понедельник, 21 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Кругом враги. Зачем Трамп подписался под требованием убрать Путина Президент США стал заложником логики эскалации во всех случаях – не только российском, но и европейском. А также – во внутренней политике

Уникальность положения президента Дональда Трампа состоит в том, что он, похоже, является первым главой американского государства, чьи обязанности так далеко расходятся с желаниями. Тем не менее, Трамп сумел удивить, быстро подписав закон о расширении и углублении антироссийских санкций, – пишет Максим Михайленко для Деловой столицы. – Хотя мог бы уверенно потянуть время, едва ли не до сентября. Мог наложить вето на этот законопроект, хоть бы и спровоцировал, таким образом, торнадо возмущения.

Но ведь с точки зрения рейтинга Дональду Трампу особенно терять уже нечего – понадобятся системные усилия профессиональных политтехнологов, чтобы вернуть уровень публичной поддержки президента как минимум в январь 2017 года. Казалось бы, он мог бы и покапризничать. Так зачем же подписал билль, вводящий не отраслевые даже, а страновые санкции против России? Да еще сопроводив это акт некими странными заявлениями?

Вашингтонская хунта

Главная причина, разумеется, полностью прагматическая. Трампу не с руки ссориться с Конгрессом, поскольку власть в США разделена – президент не имеет права распустить какую-либо из палат, в то время как сам может подвергнуться импичменту. А ведь к такому результату может вполне привести специальное расследование Роберта Мюллера – зачем же добавлять ему новых аргументов?

«Президентской» республикой США (отчасти ошибочно) называют потому, что президент сам возглавляет правительство и в пределах федеральной исполнительной власти является практически всесильным, если при этом не нарушает закон. Поэтому, например, совершенно разгромлен Госдепартамент, недавно отмечавший свой профессиональный праздник. Парализован Минюст. Неясное будущее изводит рынок медицинского страхования. Тяжелая дискуссия кипит в области среднего, да и высшего образования – то есть там, где президент обладает некой регулирующей вертикалью. Но с Конгрессом необходимо вести себя осторожно. Тем более, все же нельзя подозревать Трампа в том, что его готовили в школе КГБ имени Андропова и забросили в США в далекие 70-е с целью разрушения американской политической системы. Доказательств этого нет. Многим поступкам Трампа существуют и другие объяснения.

Потому что в реальности Трамп советуется главным образом с военными, а дипломаты, «тайные сторонники Хиллари», ему без надобности. Такая ситуация, по-видимому, продлится до 2020 года. Тем не менее, зацикленность президента США на военных для Украины выгодна. Дело в том, что Барак Обама военным не доверял – по сути, даже операцию в Ливии проводила Клинтон, и ее результаты остаются неудовлетворительными. Военные, в отличие от дипломатов, не думают о том «как бы чего не вышло», а делают то, что считают нужным. Пентагон, причем достаточно давно, а именно со времен иракской кампании, считает Россию врагом, чтобы там ни кудахтало политическое руководство. С этим Киеву повезло.

Тесные рамки президентства

Не так повезло самому Трампу. Ведь теперь он стал заложником логики эскалации во всех случаях – не только российском, но и европейском. А также – во внутренней политике. В частности, увольнение Энтони Скарамуччи стало откровенным прогибом президента перед генералом Джоном Келли. Тому же Келли, новому главе администрации, теперь звонит генпрокурор Джеф Сешенс, чтобы спросить, работает ли он еще генпрокурором. При этом и Скарамуччи, и Сешенса Трамп выбрал сам.

Но можно обратить внимание, что в связи с подписанием этого закона речь об Украине не шла вообще. Трамп недоволен тем, что законодатели ограничивают его права – и впрямь, утрата возможности отменять санкции неизбежно приведет к тому, что «самые богатые люди России» больше не приедут на дефиле в Лас-Вегас.

Белый Дом – похоже, записку Трампа к закону писали его юристы – устами своего руководителя, заявил, что закон содержит «существенные изъяны». Это, в общем, такой намек на то, что потенциально, президент может по этому поводу обратиться в Верховный Суд, в котором, с помощью Трампа, сегодня доминируют консерваторы. Правда, кандидатуру судьи Нила Горсача утверждало однопартийное большинство в Сенате, так что кого он побоится больше — вопрос.

А вот сожаление и странная мысль о том, что закон толкнет Россию в объятия американских противников, таких как КНДР – это, скорее, проявление детского неудовольствие, от того, что его разлучили с дворовым другом, увезенным в колонию за убийство родителей. При всем том Трампу время от времени очень хочется казаться нормальным президентом (как в Париже), почему бы и не подписать? В конце концов, Путину самому пора научиться работать чисто. Кроме того, таким образом, Трамп может отвлечь внимание от дикой истории со скоропостижной отставкой Скарамуччи, а также от показаний, которые дал в юридическом комитете Сената Уильям Браудер насчет деятельности в Вашингтоне «эфэсбэшного» адвоката Натальи Весельницкой, удачно вовлекшей в свои дела семью и штабистов будущего президента.

Впрочем, единственный риск его специфического отношения к подписанному закону состоит в том, что президент США сможет как-либо манкировать своими обязанностями по выполнению предписаний этого акта. Здесь, конечно, закавыка имеется. Но и в данном контексте не обошлось без определенной иронии. Может быть, законодатели не догадались, какие душевные страдания они причиняют президенту? Ведь Трамп теперь должен представлять Конгрессу отчет по российским олигархам, которых знает, можно сказать, с пеленок, с самого начала 90-х годов, когда советско-российские уголовники начали обзаводиться собственностью в Нью-Йорке и одалживать деньги поиздержавшимся американским застройщикам.

