понедельник, 11 декабря 2017 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Одержимость Путина: Чего Кремль хочет от США Путин зашел слишком далеко, превратив Россию в ярого соперника Америки – в ее ценностях, союзах, стратегических целях

Россия пока остается грозовой тучей, висящей над Белым Домом, но президент Соединенных Штатов Дональд Трамп все же намерен встретиться с президентом России Владимиром Путиным на саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), который проходит 5-11 ноября в Дананге, Вьетнам, пишет Павел Баев для Jamestown Foundation (перевод – Новое время).

Расследование о вмешательстве России в американские президентские выборы в 2016 году каждую неделю раскрывает все новые факты, но Трамп хочет перевернуть эту страницу и сосредоточиться на проблемах сегодняшнего дня. Путин категорически отвергает все обвинения Москвы в киберпреступлениях и умело позиционирует себя как человека, от которого зависят решения международных проблем, важных для Трампа, – от кризиса в Северной Корее до Венесуэлы.

Основной задачей российской политики является противостояние и саботаж усилий США по решению этих проблем, но Путин осторожен и сохраняет гибкость. Кремль сигнализирует о готовности идти на компромисс. Хотелось бы, чтобы разговор между двумя лидерами действительно имел смысл, но на деле Путин непоколебим в своей одержимости противостоять США.

Северная Корея, несомненно, станет главной темой дискуссий во время продолжительного азиатского турне Трампа и во время его встречи с Путиным, о которой было объявлено внезапно. Позиция Москвы по этой проблеме была неоднозначной. С одной стороны, звучали заявления о предполагаемой бесполезности санкций, а с другой –  в Совете Безопасности ООН Москва голосовала в поддержку каждого нового раунда санкций. При этом Россия твердо стоит на том, что любое применение силы неприемлемо.

Тем не менее, хорошо осведомленные эксперты утверждают, что Кремль намерен играть роль посредника в решении этой проблемы. Северокорейского диктатора несколько раздражают его китайские покровители. Путин, несомненно, высоко оценил бы возможность оказаться в центре мировой дипломатии, куда он пока что не внес никакого вклада; но он также, вероятно, хотел бы видеть, как усилия США потерпели бы фиаско.

Подобные идеи распространяются в Кремле и относительно ситуации вокруг Ирана. Визит Путина в Тегеран на прошлой неделе подтвердил такие намерения. Дружелюбная и веселая обстановка, в которой проходили встречи Путина с президентом Хасаном Рухани и аятоллой Али Хаменеи, продемонстрировали решимость Кремля прекратить попытки Белого дома изолировать Иран на международном уровне. Российско-иранские экономические проекты имели второстепенное значение, но Путин все же счел важным подчеркнуть, что Россия построила свой транспортный коридор для Ирана. «Газпром» также стремится получить выход на иранский рынок и разрабатывает план по освоению рынка Индии, даже если прибыль на этих рынках будет чрезвычайно низкой. Сирийская война является основным совместным российско-иранским проектом. Как Путин, так и Рухани подчеркнули, что у них не было никаких разногласий по ведению боевых действий до решающей победы.

То, чем недоволен Кремль, так это поддержка Штатами некоторых групп сирийской оппозиции, в том числе курдов, которые до недавнего времени получали некоторую политическую поддержку со стороны России. Каналы связи между российскими и американскими военными в Сирии остаются открытыми; но обмен сообщениями слишком часто сводится к взаимным обвинениям, и существует высокий риск случайного боестолкновения. Путин уверен, что он будет вести переговоры с Трампом по Сирии с позиции силы, и американский президент сейчас не может рассчитывать на сделку с Путиным (как это было при их первой встрече в Гамбурге).

Один из способов укрепить позицию Трампа в спарринге с Путиным – это плодотворная встреча американского президента с лидером Китая Си Цзиньпином. В российских политических кругах считают, что Китай и США идут к геополитическому столкновению. На съезде Коммунистической партии Китая шла речь о глобальной власти Китая, и в Москве это трактуют как серьезный вызов мировому господству США. Путин, похоже, доволен, что Си Цзиньпин продолжает монополизировать власть в своей стране. Однако, китайский лидер не спешит выступать против США, предпочитая вместо этого сотрудничать со Штатами, в частности, по северокорейской проблеме. Таким образом Россия остается в одиночестве в ее политике конфронтации с Западом.

Недостатки российской позиции ясны Путину, он не может полагаться на «патриотизм» своего электората, разочарованного падением доходов и сокращением социальных пособий. Поэтому Кремлю приходилось прибегать к чисткам своих элит и избирательному наказанию оппозиции. Внутренние дела России могут не интересовать Трампа, и он также не может обещать Путину никакого послабления санкций, потому что этот вопрос по существу выходит за рамки компетенции Трампа. Если бы два лидера признали друг друга партнерами, которые ведут политический бизнес, Путин мог бы быть рассчитывать на успех, но большинство политического истеблишмента в США отказывается участвовать в такой игре.

Путин зашел слишком далеко, превратив Россию в ярого соперника Америки – в  ее ценностях, союзах, стратегических целях. И никакие манипуляции не помогут Путину выбраться из нынешнего затруднительного положения. Санкции по-прежнему будут больно бить по России, и поездка в Тегеран не спасла Путина в этой ситуации.


Поделитесь.


Новости партнеров



Оставьте комментарий

восемнадцать − 11 =