суббота, 8 мая 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Имитация союзничества: Чем обернется вояж Зеленского в Стамбул Украина дорого заплатит за поддержку Турцией своих евроатлантических устремлений

Президент Украины Владимир Зеленский 10 апреля посетил экономическую столицу Турции — Стамбул, где заключил важные политические соглашения со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Встреча состоялась во дворце Хубер и продлилась два часа вместо одного. После переговоров президентов началось заседание двухстороннего Стратегического совета высокого уровня, по итогам которого была подписана совместная декларация из 20 пунктов.

Если оценивать визит Зеленского через призму бурной реакции на него в Москве, то он прошел успешно. Но есть и ряд вопросов к подписанному ими документу, вызывающих тревогу.

Начнем с позитива.

Стороны подтвердили намерение укреплять двухстороннее политическое, экономическое, оборонное сотрудничество.

При этом некоторые из пунктов декларации и действий являются посланием, адресованным Кремлю.

Во-первых, за день до приезда украинского президента в Турцию Анкара сообщила о том, что в Черное море и обратно пройдут корабли Соединенных Штатов в качестве демонстрации поддержки Украины на фоне развертывания российских войск близ украинских границ и на оккупированных РФ украинских территориях.

Во-вторых, в 14-м и 15-м пунктах Анкара выражает «поддержку перспективе членства Украины в НАТО, в частности ее намерений получить в ближайшее время План действий относительно членства»; а также «поддержку регионального сотрудничества в Черноморском регионе с целью обеспечения стабильности и безопасности в рамках двусторонних и многосторонних механизмов, включая НАТО».

ПДЧ — это не панацея от российской агрессии, но поддержка Турции сама по себе является довольно красноречивым шагом, если оценивать это заявление как признак нарастающего соперничества между Россией и Турцией в Черноморском регионе.

Таким образом Москву ставят перед фактом, что Черному морю не бывать «российским озером» хотя бы по той простой причине, что «ворота» туда находятся на территории Турции.

Да, безусловно, есть конвенция Монтре, которая позволяет черноморским государствам беспрепятственно проводить свои корабли через Босфор и Дарданеллы. Но также есть и планы Эрдогана построить в ближайшие годы параллельно этому маршруту канал «Стамбул», который турецкий лидер не намерен сковывать условиями конвенции Монтре.

С идеей построить Стамбульский канал Эрдоган выступил еще будучи премьером. А на прошлой неделе этот проект получил дополнительную информационную подпитку, когда в Турции были задержаны бывшие офицеры ВМС, призвавшие власти не выходить из конвенции Монтре.

К слову, накануне визита Зеленского в Стамбул, 9 апреля, российский президент Владимир Путин созвонился с Эрдоганом и среди прочего донес ему свою обеспокоенность звучащими в Турции предложениями попрощаться-таки с конвенцией.

«В связи с планами строительства Турцией Стамбульского канала с российской стороны акцентирована важность сохранения в целях обеспечения региональной стабильности и безопасности действующего режима Черноморских проливов согласно положениям конвенции Монтре 1936 г.», — говорится в сообщении пресс-службы Кремля.

Конечно, Путина и его окружение не могут не тревожить новости из Турции. Он уже прекрасно знает, что из себя представляют амбиции Эрдогана, возрождающего Блистательную Порту, на примерах Сирии, Ливии и Нагорного Карабаха.

Теперь подошла очередь Черного моря, где для россиян будет все меньше места. Мало того, что корабли НАТО постоянно в гости заходят, так и Турция продолжает наращивать свой военный потенциал в регионе.

Так, 23 марта на верфи Golcuk на воду была спущена первая турецкая подводная лодка Piri Reis, названная так в честь известного османского мореплавателя. А примерно за неделю до этого турецкий беспилотник TB-2 Bayraktar в рамках военно-морских учений Mavi Vatan 2021 впервые поразил надводную цель.

Bayraktar,заметим, которые Украина закупает с 2019 г. и успешно применяет на Донбассе. И еще полсотни которых вскоре поступят из Турции, согласно заключенному между Киевом и Анкарой контракту.

«Байрактары», а также строительство «кораблей класса «корвет» в Стамбуле со своим турецким коллегой Хулуси Акаром обсуждал прибывший туда с Зеленским министр обороны Украины Андрей Таран.

Речь шла и о развитии «проектов, в частности в авиационной отрасли», а именно о совместном производстве «Байрактаров», которые ценны и как эффективное вооружение, и как политико-смысловой инструмент.

Обе роли такой БПЛА успешно сыграл опять-таки во время визита Зеленского в Стамбул.

Как сообщил 10 апреля в Facebook член комитета ВР по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки Юрий Мысягин, в тот же день «Байрактар» провел вылет в зону ООС, где зафиксировал присутствие российских, танков и гаубиц, а также РПК «Панцирь-С», которые турки «крошили» в той же Ливии.

Пропагандирует Москва

Россияне этого позора не забыли и сейчас проводят информационно-психологические операции через разного сорта «говорящих голов», позиционируемых пропагандистами в качестве профильных экспертов. К примеру, один из их числа, начальник зенитных ракетных войск (2007-2009 гг.) Командования специального назначения (округ ПВО Москвы) полковник запаса Сергей Хатылев в интервью «Московскому комсомольцу» пытался принизить эффективность турецких беспилотников во время недавнего конфликта в Нагорном Карабахе.

В частности, он заявил, что в Карабахе БПЛА были эффективны благодаря обилию ущелий и гор. На Донбассе, мол, ландшафт иной, а значит, боевики будут с легкостью сбивать беспилотники, в том числе и из ДШК 40-х гг. Правда, Хатылев по понятным причинам решил не вспоминать о том, как «Байрактары» утюжили силы кремлевского друга Халифы Хафтара и, собственно, российских наемников в равнинных районах Ливии.

Другой «эксперт» — доктор военных наук Константин Сивков — в интервью еще одному кремлевскому пропагандистскому ресурсу «Украина.ру», пошел еще дальше — принялся рассказывать о том, что в операции Азербайджана турецкие БПЛ «не сыграли какой-то значимой роли», азербайджанская армия «не одержала победу» и вообще «Панцири» почти три десятка «Байрактаров» якобы недавно уничтожили в Сирии.

Конвейер пропагандистов запущен не только для того, чтобы медийно минимизировать угрозу от турецких беспилотников, но и в попытках воспрепятствовать завоеванию ими все новых рынков.

Существует, своего рода, тренд: если кто-то сможет составить конкуренцию российскому оружию или играючи его уничтожить, то, как правило, этот «кто-то» теснит Россию на рынке. У Турции уже есть примеры успешного применения «Байрактаров» в боевых действиях в Ливии, Сирии и Украине. Это прекрасная реклама для турецкого ВПК в пику России.

Но в то же время не стоит верить в то, что в ближайшее время Анкара пойдет на обострение отношений с Москвой. Их связывает столь же многое, как и разделяет. И любые их выпады друг против друга используются в торге.

Кроме того, Анкара пользуется своими рычагами влияния — «Турецким потоком» и проектом строительства канала «Стамбул».

Подводные камни декларации

Потому не стоит предаваться иллюзиям. Тем более, что отдельные пункты выше упомянутого документа вызывают вопросы.

Например, активная поддержка Турцией «Крымской платформы». Зачем турецким властям, умело балансирующим на грани конфликтов то с Россией, то с Европой, поддерживать инициативу Банковой? Не потому ли, что политическое покровительство в вопросах защиты жителей оккупированного полуострова вписывается в эрдогановскую парадигму собирательства османских земель с прицелом на статус мусульманского лидера?

Далее. Взглянем на 10-й, 12-й и 19-й пункты декларации.

«10. Усилить сотрудничество и совместные усилия в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом во всех их формах и проявлениях.

12. Обеспечивать быструю обработку запросов об экстрадиции…

…19. Осуществлять поддержку образовательной деятельности Турецкого фонда «Маариф» в Украине».

Когда Зеленский и Эрдоган встречались в прошлом году, они затронули тему преследования сторонников живущего в США проповедника Фетхуллы Гюлена и закрытия открытых им школ и образовательных центров.

После попытки переворота 2016 г. Анкара объявила самую настоящую охоту на движение «Хизмет» (или FETÖ по «классификации» турецких властей), которое в Турции называют организаторами путча.

Охота ведется и за рубежом. Она включает в себя как преследование сторонников Гюлена и оппозиционно настроенных журналистов, так и закрытие школ «Хизмет».

В Украине у Анкары вызывает неподдельный интерес Украинско-турецкий культурный центр «Сияние» (Işık), Международная школа «Меридиан» и портал Ukraynahaber, который в Анкаре называют информплощадкой гюленистов; а также, собственно, отдельные журналисты и активисты из черного списка Эрдогана.

Один из них — журналист Юсуф Инан — в 2018 г. был задержан и в кратчайшие сроки экстрадирован в Турцию, хотя и имел вид на жительство.

Прошлогоднее обещание Зеленского Эрдогану изучить деятельность «школ Гюлена», а также пункты декларации, касающиеся якобы борьбы с терроризмом и упрощению процедуры экстрадиции вызывают беспокойство у турецких журналистов, которые вот уже много лет живут и работают в Украине.

Как отметил в комментарии «ДС» Юнус Эрдогду, основатель портала Ukraynahaber: «В нормальном государстве процесс экстрадиции проходит через Министерство юстиции, прокуратуру и в конечном итоге через суд. Если человек виновен в чем-то, то сторона, это утверждающая, должна предоставить доказательства, и дело должно пройти через судебные органы».

«Эти пункты вызывают настороженность, тревогу, так как я в списке людей за которыми охотится Эрдоган, — говорит Юнус Эрдогду. — Эрдоган почти закончил чистку у себя в стране и теперь хочет дотянуться до тех, кто находится за рубежом».

И, действительно, согласно докладу Freedom House, Турция вышла в лидеры среди государств, которые за последние семь лет добивались экстрадиции неугодных из, по меньшей мере, 30 стран в Северной и Южной Америке, Европе, на Ближнем Востоке, в Африке и Азии.

По словам Эрдогду, когда Анкара обращалась к президентам США с просьбой об экстрадиции Гюлена, те отвечали, что президент не имеет права вмешиваться в такие вопросы.

Аналогично и с Украиной. Порядок и принципы тождественны. И не президенту «обеспечивать быструю обработку запросов об экстрадиции». Есть закон, есть процедура, есть права человека.

Если Зеленский эти факторы проигнорирует, чтобы выполнить договоренности, заключенные с Эрдоганом, то ему нужно быть готовым отвечать на неудобные вопросы партнеров — США и Европы. Тем более что в целом там на антигюленовскую кампанию Анкары смотрят с неодобрением. В том числе, и с недоверием относятся к пресловутому «Маарифу», созданному при турецком Минобразования в 2016 г., за месяц до попытки переворота.

Глава правления фонда Бирол Акгюн в 2017 г. говорил, что «Маариф» ведет борьбу с FETÖ за рубежом. Как именно? Получая контроль над школами движения Гюлена

«Около 250 школ, связанных с FETO, находятся в Европе, США и Австралии. Многие страны не поддержали установление нами контроля над этими школами. Мы освободили 60% из 450 оставшихся школ путем установления контроля, национализации со стороны государств, в которых они располагаются, или передачи контроля третьим сторонам», — говорил Акгюн в другом интервью в 2018 г.

Вопрос в том, действительно ли Зеленский готов плыть против «западного течения», т.е. помогать «Маарифу» проводить свое «образовательное рейдерство», в обмен на турецкие «плюшки», которые, на деле, ограничиваются лишь оборонным сотрудничеством и политической поддержкой.

Зона свободной торговли, также упоминаемая в декларации, будет более выгодна Турции, чья экономика куда мощнее украинской и куда сильнее интегрирована в европейскую. Причем едва ли не первыми давление турецких конкурентов ощутят те, кто от него страдал и ранее — производители товаров широкого потребления (текстиля, одежды, пластиковых изделий и т.д), а также сельхозпродукции.

Да, безусловно, в нынешних обстоятельствах нельзя разбрасываться союзниками. И в то же время, важно понимать, что Турция все же не является союзником навроде Соединенных Штатов. Сейчас Анкара — ситуативный партнер.

Украина и Турция используют друг друга в собственных интересах. На сегодняшний день Анкаре выгодно поддерживать Киев ради укрепления собственного регионального лидерства.

При изменении ситуации она с легкостью изменит свой внешнеполитический вектор. Тому прекрасный пример — Россия: отношения были более менее ровными, потом сбитый самолет и конфликт, а после снова отношения выровнялись. До поры, до времени.

Новый конфликт, как верно прогнозировал эксперт Заид Бельбаги в марте, уже не за горами. Так уж исторически сложилось, что турки и россияне постоянно конфликтуют.

Рано или поздно растущие амбиции Путина и Эрдогана вновь должны вызвать новый рост температуры в отношениях Москвы и Анкары. Но подобная эскалация между ними, как правило, быстро проходит. И Киеву не стоит об этом забывать.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров