среда, 30 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Каминг-аут Кремля: Что раскрыла истерика Москвы о «срыве прорыва по Донбассу» Взамен на освобождение из «подвалов» ОРДЛО 19 украинцев-заложников Путин поставил перед украинской властью условие – капитулировать по-настоящему, причем по всем направлениям

Более недели переваривали в Москве итоги последнего заседания Трехсторонней контактной группы, состоявшегося еще 26 марта в режиме видеоконференции (из-за пандемии коронавируса). И вот уже поздно вечером 2 апреля российский МИД разразился по этому поводу гневным заявлением под лейтмотивом «все пропало», обвинив всех участников Нормандского формата – и Украину, и Германию, и Францию – в неких «политических играх» и якобы срыве предыдущих договоренностей с Россией.

Российский каминг-аут

«К сожалению, после наметившегося прорыва стали происходить странные вещи. В ходе телефонных переговоров помощники «нормандских» лидеров Берлин и Париж под разными предлогами уходили от поддержки договоренностей Киева и Донбасса. Вслед за этим на встрече Контактной группы 26 марта от этих договоренностей отказался и Киев. Складывается впечатление, что украинские переговорщики пошли на это не без подсказки извне. Подобный откат назад от достигнутых и зафиксированных договоренностей перечеркивает наметившуюся было позитивную динамику. Все эти события смахивают на хорошо скоординированную линию. Не хочется верить, что за ней скрывается попытка торпедировать подвижки на переговорах по преодолению внутриукраинского кризиса и одновременно переложить ответственность за создавшийся тупик на Россию и Донбасс», – выдало на-гора ведомство Лаврова сей грустный спич в привычном истеричном стиле.

Причем параллельно в тот же вечер российские пропагандистские ресурсы и их украинские филиалы в виде отдельных телеграм-каналов «слили» в Интернет протокол данного заседания ТКГ, где под каждым пунктом предлагаемого решения в скобках стояло «отклонено Украиной». Само собой, особый упор пропагандисты делали на первом пункте «Об обмене удерживаемых лиц», который, по их утверждению, Киев напрочь сорвал. Впрочем, выложив в информпространство весь текст протокола без купюр, Москва де-факто совершила своеобразный каминг-аут, ведь всем теперь доподлинно стало известно, что конкретно Кремль хотел втюхать на минских переговорах вслед за «решением гуманитарных вопросов».

Суть несостоявшейся «зрады»

Так что же, собственно, намеревались Путин и его подданные протащить в Минске даже в формате удаленных видеопереговоров? А вот что: не позднее 3 апреля Украина должна была бы предоставить в ТКГ исчерпывающий перечень законодательных актов, подлежащих обязательному принятию. В частности, речь шла об изменениях в Конституцию об «особом статусе ОРДЛО», о законе об амнистии боевиков или, к примеру, о законе о «разграничении полномочий по охране общественного порядка между Нацполицией Украины и органами народной милиции ОРДЛО».

Туда же прицепом должны были идти акты, позволяющие провести местные выборы на оккупированном Донбассе, разграничить публичную собственность между Украиной и ОРДЛО, обеспечить после таких выборов «участие органов самоуправления в назначении глав органов прокуратуры и судов в ОРДЛО» и тому подобное. Так что на этом фоне создание Консультативного совета с «представителями ОРДЛО» (пункт об этом также был в «слитом» протоколе) выглядело бы сущими цветочками по сравнению с реальной «зрадой».

Также авторы проекта решения ТКГ (а то, что данная «инициативная группа» базируется как раз в Москве, для всех здравомыслящих людей более чем очевидно) хотели отдельно проехаться настоящим катком в теме «дополнительных мер по обеспечению устойчивого прекращения огня». А именно: Украина должна была принять и соблюдать приказы о прекращении огня с соответствующим публичным заявлением высшего военного командования; применять дисциплинарные меры в случае нарушений режима прекращения огня; запретить любые наступательные действия и разведывательно-диверсионные операции; не применять любой вид огня, включая снайперский; запретить размещение тяжелого вооружения в населенных пунктах и в их близости.

