четверг, 26 ноября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

За «Конкорд» ответишь: Зачем повару Путина голова Обамы C каждым пробиванием экономического дна Кремль все менее способен адекватно анализировать свои действия, а также их последствия

Суд округа Колумбия, как сообщила 17 марта The New York Times, по ходатайству Министерства юстиции закрыл дело в отношении 13 граждан РФ и трех юрлиц, обвиняемых во вмешательстве в американские выборы 2016 г. Среди этих обвиняемых были компании, принадлежащие ресторатору Евгению Пригожину, известному как «повар Путина» — человеку, с которым связывают как «ольгинских троллей», так известных российских «ихтамнетов» ЧВК «Вагнера», участвовавших и участвующих в гибридных авантюрах Кремля на Донбассе, Южной Америке, Африке и на Ближнем Востоке. «Конкорд менеджмент и консалтинг» и «Конкорд кейтеринг» выступали в качестве «ответчиков от «Конкорда». Чем Пригожин и его шеф тотчас решили воспользоваться, но об этом ниже.

В ведомстве Уильяма Барра пришли к выводу, что дело нужно закрывать, поскольку: а) компании «повара Пригожина» не подпадают под юрисдикцию США и не понесут реального наказания; б) существует риск «раскрытия средств и методов работы правоохранительных органов» в ходе судебного процесса. Формулировки, с одной стороны, вызывают беспокойство, поскольку могут послужить прецедентом для преследования организаторов и исполнителей преступлений российского режима. И, по всей видимости, Барр, известный лояльностью к президенту Дональду Трампу, таким образом решил не раскачивать лодку перед выборами и не создавать проблемы избирательной кампании Трампа, которая, как признался сам хозяин Овального кабинета, будет базироваться на теме вероятных коррупционных действий экс-вице-президента Джо Байдена в Китае и Украине.

С другой же стороны, аргумент о риске раскрытия методов работы правоохранителей в изобличении пригожинских диверсантов имеет место быть. Особенно, учитывая, что давление на Москву Вашингтон пока ослаблять не собирается. Доказательством чему служит принятое 6 марта решение Министерства финансов отказать кремлевского олигарху Олегу Дерипаске в отмене санкций. Адвокаты апеллировали к тому, что он больше не контролирует свою подсанкционную группу En+. Вычеркнуть себя из «черного списка» Дерипаска пытается не первый год. И даже в 2018 г. поступали обнадеживающие его сообщения из Вашингтона — условия отмены санкций. Сам олигарх решил взять быка за рога и подал в марте прошлого года в тот же суд округа Колумбия иск к главе Минфина Стивену Мнучину и его ведомству. Но, как видим, не сработало. Минфин, напротив, в ответ вывалил на Дерипаску гору документов о его участии в кремлевских прожектах по просьбе Путина вроде Олимпийских игр в Сочи и т.п.

Еще одним доказательством намерений Соединенных Штатов и в дальнейшем давить на Кремль является введение санкций в отношении дочерних компаний «Роснефти» — «Роснефть трейдинг» и TNK Trading International. Т.е. это прямой удар по поставкам российской нефти. И очень болезненный удар, поскольку вдобавок к санкциям (старым и новым) российская экономика оказалась в катастрофическом положении в связи с пандемией коронавируса со всеми вытекающими последствиями для бизнеса и стоимостью нефти, которая поставила 20-летний антирекорд. Что делает правительство РФ в таких условиях? Премьер Михаил Мишустин поручает ввести налоговые льготы для авиакомпаний и в то же время вводит мораторий на подачу заявлений о банкротстве. Еще одним выстрелом в ногу стало решение России покинуть сделку ОПЕК+, что активно поддержала «Роснефть», в рамках которой Саудовская Аравия предлагала ограничить объемы добычи «черного золота» в связи с распространением Covid-19. «Ну, как пожелаете», — раздраженно отмахнулись саудиты и принялись делать то, что умеет очень хорошо — демпинговать цены на нефть, увеличив поставки на 25%. В общем, нефть марки Brent рухнула в цене до $25 за бочку и держится сейчас в районе $30 (российская Urals — $24,65 за баррель).

Представители российского нефтерынка, видать, сейчас в мыслях кроют матом руководство страны. Да и публично не стесняются критиковать. Так, совладелец «Лукойла» Леонид Федун, к примеру, заявил в интервью РБК, что во время встречи нефтяников с Путиным вопрос выхода из сделки не поднимался. «Хотя я знаю, что отдельные государственные компании ее активно лоббировали. Даже те, кто лоббировали, не могли себе в страшном сне представить, что будут продавать нефть по $25», — добавил Федун, спрогнозировав также катастрофическое падение уровня благосостояния простых россиян.

Гении тактики и стратегии

Что не за горами, ведь обрушение цен на нефть обеспечило и крутое пике российского рубля — обвалился до 80 рублей за доллар, и даже больше. В таких условиях Кремлю надо бы как-то действовать. Но повернуть вспять ситуацию на нефтерынке невозможно, и потому в Москве решили ткнуть пальцем в небо. Пригожин отправил Барру обращение с призывом возбудить уголовные дела в отношении экс-президента США Барака Обамы и ряда высокопоставленных чиновников, которые якобы сфальсифицировали доказательства вмешательства, сговорились и преследовали его компанию «Конкорд».

Но на что вообще рассчитывает «повар Путина», выдвигая такие требования? И насколько хорошо проработан и проработан ли вообще план? Хотя, судя по всему, с каждым пробиванием экономического дна Кремль все менее способен адекватно и, главное, в полном объеме анализировать действия (как свои, так и администрации Трампа), а также их последствия. Очевидно, пытаясь хоть как-то компенсировать потери участников нефтерынка и бизнеса из-за коронавируса, Москва решила сделать ставку на хоть какое-никакой послабление санкций. И считает, что подключиться к травле Обамы, которого наряду с Байденом и всеми «do nothing» демократами регулярно на своих митингах вспоминает Трамп, — это отличная вообще идея. Кремль решил помочь американскому президенту открыть еще один фронт предвыборной войны с «ослами». И при этом есть расчет — при условии, что Трамп клюнет — на то, что иск Пригожина и гипотетически открытое по нему дело, станут сиквелом Рашагайтета. А это, во-первых, означает усугубление раскола в Штатах, над чем Россия трудится в поте лица уже несколько лет. Во-вторых, Трамп в перспективе может попасть в зависимость от России, по крайней мере, в рамках кампании Кремля по дезинформации, направленной против Соединенных Штатов.

И теоретически существует вероятность, но крайне небольшая, что Барр вдруг прислушается к куратору троллей и наемников. В таком случае открытое украинским Госбюро расследований производство в отношении Джо Байдена станет частью тенденции — когда иностранные правительства могут так или иначе добиваться преследования американских высших чинов. А это уже мина, заложенная под институт президентства в США, который и так весь в пробоинах благодаря нынешнему руководителю Штатов. Что не нужно ни американскому президенту, ни генпрокурору, ни истеблишменту с глубоким государством в целом.

Только вот, насколько бы склонным к авторитаризму ни был сам Трамп, как бы он ни был успешен в подрыве столпов государственной системы США и насколько ни был бы ему предан генпрокурор Барр, нынешний хозяин Овального кабинета не может в ручном режиме управлять американскими судами. Примеряя российскую модель к американским реалиям, в Москве определенно просчитались.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров