вторник, 29 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Год Зе-власти: Как Зеленский равняется на Путина Украина Владимира Зеленского все больше становится похожей на Крым накануне оккупации

В Украине сошлись несколько кризисов одновременно: экономический, политический, эпидемиологический, управленческий и отсутствие по крайней мере краткосрочного планирования

Прошел год. Потребность подводить промежуточные итоги объясняется необходимостью со стороны человека упорядочить пространство. У всех, кто предлагал «дать им еще сто дней» или не мешать молодым – «пусть покажут себя» – сегодня критический момент. Год! Нужно что-то говорить. Но как тут подытожишь, когда еще не разглядел? «Позапрошлые политические элиты у власти? Обслуга Януковича на руководящих должностях? Так это же ничего не значит. Может, они случайно служили при президенте-предателе? Молодо-зелено. С кем не бывает. К тому же, может, они случайно оказались в окружении молодого президента? Может, он не знает? Добровольцы сидят? Беркута гуляют? Майдан назван «массовыми беспорядками»? Так это же еще не точно. Не все так однозначно. Коррупция? Так она всегда была. Олигархи укрепились? Экономика дышит на ладан? Ну, это вообще не новость. Главное, чтобы простому человеку хорошо жилось. Главное, чтобы на столе и к столу. И я вообще не интересуюсь политикой. Не знаю. Не слышал. Не видел. «Не находился». Зачем голосовал? Да черт его знает. Хотел как лучше. Все они одинаковые. А ваш Порошенко разве лучше?». Примерно такие диалоги происходят сейчас везде: в соцсетях, на кухнях, в виртуальных «курилках». Итак, прошел год. Подведем итоги.

Первое, что сразу бросается в глаза, – это то, что никому не нужно объяснять, о какой годовщине идет речь. Эксперимент, который украинцы поставили над страной, приведя к власти нарочито некомпетентного человека, оказался действительно поучительным. Правда заключается в том, что такого предвидеть не мог никто. В Украине сошлись несколько кризисов одновременно: экономический, политический, эпидемиологический, кризис управления и кризис отсутствия по крайней мере краткосрочного планирования. И все бы ничего, но реакция власти на них какая-то странная. Видосики, обещания, что как-то оно будет, назначения, снятия с должностей и снова назначения. При этом без всякой логики. Наилучшей иллюстрацией провала антикризисной политики стало выступление президента в программе Савика Шустера. На слова ведущего о шторме, в котором оказалась Украина, Владимир Зеленский исправил его: «Идеальный шторм. Он идеальный». И улыбнулся. Спесь из-за того, что катаклизм достиг неслыханных масштабов, – это нечто вроде путинского «Она утонула». Год назад многие беспокоились – а многие надеялись – что влияние российского руководителя на украинскую политическую элиту усилится. Но мало кто знал, что президент Украины примет Путина себе за образец.

Концентрация власти, неспособность держаться в рамках установленных Конституцией полномочий, преобразование парламентаризма в сборище статистов – это российская модель. Так стоит ли удивляться, что критика со стороны украинских государственных деятелей воспринимается президентом более болезненно, чем постоянные провокации и срывы договоренностей со стороны россиян? О том, что новоизбранный президент может оказаться морально близким к России, год назад предупреждали многие. Но предположить, что при наличии в Украине огромного количества ветеранов, добровольцев, майдановцев и переселенцев из оккупированной территории власть решится свою тягу к российским образцам настолько открыто демонстрировать – такое представить мало кто был способен.

Хаотизация, разрушение государственного управления, нивелирование системы распределения власти между ветвями, отсутствие механизмов сдерживания и противовесов, потеря управляемости. Все это только небольшой перечень имеющихся в стране тенденций. Государство, которое и так было далеко от совершенства, превращено в пустую оболочку. Политика «примирения», из-за которой антироссийский дискурс сменился гибридным подмигиванием и приговариванием о неопределенном «конфликте» с «той стороной», – все это посылает на места противоречивые сигналы. Российское влияние в регионах неуклонно усиливается. Это активизирует угрозу повторения сценария «крымской весны» уже в новых восточных и южных областях Украины. Год назад многие понимали, что политика государства в отношении России изменится. Но мало кто осознавал, насколько всеобъемлющим и быстрым будет этот процесс.

Сегодня многие будут говорить об экономическом падении, которое началось задолго до вспышки эпидемии коронавируса. О возвращении соратников Януковича и преследовании майдановцев и добровольцев. Но все это – последствия. Причины в другом. В страну действительно возвращаются политические репрессии и экономическая разруха, что заставляет вспомнить домайдановские времена. Но сравнивать правление Зеленского с Януковичем означает упрощать ситуацию. Янукович коверкал Украину под себя. Он хотел властвовать, быть равным среди понятных ему авторитарных постсоветских правителей. Зеленский не пытается быть равным Путину, не собирается властвовать вечно. Он просто по-мальчишески восхищается им. Поэтому и копирует. Осознает ли президент, что перекраивает государственную систему по российским лекалам? Догадывается ли, насколько построенная им система напоминает российскую? Украина Зеленского все больше становится похожей на Крым накануне оккупации. Декларативные институты украинской власти, управление перехвачено российскими спецслужбами, все, что могло бы помешать российскому захвату, – истреблено, обесценено, вытеснено на обочину. Никакой субъектности, никаких авторитетов, никаких лидеров. 25% проукраинского населения полуострова лишены представительства и не влияют на принятие политических решений. А властные кабинеты уже занимают те, за кого «очень просили из Москвы».

Итоги неутешительны. Если проводить метафорические параллели, то это Руина. То есть сворачивание нациотворческих процессов и подмена их мещанским «какая разница». Но есть и позитивная новость. Вытесненная из официальных речей идея национальной украинской государственности получила шанс приобрести новый смысл, быть переосмысленной. Как это ни странно, но Зеленский, став президентом фантазийной страны, заставил реальную Украину осознать, что битва за цивилизационное существование еще не выиграна. Что хуже, страшнее, безнадежнее может быть всегда. Вдруг те, кто стремился вырвать страну из-под власти бывшей метрополии, увидели не только колонизаторов, но и колонизированный ими народ. Все те, кто считал, что сможет построить Украину, пренебрегая или заигрывая с мечтами, страхами и тягой к саморазрушению изувеченных веками рабства украинцев – получили урок.

Наступает время просветителей, национально направленных паладинов, философов и идеологов. Сам факт появления случайного человека в президентском кресле показал, что без того, чтобы донести украинскую идею до масс, не стоит и мечтать о собственной государственности и цивилизационном прорыве. Это и является настоящим итогом правления Зеленского. Если украинская национальная элита не найдет новых смыслов и форм, если не сможет донести до огромного количества украинцев, зачем им нужна Украина, следующий эксперимент может быть последним. А пока, цитируя президента, нужно как-то выжить, а там как-то «разрулим». Если, конечно, правильно усвоим урок Зеленского.


Лариса Волошина / День
Поделитесь.





Новости партнеров