Возможно, воздержавшись от скандала, Трамп надеется вернуть парламентариев к теме отмены «Обамакэр», ускорить работу над налоговой реформой, заставить их забыть о запрете службы в армии для трансгендеров, а также сбить эмоции от новых инициатив. Таких, как отмена лотереи «Гринкард» и защита прав белой молодежи от дискриминации при поступлении в вузы. Вряд ли, конечно, это выгорит, но попытка – не пытка.

Туз в рукаве

Между тем, отношения с РФ продолжат циклическое ухудшение, как бы Трамп ни хотел обратного. Вступивший в действие закон ограничивает любое кредитование/инвестирование в Россию максимально краткосрочными интересами спекулянтов, играющих на курсе валют и разнице между учетными ставками. Нанесен удар по энергетической, транспортной, военно-промышленной отраслям. По крайней мере, судьба «Северного потока-2» оказалась под крупным вопросом, причем Германия держалась недолго, начав быстро отказываться от связанных с ним проектов…

Главное же – это исчезновение надежды на отмену и пересмотр санкций, накрывание колпаком всей российской верхушки, попадание ее под микроскоп американской разведывательной и правоохранительной системы. Случай с Дмитрием Рогозиным, попытавшимся облететь Украину через Беларусь, Польшу, Словакию, Венгрию и Румынию, чтобы попасть в Молдову, но не преуспевшим – очень показателен. Синхронно Испания выдала США арестованного в прошлом году хакера Лисова, скорее всего связанного с заговором Кремля против американского правительства. Круг таких «жертв американского империализма» теперь будет постоянно расширяться, а российская элита – жить в страхе, ведь возможность выехать и порыться в сундуках на Большом Каймане или в Панаме исчезает, а тамошние зиц-председатели, скорее всего, ходят под колпаком ФБР.

Для России это печальная история: совершив полный круг, она вернулась во времена позднего Брежнева-Черненко-Андропова, но под тогдашними санкциями и СССР с его могучей промышленностью, не чета нынешней российской, выдержал очень недолго.

Конечно, в качестве источников товаров и возможных инвестиций сегодня есть Китай, Турция и Индия, Южной Корее американцы могут перекрыть кислород. Однако Китай держится линии западных банков. Президент Эрдоган представляет собой гибрид из Трампа и Путина, его поведение плохо предсказуемо. Индия продолжает ориентироваться на США, ее премьер Нарендра Моди является выдвиженцем крупного бизнеса, который легко находит общий язык с республиканцами, да и вообще сконцентрирован на соперничестве с Китаем. Стремительно падающая в архаику Россия не является реальным приоритетом для этих стран, не способна вести себя как союзник, не обладает должной инфраструктурой и превращается, скорее, в пугало.

Конечно, тот же Трамп вряд ли – в одностороннем порядке – пойдет на замораживание российских вложений в облигации американского казначейства. Но в случае очередной эскалации со стороны России Конгресс заставит его это сделать в рамках утвержденного закона, или каким-либо образом сделает сам. На данный момент это неплохой сдерживающий фактор: вряд ли Москва рискнет мгновенно потерять 5-10% ВВП, а дальше начнется неминуемая паника. Раньше это было непредставимо, а теперь – вполне возможно.

Все ходы записаны

Реакция России пока вполне предсказуемая – погремев и пустив отвлекающие дымовые сигналы, Кремль съехал с темы адекватного, или даже несимметричного ответа, поскольку крыть нечем. Экономика стоит, дыры в балансе и в банковской системе затягивают с помощью скрытой эмиссии в форме казначейских обязательств (в прошлом году на сумму более чем в три триллиона рублей, в этом планируется новый виток такой эмиссии). Так что по идее, Москва, запрещающая ввоз свиней из Румынии, полагается на то, что сумеет пугнуть американцев учениями «Запад-2017» в Беларуси, а также что удастся отколоть еще какой-нибудь номер в Сирии, Ливии, Афганистане или Ираке.

Кроме того, на уровне Совбеза ООН Москва будет накладывать вето на новые проекты резолюций по Северной Корее, чем, скорее всего, лишь спровоцирует ускорение силового решения вопроса. Все прочие возможности России весьма ослаблены и продолжают деградировать. Что еще она может сделать Украине, кроме как пойти на обострение конфликта, к чему все готовы и здесь, и на прочем Западе? Тем более, что тогда европейцам придется экономить газ и возводить СПГ-терминалы стахановскими темпами, так как газопроводы через Украину сразу же перестанут существовать.

Трудно остановить и развал евразийского блока – позорное изгнание из объективно бедного Кыргызстана российской корпорации «Русгидро» является крайне показательным моментом.

Похоже, что такой настроенной системой сдерживания путинских дворовых уже безо всяких экивоков подталкивают к устранению (убийству?) барина как к единственному выходу из ситуации. Известно, что массовых политических выступлений Кремль пока не боится — а вот с социальными выступлениями и ориентированным на Запад финансовым бизнесом борьба идет самая настоящая. Но рвется там, где тонко — на это указывают участившиеся стычки двух главных опричных группировок РФ, чеченцев и полиции. А недавняя стрельба и убийства в суде, показавшие рост влияния новой диаспоры из Центральной Азии? Все это делает новые санкции точкой отсчета для перехода российского кризиса в быстротекущую фазу.

То, что над этим процессом, подобно владельцу шлюпки у бортов тонущего «Титаника», председательствует именно Дональд Трамп, полтора года противопоставлявшийся российской пропагандой Америке и Западу – придает ситуации особенный привкус.



Поделитесь.





Новости партнеров