п'ятниця, 1 липня 2022 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Кость для патриотов: Почему Кремль заговорил об аннексии Херсонщины Заявление «гауляйтера» Херсонщины, а на самом деле просто предателя и коллаборанта Кирилла Стремоусова о присоединении к России – это элемент информационно-психологической операции Кремля

Новость о том, что «гауляйтер» Херсонщины (хоть какой гауляйтер из коллаборанта?) Кирилл Стремоусов заявил на пресс-конференции о намерении обратиться к Владимиру Путину с призывом включить ее в состав России, стала вчера едва ли не топовой.

Наши СМИ вслед за российскими растиражировали слова предателя о том, что «никаких ХНР на территории Херсонской области создаваться не будет, референдумов не будет», а будет только один-единственный указ президента РФ на основании обращения руководства Херсонской области — а в обращении будет просьба «ввести область в состав полноценного региона русской Федерации».

Первое, что здесь следует отметить: это заявление не стоит ваших нервов. Как минимум пока не стабилизируется линия фронта – и не на недели, а на месяцы. А пока на подобный сценарий ничто не указывает: речь не идет ни о перемирии, ни даже о прекращении огня: медленнее, чем хотелось бы, но освобождение Украины продолжается.

Во-вторых, если бывший эзотерический социалист сделал заявление по собственным убеждениям, он просто продемонстрировал глупость и неосведомленность о российских порядках. Если же это было заявление по рекомендации вышестоящего начальства (что гораздо вероятнее), то речь идет об очередной информационно-психологической операции.

И здесь придется кое-что объяснить. Путинский режим, как и положено диктатуре, является режимом с мощной фрейдистской фиксацией на легитимизме. Каждое его действие должно основываться на соответствующей юридически закрепленной норме. И, конечно, законность в путинской России не тождественна справедливости (впрочем, эта деталь темы не касается).

Так вот, федеральный конституционный закон «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образовании в ее составе нового субъекта Российской Федерации» четко регламентирует порядок действий. Согласно ему желающее «руководство области» действительно может выступить с таким обращением. Но обращение это – о подписании соответствующего «международного договора». Получив его, президент РФ уведомляет Совет Федерации, Госдуму и правительство. И только после голосований Путин получит полномочия на «один-единственный указ».

По сути, то же самое заявил путинский пресс-секретарь Дмитрий Песков, комментируя слова Стремоусова: «Безусловно, быть или не быть такому обращению должны решать жители Херсонской области – это первое. И определять свою судьбу — тоже жители области. Конечно, этот вопрос должен быть четко и тщательно выверен и оценен юристами и правовиками, потому что, конечно, подобные судьбоносные решения должны иметь абсолютно четкую юридическую основу, быть абсолютно легитимными, как это было с Крымом».

Упоминание о Крыме здесь пикантно. Ведь свою «упрощенную» схему Стремоусов как раз и объяснял тем, что «референдум, который абсолютно законно провели в Крыму, не воспринят мировым сообществом, сделавшим все, чтобы не воспринимать Россию как полноценный субъект мирового сообщества».

Другими словами, Москва не готова «идти по абсолютному беспределу», поддерживая видимость легитимности процедур – несмотря на очевидное отсутствие перспектив международного признания аннексии. По всей вероятности, именно ради этой демонстрации намерений Стремоусова вообще вытащили в эфир. Но, что характерно, он говорил о годичном горизонте оформления заявки, то есть возможностей создать хотя бы видимость народного волеизъявления хотя бы путем обращения «уполномоченной власти» – нет. Херсонщина сопротивляется, и преодолеть это сопротивление в ближайшей перспективе оккупанты даже не надеются.

И здесь мы переходим к пункту три. Зачем вообще это было сделано? Причин, по всей видимости, несколько. В первую очередь, парад 9 мая был показательно провальным: курсанты, военные инженеры и железнодорожники – и ни одного самолета в небе – это не та сила, которая вдохновляет патриотов. Это вызывает недовольство и сомнения в успехе «военной операции». Поэтому публике нужно бросить кость в виде очередного территориального приобретения – хотя бы запланированного на будущее.

В то же время, это бесспорная декларация намерений. Крым нуждается в воде. Годы оккупации наглядно продемонстрировали, что без нее полуостров даже с основной для РФ функцией военной базы справляется с большим трудом, и никакие эрзацы здесь не помогают – ни цистерны с Кубани (ей самой не хватает воды), ни опреснительные прожекты. А усиленная выкачка подземных вод убивает грунты. Так что без контроля над Херсонщиной эвакуация россиян из Крыма станет вопросом времени.

С другой стороны, то, что Россия затронула тему аннексии области, может означать попытку усиления переговорной позиции. Это своего рода сигнал Киеву и миру: Москва готова продолжать – но это еще не точно, так давайте договариваться по Крыму и гарантиям жизнеобеспечения Крыма.

Еще один аспект – продовольственный. Отжим Херсонщины – это решение ряда проблем в области сельского хозяйства, от посевного материала до перерабатывающих предприятий. Это не только ослабление потенциала Украины, но и усиление собственного, в частности, за счет мародерства и рейдерства. Так что позавчерашнее заявление Пушилина о том, что «ДНР» готово помочь Херсону с реализацией продукции – это оно. К тому же здесь есть и проекция на мир: до войны Украина выступала гарантом продовольственной безопасности для 400 млн человек. Так что отчасти это шантаж, а отчасти – попытка уничтожить конкурента.

И последнее: вся эта суета – очередной звоночек для «республик Донбасса»: включение в состав РФ им не светит, несмотря на все «референдумы» и обращения. В отличие от Херсонщины, они нужны Кремлю именно в том статусе, в котором пребывают сегодня: деиндустриализированной клоаки без перспектив восстановления, зоны всех возможных катастроф от гуманитарной до экологической. Что ж, в этом русский мир на редкость единообразен: одно и то же и в Мурманске, и в Донецке.


Алексей Кафтан / Деловая столица
Поделитесь.