четверг, 26 мая 2022 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Преодолимые географические разногласия: Как война в Украине запускает распад России «Нагорный Карабах», – инструмент давления Кремля на Армению и Азербайджан – уверенно приближается к несуществованию

В минувшую пятницу, 25 марта, Армения сообщила, что азербайджанские войска «вошли в четверг, 24, в село Парух (Фарух), находившееся в зоне ответственности российских миротворцев, между позициями азербайджанских и армянских войск», а женщины и дети из соседнего село Пирляр (Храморт) эвакуированы, и там собираются армянские силы для обороны.

… Я попрошу не выражаться в моем доме…

В тот же день, 25-го, министры обороны Азербайджана и РФ, Закир Гасанов и Сергей Шойгу, обсудили ситуацию, сложившуюся на территории Азербайджана, где временно дислоцирован российский миротворческий контингент. Гасанов сообщил, что в указанных пунктах проводится уточнение позиций и мест дислокации. Он также уточнил, что правильное название села – Фаррух, именно с двумя «р», а не «Фарух», и, тем более, не «Фурух».

Гасанов напомнил своему собеседнику ещё и о том, что азербайджанская сторона не раз указывала на недопустимость использования названия «Нагорный Карабах» в пресс-релизах российских военных, и что никаких «подразделений вооруженных формирований Нагорного Карабаха», о которых упоминали россияне, не существует в природе. Существуют — пока ещё, — только остатки армянской армии, не выведенные с территории Азербайджана, и просто банды, или, выражаясь корректнее, незаконные вооруженные формирования. Именно по ним и наносит удары азербайджанская армия, освобождая законные азербайджанские территории. В том числе и с «Байрактаров», упомянутых в российском релизе.

Примерно в том же духе, но на повышающихся нотах протекало и дальнейшее общение. МО Азербайджана все более решительно призывал МО РФ «в соответствии с положениями трехстороннего заявления обеспечить полный вывод остатков армянской армии и незаконных армянских вооруженных формирований из признанных международным сообществом территорий Азербайджана», а также «не представлять в искаженной форме передвижения вооруженных сил Азербайджана в пределах его суверенных территорий, и правильно указывать названия территорий».

Как Баку троллит Москву

А где же российские миротворцы, которые находились между позициями азербайджанской армии, защищающей территориальную целостность своей страны и армянскими оккупантами? Ихтамнет, их перебросили в Украину, затыкать очередную дыру в рядах российских оккупантов, проделанную ВСУ. Это и дало возможность азербайджанцам занять село Фаррух, с двумя «р», и войти в непосредственное соприкосновение с армянскими оккупантами. Которые, ощутив это соприкосновение, стали звать российских миротворцев, но те уже в Украине, и, возможно, в ней навсегда и останутся.

Конечно, публичные азербайджанские реакции – троллинг чистейшей воды. С момента подписания соглашения о вводе миротворцев, и даже задолго до этого все понимали, что единственной целью российского миротворчества будет гарантированная нерегулируемость конфликта. Но тогда у Азербайджана не было выбора, ему пришлось согласиться на российские предложения, от которых невозможно было отказаться.

Теперь же позиция Баку формально неуязвима. Ее можно оспорить, только организовав провокацию с участием российских военных, поскольку у Армении нет сил для противодействия азербайджанской армии.

Несомненно, Россия, будь у нее возможность, поддержала бы Ереван. Здесь уместно упомянуть о всплывших свидетельствах причастности РФ к ракетным обстрелам азербайджанских городов в ходе 44-дневной войны. Стрельба, как оказалось, велась из российских пусковых установок и российскими же ракетами. Все это было «одолжено» армянским союзникам из запасов на базе в Гюмри.

