середа, 28 вересня 2022 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Взрывы на аэродроме «Зябровка»: О причинах нового страха Лукашенко Независимо от того, что произошло на самом деле, ЧП на аэродроме «Зябровка» является очень плохим и тревожным сигналом для официального Минска

Наблюдатели сообщают о серии взрывов на территории аэродрома «Зябровка» в Гомельской области. В течение 7 минут (с 00-25 до 00-32) 11 августа было зафиксировано несколько вспышек. Есть размытое фото зарева. Лучшей фотофиксации ожидать, видимо, не стоит, поскольку в Беларуси за такое садят. Сразу же возникло несколько версий произошедшего – от удара со стороны Украины до провокации российских войск. Ну и версия МО Беларуси о «загоревшемся двигателе». Однако, независимо от того, что произошло на самом деле, произошедшее является очень плохим и тревожным сигналом для официального Минска. Давайте разберемся, почему.

Для полного понимания стоит оценить, чем является аэродром «Зябровка» сегодня. И тут важны три пункта.

Аэродром не используется для базирования ударной авиации. Вертолеты — да, самолеты в массе своей нет. Тем более рядом есть Гомель с нормальной инфраструктурой.

Аэродром является местом концентрации российских средств ПВО и хранения боекомплекта — запаса ракет к С-300, С-400, возможно, к «Искандерам».

На аэродроме базируются упомянутые в п.2 «Искандеры».

Теперь рассмотрим три версии произошедшего.

Версия 1. Официальная

Уже к 8 утра официальные беларуские власти выкатили свою версию — возгорание одной из единиц техники во время тестового запуска после замены двигателя. Такая информация опубликована на ресурсах МО Беларуси. Причем говорится там не про аэродром «Зябровка», а про «произошедших вспышках на участке местности Зябровка Гомельской области». Но есть несколько неувязок:

Во-первых, в Зябровке стоят российские войска, а беларуских военных туда допускают «в час по чайной ложке при хорошем настроении».

Во-вторых, серия взрывов и возгорание одного двигателя — все же разные вещи. Особенно если учесть, что звуки и отблески взрывов фиксировались на достаточно большом расстоянии.

Если вдруг поверить версии МО Беларуси, то надо понимать следующее. Плановой замены двигателя для, например, обычных грузовиков не проводят. Или, если проводят, то точно не в полевых условиях. С другой стороны, замена движка — действительно плановый процесс для, например, пусковых установок ЗРК С-300. Дело в том, что там в качестве шасси используются древние МАЗ 543 и МАЗ 7410. В обоих случаях силовая установка основана на модификациях двигателя Д-12-525А, который сам является наследником танкового двигателя В-2. Отсюда и «родовые болезни», к которым относится весьма ограниченный ресурс. Пусковая установка хваленого российского С-400 также изначально базировалась на шасси МАЗ 543М. Соответственно и логика обслуживания та же.

Мог ли взорваться двигатель? Мог. Но, поскольку очевидцы говорят о серии взрывов, то можно предположить, что следом взорвалось топливо и (если речь действительно о пусковой С-300 или С-400) ракеты. Тогда, теоретически, зарево должно было быть видно издалека.

Версия 2. Удар со стороны Украины

Удар по «Зябровке» с военной точки зрения вполне логичен (при необходимости). Это место концентрации российских войск, база для хранения боекопмлекта для ЗРК и ОТРК, размещенных в Беларуси. В конце концов, аэродром расположен на удалении от крупных населенных пунктов. Идеальный вариант: собрались русские «в поле», разложили вокруг взрывчатку и ждут знаков с неба.

Удар по такому объекту существенно уменьшает вероятность активизации российских войск с территории Беларуси. Кроме того, если учесть концентрацию средств ПВО, то удар по объекту «открывает» и небо.

Однако, судя по интенсивности взрывов, если это и был ракетный удар, то весьма ограниченный по силе. Или целями были не завезенные ракеты а, например, РЛС средств ПВО. Тем более что в распоряжении Украины уже есть (и используются) соответствующие средства поражения.

Но у этой версии есть свои «но». Во-первых, современное оружие сейчас активно используется на фронте. Доставка новых комплексов происходит на удалении от беларуской границы. И тянуть пусковые установки «лишние» 200-300 км на север вряд ли оправдано при теперешнем уровне угроз. Во-вторых, пока что сохраняется политическая позиция: без лишней необходимости не создавать ситуаций, которые могут быть использованы РФ для втягивания Беларуси в полноценное участие в войне.

Версия 3. Провокация РФ

Тут логичным может быть и серия взрывов, и их ограниченная мощность. Так сказать, игра на ставшей мемом фразе Лукашенко «а я вам сейчас покажу, откуда на Беларусь готовилось нападение». Есть конкретное место и будет давление из Москвы — ну давай, делай что-то.

Минусом такой версии является степень готовности ВС Беларуси ко вступлению в войну и общественные настроения. То есть сегодня официальный Минск не может создать существенных проблем Украине: банально нет достаточного количества войск возле границы, а российская группировка слаба. Но это пока что.

Страх Лукашенко

И вот тут мы подходим к оценке вызовов для Лукашенко. Первый и ключевой тезис, общий для всех трех версий, заключается в самой сути автократии. Вершина властной пирамиды должна демонстрировать способность контроля над процессами, не говоря уже о территории. Тут же получаем ЧП, которое происходит формально на беларуской территории, но в зоне, которую ты контролировать не в состоянии. Это бьет как по лояльности твоих же подчиненных («вожак стаи слаб»), так и по настроениям населения (власти нет). Что является уже политическим вызовом.

В случае справедливости официальной версии ситуация та же. Военнослужащие другого государства на твоей территории создали ситуацию, создающую опасность для граждан. Влиять на них ты не можешь, гарантировать, что такие ЧП не повторятся, тоже. Вновь имеем проблемы восприятия власти населением. Но есть и еще один аспект. А если двигатель изготовлен (либо ремонтировался) в Беларуси? И если это акт саботажа либо диверсии? Какие вопросы возникнут у твоего «союзника», которого ты боишься?..

В случае если это провокация РФ, также есть основания для беспокойства. Для России важно втянуть Беларусь в войну с Украиной. Не только и не столько с точки зрения военных успехов (ВС Беларуси сегодня неспособны создать критичные вызовы ВСУ), сколько с точки зрения ограничения зоны твоего политического маневра. С другой стороны, тема войны крайне непопулярна среди населения. И увязание в российской агрессии напрямую бьет по уровню внутренней легитимности. Это удар по самому важному для Лукашенко — его власти.

И, наконец, версия удара со стороны Украины. Тут вызовы комплексные. Во-первых, последние несколько месяцев лично Лукашенко и его окружение много говорили о силе российской армии и создании щита из С-400 и «Искандеров». По факту щит оказался дырявым — ведь взрывы произошли именно в месте концентрации упомянутых комплексов, да еще во время учений средств ПВО, когда те же С-400 и С-300 были в активном состоянии.

Второй аспект еще более интересен. Путина не зря называют «бункерным дедом». В вопросах обеспечения личной безопасности властитель Кремля думал как в логике борьбы с внутренней оппозицией, так и в логике войны с «коллективным западом». Поэтому защищенные пункты управления поддерживались в рабочем состоянии, строились новые. В Беларуси тоже строились новые резиденции. Но в другой логике. Лукашенко считал угрозой выступления населения, в худшем случае, попытки нападения. Поэтому резиденции охраняются, часть из них построена в удалении от населенных пунктов. Но думал ли Лукашенко в логике защиты от ракетных ударов? Ведь удаленная резиденция — идеальная цель. Вопрос становится весьма актуальным.


Игорь Тышкевич / Facebook
Поділіться цим