референдумы» дальше, к другим своим соседям.


Роман Цимбалюк / УНИАН
Поделитесь.





Новости партнеров