Но сейчас Россия завязла в Украине, и в Баку решили использовать подходящий момент. Попутно напомнив Москве и Еревану о том, что было прописано в трехстороннем заявлении от 10 ноября 2020 года и в Декларации о союзническом взаимодействии, подписанной между Москвой и Баку 22 февраля 2022-го, за два дня до начала войны в Украине. Ясно, что Москва не собиралась выполнять взятых на себя обязательств, что тоже вполне обычно. Но ведь она не может сейчас заявить это открыто?

Что будет дальше?

По последним сообщениям МО РФ и СМИ Армении азербайджанская сторона после переговоров «осуществила отвод своих подразделений из района населенного пункта Фурух (Парух) в Нагорном Карабахе». МО даже опубликовало поясняющую карту.

В то же время по информации пресс-центра непризнанной НКР на 09.00 27 марта азербайджанские подразделения оставались на месте. И в МО Азербайджана тоже сообщили, что их военные остаются на позициях в селе Фаррух.

Чтобы разобраться, кто врет, достаточно задаться вопросом о том, между кем могли происходить переговоры об отходе из Фарруха. Российских миротворцев Фаррухе нет, и это уже известно точно. Все переговоры между Баку и Ереваном начиная с осени 2020 года шли только при посредничестве Москвы. Обмен мнениями по поводу освобождения Фарруха тоже шел по линии Баку-Москва, на уровне МО двух стран, а мнения армян никто и не спрашивал. Наконец, версия об отходе азербайджанцев от Фаруха появилась сначала в армянских СМИ и только затем в сообщениях МО РФ. Было упомянуто намеренно искаженное название села и термин «Нагорный Карабах» — в надежде, что азербайджанцы вообще проигнорируют эту информацию, никак ее не комментируя. Иными словами, армянские СМИ и МО РФ соврали, ровно так же, как лжет МО РФ о российских потерях в Украине. Расчет был на то, что когда ложь разоблачат, о «Фурухе» все успеют забыть.

Конечно, Москва, столкнувшись с неожиданными для себя потерями в Украине, гребет сейчас отовсюду и всех подряд. Понятно, что вывести миротворцев заставила нужда, но, даже скребя по сусекам, их можно было оставить на самый конец. На что же рассчитывали в Москве, решаясь на их вывод?

Возможно, там полагали, что Азербайджан не станет продвигаться по своей территории, после их ухода? Если это так, то в Москве в проявили полное непонимание ситуации, столь же полное, как и насчет Украины. Но может быть и так, что вывод миротворцев – попытка надавить на Армению, которую Москва уговаривает послать свой контингент в Украину, в рамках ее обязательств, как члена ОДКБ. Конечно, ОДКБ — оборонительный союз, но Кремль, как обычно, все перетолковывает в свою пользу, лепя из него полицейско-карательное объединение. И давит на союзников — Путин очень хочет придать конфликту международный характер. Это позволило бы размазать ответственность за агрессию и поискать возможности обхода санкций.

Правда, успехи Москвы на этом направлении пока не впечатляют. Ей удалось добиться только согласия Минска на использование в качестве плацдарма территории Беларуси, которая, по факту, уже давно находится под российской оккупацией.

Вывод миротворцев мог быть попыткой давления на Ереван: мол, если не пошлете своих военных в Украину, мы вас оставим наедине с Баку. И тут для Еревана настает черед считать риски.

Участие в агрессии против Украины сулит Армении множество неприятностей. Главная из них – оказаться под санкциями вместе с Россией. Правда, у Армении в соседях сплошь страны, не поддержавшие антироссийских санкций. Но в странах, которые эти санкции поддержали, у армян есть бизнес-связи, лобби, банковские счета. Словом, Еревану есть что терять.

Альтернатива соучастию в агрессии – уход миротворцев, прямые переговоры с Баку и неизбежный возврат всех азербайджанских территорий. Возможно, поэтапный, не в один день, но неизбежный. В активе — завершение надоевшей всем войны. В качестве бонуса – нормализация отношений с Турцией, которая, среди прочего, способна обезопасить Ереван от слишком страстных иранских объятий, способных в какой-то момент перейти в оккупацию в отсутствии России.

Конечно, в России есть большая армянская диаспора. Но санкции сделали ее экономически несостоятельной. И армян из России в Армению, при нынешней нехватке пушечного мяса, определенно не вышлют. Скорее, они сами оттуда побегут и будут счастливы, что добежали – те, кто добежит. И база в Гюмри опустела. И вечная карабахская война надоела всем, кроме степанкертского клана, построившего на ней бизнесы и карьеры.

Но влияние Степанакерта, который много лет делал политическую погоду в Ереване, ослабло сначала по итогам 44-дневной войны, а теперь в связи с санкциями и экономическим ослаблением России. Это не может не вызвать у Еревана соблазн послать к черту московских партнеров вместе со степанакертскими ястребами, помахать рукой вслед миротворцам, выразив им глубочайшую признательность, но сообщив, что в их услугах больше не нуждаются, и пересмотреть внешнюю политику. Тем более, что всем уже очевидно: союз с Москвой означает для Армении тупик, вечную войну и прозябание на задворках России, в окружении недоброжелательных соседей. Армяне почти два века были российской иглой в Закавказье, и нажили от этого минимум преимуществ, но массу неприятностей. Включая и события 1915-22 годов, которые в Армении называют геноцидом, а в Турции за геноцид не признают, но которым, как их ни назови, предшествовал сговор лидеров армянских общин, проживавших в Турции с Россией.

Острова на горизонте

Конечно, Армения – не часть России де-юре. Но, по факту, с началом карабахской войны 1992 года, она стала российской колонией, с крайне ограниченным суверенитетом. Так что если сейчас у Еревана хватит решимости развернуться прочь от Москвы, та лишится изрядного куска своего закавказского подбрюшья.

А если Ереван не решится и попытается сохранять верность России, он столкнется с тем, что вывести миротворцев гораздо проще, чем ввести их назад. Сейчас миротворцев на линии разделения нет, а, значит, нет и разделения. Зато у Азербайджана есть масса поводов выйти из тройственного соглашения. Вмешаться военной силой Россия едва ли сможет – свободной силы у нее нет. Все брошено в Украину. К тому же это сразу толкнет Баку в сторону Турции уже окончательно. Экономическое давление на фоне санкций весьма сомнительно. Так что ничего, кроме нервного лая Лавроппентроппа Сергея Лаврова мы, определенно, не услышим.

А если речь пойдет о переформатировании перемирия в новом раскладе сил и возможностей, то у азербайджанцев в любом случае будет повод пригласить в посредники Турцию — в том числе и для организации миротворческой миссии в новом формате. Что, собственно говоря, означает для Еревана ровно тот же результат, что уже был описан выше, но в менее выгодном для него варианте, по принципу «не хотели по-доброму — будет по-плохому».

Тем временем, на другом конце света российская армия начала учения на Курильских островах. Три тысячи солдат и сотни единиц техник отрабатывают отражение морского десанта, но их гастроли не могут длиться вечно. Всю труппу ждут в Украине, чтобы переработать её в трупы, — уж простите за невольный каламбур. И, если Япония после этого просто займет, явочным порядком, четыре почти безлюдных острова, что предпримет Россия? Весь развитый мир считает острова японскими, а японцы могут даже провести там референдум, предложив по его абсолютно предсказуемым результатам гражданство всем, кто пожелает остаться на японских островах, и комфортные условия переезда в Россию тем, кто этого не пожелает. Теперь вопрос на засыпку: много ли будет желающих уехать в Россию?

Возможно, это будет не завтра — но это обязательно случится. Недаром же, еще 7 марта, на фоне уже тогда ставшего очевидным российского провала в Украине, в Японии впервые за многие годы официально назвали острова исконно японскими и начали поставки вооружений для ВСУ.


Сергей Ильченко / Деловая столица
Поделитесь.