суббота, 11 июля 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

И.о. диктатора: Почему Путин решил повременить с пожизненным правлением Хозяин Кремля публично по-прежнему продолжает делать вид, что коронавирус не так уже страшен, как его малюют «слабаки» на Западе

Российский президент Владимир Путин 25 марта обратился к согражданам и объявил о переносе на неопределенный срок намеченного на 22 апреля общенационального голосования по поправкам к конституции, которые позволяют ему править до 2036 г. Свое решение он объяснил распространением коронавируса COVID-19, посоветовав при этом посидеть дома почему-то девять дней (с 30 марта по 5 апреля), хотя медики уже давно говорят о 14-дневной изоляции, в течение которой вирус может себя проявить.

Еще не так давно распространение коронавируса не было весомым поводом для переноса голосования. Видимо, у Путина полагали или даже надеялись на то, что если COVID-19 удержит россиян от похода на избирательные участки, нужные цифры обеспечит административный ресурс.

Власть на всех уровнях угрозу либо преуменьшала, либо попросту игнорировала. Очень показателен, к примеру, случай со смертью пациента в московской больнице им. Мухина, о которой СМИ сообщили 25 марта. Поступил он туда с подозрением на коронавирус, однако Мосгорздрав уперся рогом: умер не от пневмонии, а от «недостаточности внутренних органов на фоне нескольких заболеваний» и «пневмония не была среди них ведущей».

Однако сколько ни отрицай и вениками со святой водой не маши, коронавирус сам по себе никуда не денется. И, судя по всему, ситуация с распространением COVID-19 в России действительно катастрофическая. Если уж даже официальная статистика начала показывать резкий рост заболеваемости.

Так, вице-премьер РФ Татьяна Голикова на заседании президиума координационного совета при правительстве по борьбе с коронавирусом сообщила, что общее число больных составляет уже 840 (546 в Москве), а прирост случаев за стуки вырос на 182.

Какая реальная картина, остается только представлять. Учитывая, что еще неделей ранее политолог Валерий Соловей, ссылаясь на свои источники, в эфире «Эха Москвы» заявил о 1,6 тыс. жертвах. Запись и расшифровку с сайта радиостанции по требованию Роскомнадзора убрали. И к тому же 13 марта Росстат сообщал о 37%-ном росте числа заболевших пневмонией в феврале по сравнению с январем.

Если российская власть уже не способна медийно удержать ситуацию под контролем, то заявление Путина о референдуме объясняется очень просто — в Кремле опасаются, что референдум обернется крахом всех надежд. Россияне, обозленные снижением уровня жизни на фоне пикирующих цен на нефть и вслед за ними — курса рубля, а также невнятными действиями руководства по реагированию на эпидемию, свое недовольство могут оформить на бюллетене. Да в таких масштабах, что никакие «146%» не помогут.

Конечно, это не значит, что Путин потеряет власть. В Кремле найдут какую-никакую причину. Могут, в крайнем случае, воспользоваться пандемией как механизмом предоставления Путину официально неограниченных полномочий на время борьбы с COVID-19. Такая отсрочка позволит сделать второй заход и соблюсти формальности, необходимые для того, чтобы Путин просидел на троне, по крайней мере, до 83 лет.

Однако гипотетическое протестное голосование — это кирпичик неопределенности будущего его режима. Проголосуют так один раз — проголосуют и во второй. Тем более что, как и во всем мире, пандемия для экономики РФ не пройдет безболезненно. Уровень благосостояния россиян во время кризиса и после него пробьет очередное дно, а запас прочности экономики Россия подрастеряла за шесть лет санкций. Не мудрено, что Путин боится негативных для него результатов голосования и отложил референдум до лучших времен.

Царь с вами

С другой стороны, хозяин Кремля публично по-прежнему продолжает делать вид, что коронавирус не так уже страшен, как его малюют «слабаки» на Западе.

При этом параллельно, заметим, министерство обороны РФ сообщило 25 марта о создании специализированных группировок войск в Ленинградской, Нижегородской, Воронежской и Курской областях, в состав которых войдут «соединения и воинские части войск радиационной, химической и биологической защиты, медицинские, инженерные подразделения, силы и средства материально-технического обеспечения, подразделения военной полиции». Примерно тысяча российских военных и 200 единиц военной и спецтехники привлечены для борьбы с коронавирусом.

Нескольким ранее МЧС РФ из резервного фонда выделили почти 9 млрд руб. ($112,5 млн по текущему курсу) на строительство 16 инфекционных центров.

Путин же пытается своей скромной физически, но внушительной в медийном плане фигурой уберечь россиян от жестокой реальности. Он как бы успокаивает население: «Царь здесь. Царь не страшится. Царь не скрывается в хоромах в Сочи или Валдае».

Отсюда демонстрация бесстрашия в костюме миньона во время визита в распиаренный им суперсовременный медцентр в Коммунарке 24 марта, где утром того же дня сообщили о смерти 69-летней женщины, госпитализированной с подозрением на коронавирус. Но ее жизнь, конечно же, унес не COVID-19, а «терминальная стадия онкологического заболевания». И сам медцентр доселе исправно штамповал положительную статистику – что количество выписанных превышает количество заболевших. И, да, из 400 пациентов у 150 – пневмония.

Но что для Путина какая-то пневмония, какой-то коронавирус? Эта тема не стоит даже того, чтобы детально ее проговорить во время долгожданного обращения российского президента к народу. В нем он говорил не столько о COVID-19 и мерах противодействия эпидемии, сколько о новых налогах. Вот что действительно заботит Кремль: где взять деньги, когда цены на нефть обвалились, а России светит потеря доли на рынке энергоносителей.

И решение было найдено – ввести подоходный налог на процент с депозита. Поле-то не паханное, потому как, согласно данным российского Агентства по страхованию вкладов, по итогам 2019 г. на депозиты объемом свыше 1 млн руб. приходилось более 55% от общей суммы депозитов – порядка 16,9 трлн руб. ($216 млрд). Так что определенный ресурс для компенсации потерь от падения цен и для борьбы с пандемией имеется.

К слову, в Украине тоже есть такой налог (18% ставка и 1,5% военного сбора), который многие, в том числе «слуги народа» хотели бы отменить. Однако, как заявила сегодня замглавы НБУ Екатерина Рожкова, в текущем году налог не отменят, потому что он заложен в госбюджет и с учетом растущих расходов на борьбу с коронавирусом.

Все будет Испания

Так же, как в Украине, в России руководство не спешит порадовать подробно выписанным планом борьбы с вирусом.

Хотя российские ученые, например, профессор НИЦ эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи Николай Малышев заявил, что медики уже «теперь готовятся к взрывному распространению коронавируса в России (по типу ядерной реакции)». А главврач все той же больницы в Коммунарке Денис Проценко предрек итальянский сценарий ввиду острого дефицита масок и респираторов, спецкостюмов и других средств индивидуальной защиты.

Даже кремлевское пропагандистское информагентство «РИА Новости» со ссылкой на источники в правительстве пишет, что скорость распространения COVID-19 уже напоминает ситуацию в Испании.

В Испании, заметим, по состоянию на 26 марта коронавирусом заразились 49 515 человек. По числу жертв Испания вышла на второе после Италии (7 503) место – 3 647 человек, опередив Китай (3 287). При этом по темпам распространения Испания обгоняет Италию.

В то же время еще несколько дней назад ключевым посылом кремлевских пропагандистов и троллей была фантастическая эффективность российских властей и лично Путина в противодействии пандемии.

Причем действия были якобы настолько эффективны, что посол РФ в США Анатолий Антонов 25 марта предлагал помочь бедным американцам справиться с коронавирусом. А несколькими днями ранее Путин навязал премьеру Италии Джузеппе Конте гуманитарную помощь, которую доставили российские военные. Правда, 80% этой помощи, как заявили итальянской газете La Stampa высокопоставленные чиновники, абсолютно бесполезна. Риму нужны системы ИВЛ и маски, а не оборудование для дезинфекции.

Вы не ждали, а мы пришли: Как российские военные высадились в стране НАТО

Как ныне идеологема о несгибаемой перед COVID-19 России будет сочетаться с переносом голосования по поправкам – это хороший вопрос. Пропагандисты Москвы пока ответа не дали. Видимо, еще готовятся.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров