четверг, 26 мая 2022 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Резня в Буче: Как наказать каждого рашиста Жертвы в украинских городах – это не случайность и не эксцесс исполнителей, а реализация действующей политики России и установленного порядка действий российских военнослужащих

Последние дни открыли мне, что проявляющаяся ненависть может быть разной. Ненависть к рашистам со слезами на глазах, которая появилась, когда я узнал о названиях детских садов, которые были разбомблены в Ахтырке в первые дни войны, постепенно изменилась на холодную, расчетливую ненависть, которая дошла до какого-то абсолюта, когда обнародовали первые фотографии из Бучи и Ирпеня…

С другой стороны, к сожалению, эти убийства не были чем-то неожиданным или новым. Ниже приведу описание результатов «зачистки» Грозного русскими солдатами в течение штурма декабря 1999 – января 2000 годов, изложенных в решении ЕСПЧ Khashiyev and Akayeva v. Russia (nos. 57942/00 and 57945/00, 24 February 2005):

«17. … 25 января 2005 года первый Заявитель, …, поехали в Грозный, чтобы получить информацию о своих родственниках. На Нефтяной улице, 107, во внутреннем дворе они нашли 3 тела с огнестрельными ранениями и другими телесными повреждениями. Это были Лидия Хашиева и Анзор Таймесханов, сестра и племянник первого заявителя, и Адлан Акаев, брат второго заявителя. В его руке было зажато удостоверение заведующего кафедрой физики Грозненского педагогического института. Другие документы были в кармане его рубашки: паспорт, удостоверение научного сотрудника Грозненского нефтяного института и права водителя. Идентификационные документы нашли и на 2-х других телах.

….19. Первый Заявитель утверждает, что на телах его родственников было много следов от ударов и огнестрельных ранений, некоторые кости были сломаны. В частности, на теле Лидии Хашиевой было 19 ранений от ударов, ее руки и ноги были сломаны, а зубы выбиты. На теле Анзора Таймесханова было много ушибов и огнестрельных ранений, его челюсть была сломана.

… 23. 9 февраля 2000 года вторая заявительница уехала в Грозный. Во дворе дома 107 на Нефтяной улице она обнаружила и забрала с собой гильзы от пулемета и шляпу своего брата. В тот же день в соседнем доме она увидела тела еще 5 человек, все были застрелены. Она увидела, что шестая женщина из этой группы Елена Г. была ранена, но жива. Второй заявитель позже нашел ее в Ингушетии. Елена Г. сообщила второму заявителю, что их обстреляли солдаты, а брата второго заявителя живым она видела вечером 19 января 2000 года.

…25. Первый Заявитель утверждает, что тело Хамида Хашиева было искалечено, череп был разбит, а некоторые пальцы были отрезаны. Тело Ризвана Таймешханова было измучено многочисленными пулевыми ранениями».

Извините за длинную цитату, но важно показать, что modus operandi (образ действий — лат.) рашистов не изменился (более чем уверен, что у многих расстрелянных в Буче были при себе документы), и что эти жертвы в украинских городах — это не случайность и не эксцесс исполнителей, а реализация действующей политики Российской Федерации и установленного (наверное, в каком-то секретном приказе) порядка действий российских военнослужащих.

Как написал Уинстон Черчилль: «Те, кто не учится истории, обречены ее повторить».

К сожалению, когда происходили расстрелы чеченцев в Грозном в 1999-2000 годах, доступ к местам преступлений был только у российских правоохранительных органов, и заявителям было трудно собрать доказательства нарушений для ЕСПЧ. Также в то время ЕСПЧ был единственной независимой инстанцией, которая могла рассматривать эти нарушения.

А рассмотрение этим форумом имеет свои плюсы и минусы. С одной стороны, этот суд достаточно неформально относится к доказательствам и не требует для своих решений строгого уголовного стандарта доказывания, а также присуждает денежную компенсацию жертвам нарушений. С другой стороны, не устанавливая индивидуальной ответственности, его решения имеют значительно меньший предупредительный эффект от решений международных уголовных трибуналов.

На другом полюсе находится расследование массовых убийств мужского населения Сребреницы в 1995 году. Расследование было проведено Офисом Прокурора Международного уголовного трибунала по Югославии и привело к признанию этих событий «геноцидом» в решениях этого Трибунала в деле Prosecutor v. Krstić, а также до официального извинения в 2004 году президентом Республика Сербская за Резню в Сребренице.

То, на что я хочу обратить внимание, изложено в п.71 решение первой инстанции трибунала о подтверждении позиции обвинения результатами экспертиз тел эксгумированных с мест массовых захоронений и в примечаниях 138 и 139 к этому пункту. Стоит обратить внимание, что в эксгумации принимали участие семь экспертов – докторов наук и профессоров – а исследования проводились в лабораториях США и Нидерландов.

Я не знаю, удастся ли провести рассмотрение преступлений против человечности, которые совершили рашисты в Украине, в Международном уголовном суде или в специализированном трибунале по типу Югославского. Но провести совместное расследование этих преступлений с привлечением международной помощи, в частности экспертной можно и, на мой взгляд, необходимо прямо сейчас.

Украинские воины преодолевают рашистов на полях сражений, а наша задача одолеть их во всех возможных судебных форумах, а, если таких форумов не хватает – создавать новую юридическую инфраструктуру для наказания виновных и взыскания компенсации с агрессора. Но в основе таких процессов должен лежать сбор доказательств.


Иван Лещина / УНИАН
Поделитесь.