Одним словом, взамен на освобождение из «подвалов» ОРДЛО 19 украинцев-заложников Кремль поставил перед украинской властью условие реальной капитуляции, причем по всем направлениям. Но, как предположил в вышеприведенном заявлении МИД РФ, украинским переговорщикам кто-то что-то «подсказал извне», и вся кремлевская задумка враз накрылась медным тазом. Кстати, теперь в сводках с фронта штаб ООС вновь не стесняется добавлять, что «наши военнослужащие ответили на все огневые провокации противника, заставив врага вернуться к соблюдению режима тишины». И, ссылаясь на данные военной разведки, опять стал ежедневно обнародовать количество ликвидированных и раненых на донбасском фронте российских «ихтамнетов».

В коронавирусном окружении

В других актуальных сводках – по поводу распространения на оккупированных территориях Донетчины и Луганщины коронавируса – также приходится преимущественно полагаться на разведданные. Например, 3 апреля СБУ заявила, что на данный момент в Луганске и Кадиевке (бывший Стаханов) умерли 13 человек с признаками заболевания COVID-19. К тому же во всех ОРДЛО сейчас есть примерно 10 тыс. больных ОРВИ, которые не получают надлежащей медицинской помощи. «Вместо этого оккупационные власти бросили все силы на то, чтобы не допустить распространения болезни среди боевиков, находящихся под командованием России», – сообщили в украинской спецслужбе.

Между прочим, по просочившейся в соцсети информации, нынче уже госпитализированы с пневмонией около 800 оккупантов из 1-го и 2-го армейских корпусов ВС РФ, которым койко-места предоставляются, само собой, в первую очередь. И это при том, что все инфекционные отделения каждой районной больницы в ОРДЛО плюс все тубдиспансеры уже забиты до отказа. А количество больных ОРВИ, гриппом, бронхитом и пневмонией в оккупации даже официально превышает обычную статистику для данного периода времени примерно на 20%.

Тесты же на коронавирус в количестве всего пары-тройки сотен рассчитаны только для избранных, то есть для верхушки оккупационных администраций в Донецке и Луганске, для которых уже подготовлены ВИП-палаты в местных реанимациях со всем необходимым. Как сказала «глава минздрава ДНР» Долгошапко, «тесты в республике есть в достаточном количестве, но это не значит, что эти тесты должны выполнять всем по желанию, тесты будут выполняться только по показаниям врачей».

Впрочем, в ОРДО таки сподобились на уходящей неделе официально признать уже три случая заражения коронавирусом (анализы заразившихся специально отправляли на проверку в Ростов-на-Дону), из-за чего усилены карантинные меры. Например, люди старше 65 лет обязаны до 17 апреля перейти в режим самоизоляции, запрещено, наконец, проведение развлекательных, культурных, спортивных и иных массовых мероприятий, хотя вместе с тем работа ресторанов и кафе в Донецке и окрестностях все равно разрешена до 18:00 (можно подумать, что коронавирус особо распространяется по вечерам).

А вот в соседних ОРЛО признан только один заболевший COVID-19, зато тамошний главарь Пасечник запретил всем местным медикам покидать свои населенные пункты. При этом именно из оккупированной Луганщины поступил один очень тревожный сигнал – начиная с начала недели из офисов СММ ОБСЕ, расположенных в Луганске и Кадиевке, стали эвакуировать на контролируемую Украиной территорию (точнее, в Краматорск) сотрудников миссии в возрасте старше 50 лет. А если ситуация с пандемией ухудшится, то, скорее всего, состоится эвакуация из ОРЛО всех без исключения международных наблюдателей с одновременной заморозкой тамошних офисов ОБСЕ до лучших эпидемиологических времен.


Олег Полищук / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров