суббота, 24 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Абсолютное оружие: На российскую ракетную угрозу Вашингтон ответил долларом Ракетная угроза со стороны России оказалась не столь страшной, как публикация довольно незначительной части досье FinCEN

Когда к оккупированному Крыму со стороны Украины стали наведываться американские B-52, это всякий раз вызывало нервную реакцию в промосковских СМИ. Когда же было объявлено, что такие визиты будут теперь происходить на постоянной основе, и носить характер патрулирования акватории Черного моря в сопровождении истребителей ВВС ВСУ, в Москве привычно взвыли о грядущем ядерном Апокалипсисе.

Бомбардировщики против ракет

Кремлю срочно понадобился победно-позитивный ответ – и его нашли. Даже два.

Сначала российское телевидение, бесстыдно украв у Даниила Хармса сюжет «Оптического обмана», объявило кадры с американскими бомбардировщиками и украинскими истребителями компьютерной анимацией. Затем, 19 сентября, в День оружейника, Путин наградил бывшего гендиректора НПО машиностроения Герберта Ефремова, внезапно оказавшегося разработчиком гиперзвукового блока «Авангард», орденом св. апостола Андрея Первозванного с мечами.

С самим «Авангардом», надо сказать, много неясного. Есть обоснованные подозрения, что никакого «Авангарда», стоящего на вооружении, не существует вовсе, а есть только раздутый фейк, сопровождаемый компьютерной анимацией (как же без нее!), притом не своей, а украденной у американцев. Но Путин, а следом за ним и российские пропагандисты, не жалеют красок, рассказывая о «не имеющем аналогов в мире» российском оружии, стоящем на боевом дежурстве аж с 2019 г.

Возможно, российские разработки потому и не имеют аналогов в мире, что никому, кроме россиян, не приходит в голову создавать таких технических уродцев.

Как бы то ни было, но следующий ход оказался за американской стороной. И он не замедлил последовать.

Что есть оружие

Буквально через несколько часов после награждения Ефремова Дональд Трамп, выступая на встрече с избирателями в Миннесоте, заявил, что Россия смогла создать гиперзвуковую ракету только потому, что администрация Барака Обамы проявила халатность, позволив украсть у нее важную информацию. Однако России, по словам Трампа, это не поможет. У США есть намного более мощное оружие, «самое лучшее, самое невероятное, самое смертоносное – величайшее оружие в истории», предмет зависти всего мира, включая руководителей Китая и России, которые «знают, что у нас есть вещи, о которых они даже не слышали раньше».

Конечно, заявление Трампа можно было бы счесть за предвыборный блеф – хотя, с другой стороны, абсолютное техническое превосходство США над Россией не вызывает в принципе ни малейших сомнений. Россияне в ответ пустились в пространные рассуждения о том, что Россия всегда впереди, а Обама тут ни при чем, поскольку «Авангард» разрабатывался с 2001 г.

Никому и в голову не пришло, что речь могла идти о чем-то качественно ином, но тут на свет всплыла история о том, как в общедоступную сеть утекло 2,5 тыс. документов из FinCEN – US Financial Crimes Enforcement Network (структура по борьбе с финансовыми преступлениями при министерстве финансов США) о подозрительных банковских транзакциях на общую сумму $2 трлн. В принципе эти документы не предназначены для открытой публикации и являются банковской тайной – но, вот, так получилось, что они попали в Buzzfeed News, от них – к группе журналистов-расследователей, и далее, в 108 изданий и новостных агентств в 88 странах мира. И с этим теперь придется жить.

Причем уже объявлено, что слитые файлы являются лишь незначительной долей от общего массива отчетов о подозрительной деятельности (SAR), которые различные банки направили властям США между 2000 и 2017 гг. Речь в таких отчетах идет не о явно противозаконных действиях, а лишь о подозрительных фактах, которые не являются основанием для запрета транзакции, но о которых банки сочли нужным уведомить FinCEN, заподозрив клиента в противоправной деятельности.

Эта утечка и стала наглядной демонстрацией возможностей финансового супероружия, о котором упоминал Трамп.

Что страшнее ракет

Накопление подозрительных фактов всегда связано с их систематизацией: часть отсеивается как не нашедшие подтверждения, а часть, напротив, подтверждается другими фактами и связывается с ними в единую систему, превращая подозрения в доказанные эпизоды криминальной деятельности. Именно так FinCEN и работает.

Здесь надо уточнить, что утечка случилась сравнительно давно – еще 1 сентября FinCEN официально осудил раскрытие утекших документов и заявил, что передал вопрос об этом в министерство юстиции США. «Сеть по борьбе с финансовыми преступлениями осведомлена о том, что различные средства массовой информации намерены опубликовать серию статей на основе незаконно раскрытых отчетов о подозрительной деятельности (SAR), а также других конфиденциальных правительственных документов», – говорилось в сообщении, напоминавшем, что «несанкционированное раскрытие SAR является преступлением, которое может повлиять на национальную безопасность Соединенных Штатов, поставить под угрозу расследования правоохранительных органов и безопасность учреждений и лиц, которые подают такие отчеты». Однако намерение о публикации, о котором говорилось на сайте FinCEN, было реализовано только сейчас. И на свет всплыли очень интересные факты.

В частности, из обобщения и анализа отдельных SAR, проведенных независимыми расследователями, стало известно, что:

  • Barclays Bank в Лондоне позволил Аркадию Ротенбергу, одному из ближайших «друзей Путина» обходить санкции и продолжить пользоваться финансовыми услугами на Западе;
  • Через другого «друга Путина», виолончелиста Сергея Ролдугина, имя которого стало широко известно в 2016 году после публикации «Панамского досье», от российских госбанков и крупнейших бизнесменов на Запад утекло еще несколько миллионов долларов, в «Панамском досье» не упомянутых;
  • Подозрения JP Morgan Chase о связи транзакций на сумму более $1 млрд с Семеном Могилевичем, предполагаемым боссом российской организованной преступности, который включен в список 10 самых разыскиваемых ФБР преступников, полностью подтвердились;
  • Советник Путина Валентин Юмашев получил $6 млн от российского миллиардера Алишера Усманова через принадлежащую тому компанию Epion Holdings Limited с Британских Виргинских островов, за некие «услуги», оказанные с 2006-го по 2008 г.
  • «Рособоронэкспорт» через банк «Международный финансовый клуб», принадлежащий российскому бизнесмену Михаилу Прохорову на паях с супругой гендиректора «Ростеха» Сергея Чемезова, Екатериной Игнатовой, платил на постоянной основе сотни тысяч долларов посреднику, бизнесмену китайского происхождения Енг Дзин Тжонгу, входившему в число доверенных лиц бывшего президента Индонезии Сусило Бамбанга Юдойоно – и как раз тогда, когда Индонезия стала покупать российские истребители Су и другую военную технику;
  • Крупнейшая российская телекоммуникационная компания МТС осуществляла платежи в адрес офшорной компании, близкой к сыну бывшего министра национальной безопасности Азербайджана Эльдара Махмудова. Состояние родственников Махмудова превышает $110 млн, они владеют недвижимостью в Великобритании, Испании, Швейцарии, а также бизнесами в разных странах мира. Друг и партнер его сына, Анара, Аяз Керимов, владел зарегистрированной на Британских Виргинских островах офшорной компанией Caspian Telecommunication Ltd, которая, несмотря на почти полную безвестность, стала крупным игроком на рынке связи Азербайджана. В 2015 г. дочерняя компания этого офшора Cartburg Networks Corp подписала в Баку соглашение с белорусским «Белтелекомом» на оказание услуг международной электросвязи.

И так далее – список российских жуликов и воров, близких к Кремлю, можно продолжать очень долго, поскольку, документов, как уже сказано, около 2,5 тысяч. Каждое такое публичное разоблачение делает бизнес с россиянами все более токсичным. Желающих иметь с ними дело становится меньше, а те, кто все-таки идут на это, зачастую сами не вполне чисты перед законом и в любом случае требуют компенсации за свои риски. В результате полукриминальный российский бизнес, стремящийся к легализации и рукопожатности, не получает ни того, ни другого, а, напротив, последовательно загоняется в уже совершенно однозначный криминал.

Это, в свою очередь, означает невозможность безбедно проживать на Западе украденное в других странах – в частности, в России. Так, бывший зампредседателя российского АО «Военторг» Леонид Тейф был арестован в США в декабре 2019 г. по обвинению в хищении в России и отмывании $150 млн. По мнению следствия, Тейф брал откаты с поставщиков товаров для МО РФ.

Тейф и его жена Татьяна, также проходящая по делу, тоже всплыли в утекших в сеть документах. Выяснилось, что на один из счетов, принадлежащих Татьяне Тейф, было перечислено около $18 млн сомнительного происхождения. Следы части этих средств ведут в Гонконг, а оттуда – к российской компании «Премьер Групп» из Санкт-Петербурга, специализирующейся на незаконных финансовых операциях. В общей сложности «Премьер Групп» вывела из России более $1,5 млрд.

Казалось бы, какое дело правоохранителям из США до того, кто и как обворовывал российское министерство обороны? Оказывается, дело есть. Американские прокуроры исходят из того, что лица, получившие деньги преступным путем, не умеют действовать иначе и, располагая уже в США незаконно нажитым состоянием, станут преумножать его все теми же незаконными методами, но уже на американской территории.

Вернемся, однако, к оружию: тому, которым располагает Путин – и противостоящему ему, о котором говорил Трамп. Едва ли даже самая совершенная гиперзвуковая ракета могла бы нанести столь серьезный урон, какой нанесла Кремлю публикация довольно незначительной части досье FinCEN. Кроме того, ракета может не взлететь из-за технической неисправности, промахнуться по цели или быть сбита. Зато банковские расследования бьют точечно, неотвратимо и крайне болезненно. Зарвавшемуся Путину ясно дали понять, что ракеты – далеко не самое разрушительное оружие, существующее в наши дни.


Сергей Ильченко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров