понедельник, 21 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Информационная диверсия: за что ОБСЕ и Курбатова должны благодарить Украину Не видеть разницы между выдворением из Украины кремлевских писак и тюремными сроками для украинских журналистов в России – это не слепота. Это злонамеренность

Вслед за выдворением из страны российской, прости господи, журналистки Анны Курбатовой, рассуждать о том, что в Украине кошмар с правами и свободами, принялось ОБСЕ, пишет Лариса Волошина для Деловой столицы.

«Практика высылки иностранных журналистов с Украины является тревожащим фактом и должна быть прекращена», – говорится в письме представителя ОБСЕ по свободе СМИ Арлема Дезира к главе МИД Украины Павлу Климкину.

В заявлении организации также отмечается, что инцидент с Курбатовой стал не первым «в череде подобных случаев». ОБСЕ высказывает «глубокую обеспокоенность» в связи с высылкой журналистки ВГТРК Тамары Нерсесьян, а также двух испанцев – Антонио Памплиеге и Мануэля Анхеля Састре.

«Я призываю украинские власти воздерживаться от наложения ненужных ограничений на работу иностранных журналистов, которые ограничивают свободный поток информации и нарушают обязательства членов ОБСЕ в отношении свободы СМИ», – заявил Арлем Дезир.

На самом деле, в свою очередь, хочется обратиться к ОБСЕ: «Прекратите призывать!». Особенно, когда в российских застенках до сих пор удерживаются Сенцов, Сущенко, Чийгоз, Семена, профессор Козлов, украинские военные и огромное число других украинских граждан. Не видеть разницы между выдворением из Украины кремлевских писак и тюремными сроками для украинских журналистов и активистов в России – это не слепота. Это злонамеренность.

Хочется отметить, что вся эта история с выдворением Анны Курбатовой похожа на хорошо спланированную информационную диверсию. Сначала Российская Федерация заявила, что журналистка «Первого канала» была похищена сотрудниками СБУ в Киеве 30 августа. Похищена и задержана – это разные понятия. Потом, когда Курбатова была выдворена из страны, начался шквал угроз и обвинений. Российский МИД пообещал «адекватный ответ», а московский филиал Союза журналистов России направил петиции в международные организации.

Российский «Первый канал» разместил на своем сайте сообщение, что в адрес их корреспондента Курбатовой регулярно поступали угрозы, в частности, «после репортажа о Дне независимости Украины, где она объясняла, почему 26-я годовщина обретения суверенитета для многих жителей – грустный праздник», – говорится в сообщении телеканала.

Российская сторона утверждает, что Курбатова работала над репортажем о запрете на въезд в Украину двум испанским журналистам Мануэлю Анхелю Састре и Антонио Памплиеге. Таким образом, создается иллюзия, что российскую пропагандистку выслали из Украины за ее «журналистскую деятельность».

Напомню, что испанских журналистов выдворили из Украины на три года за то, что они неоднократно посещали оккупированные территории, делали хвалебные репортажи о «восставшем народе Донбасса», не уведомляя о своих передвижениях Украину.

Здесь уместным будет напомнить, что Испания, которую мало кто может заподозрить в ограничении свободы слова, регулярно депортирует иностранных граждан за незаконное пребывание на территории государства и нарушение уголовного или административного законодательства страны. Испании можно, а Украине нельзя? Почему вдруг такая уважаемая организация, как ОБСЕ, решила наплевать на общепринятые нормы и занялась распространением антиукраинской пропаганды?

Пропаганда – это не только трансляция лживой информации. В первую очередь она является важной частью манипуляции массовым сознанием. Для того чтобы спровоцировать большое число людей на нужное манипулятору поведение, используется нехитрый алгоритм, который включает четыре этапа.

Первое: изучается целевая аудитория, ее ценности, предпочтения, стереотипы.

Второе: с помощью СМИ – тут и начинается пропаганда – берут какое-либо событие и полностью искажают причины его возникновения. Например, из каждого утюга начинается трансляция того, что испанских журналистов выгнали из-за ущемления Украиной свободы слова. Хотя на самом деле они нарушили законы Украины и с ними поступили точно так, как и в других правовых государствах в таком случае. Здесь важно, чтобы «искривление» реальности соотносилось с базовыми ценностями целевой аудитории, цепляло их за живое.

Третий этап: после того как целевая аудитория достаточно накачана пропагандой и искренне уверовала в подмену, запускается искусственно спровоцированное событие, которое подкрепляет «искривленную реальность». В нашем случае это журналистка, которая прямо-таки «нарвалась» на выдворение.

И на четвертом этапе с помощью СМИ начинается истерика. Эффект закрепляется. Массы, то есть огромное количество народа, начинают относиться к Украине как к авторитарной стране, где нарушаются базовые свободы. Поэтому любые попытки украинской стороны говорить о том, что страна-агрессор нарушает право украинских граждан, воспринимаются скептически.

Но главное. Украина, когда ее представители на международной арене призывают мир повлиять на Россию, мало чем в их глазах отличается от России. Первый случай международной военной агрессии в Европе в ХХІ ст. становится «внутренним конфликтом» между осколками бывшей советской империи.

Журналистка «Первого канала» Анна Курбатова занималась в Киеве чем угодно, только не журналистикой. Она и подобные ей продолжают распространять небылицы о «гражданском конфликте» в Украине. Причем делают это демонстративно, не таясь.

Исходя из их логики, такие украинские граждане, как Николай Семена или Ильми Умеров, которых прямо сейчас судят за высказывания в СМИ об украинской принадлежности Крыма, не жертвы военной агрессии России, а какие-то частные случаи, «перегибы на местах». Если в Украине «гражданский конфликт», то это означает, что те, кого преследует непосредственно российская репрессивная машина, не являются военнопленными. Они и их судьбы как бы не имеют к развязанной Россией войне никакого отношения.

Росказни российских пропагандистов – это не просто ложь. Это еще и подготовка плацдарма. Придание очевидной ситуации лживого контекста, что существенно уменьшает шансы освобождения тех, кто содержится в российских тюрьмах. Отрицая международный военный конфликт, российская сторона стремится вынести за пределы международного права притеснение украинских граждан на оккупированных территориях и в России, которое осуществляется непосредственно спецслужбами Российской Федерации.

Было бы странно, если б страна, решившаяся на открытую войну, не использовала ложь, пропаганду и технологии манипуляции массовым сознанием, пытаясь уйти от ответственности за свои антиправовые действия против соседнего суверенного государства. Но то, что ей в этом подыгрывают уважаемые международные организации, призванные стоять на страже основополагающих ценностей, – это уже слишком.



Поделитесь.





Новости партнеров