воскресенье, 29 марта 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Украина – не Китай: Как «железный» Зеленский стал союзником коронавируса Железная рука, при помощи которой Владимир Зеленский решил бороться с коронавирусом, разбилась о быт. Глупо, не будучи Китаем, пытаться копировать опыт Китая

В первый же день жесткого карантина, введенного украинской властью, показал, что возможности обеспечить выполнение всех пафосно продекларированных Зеленским противовирусных профилактических мероприятий у власти просто нет. И обещанный главой государства жесткий порядок благодаря «безотлагательным и непопулярным» решениям моментально превратился в «мягкотелую либеральную» беспомощность. Это если выражаться терминологией самого Зеленского.

Все прекрасно помнят, как вечером 16 марта президент обратился к народу с видеозаявлением, в котором констатировал, что в борьбе с наступающим коронавирусом нужно ориентироваться на опыт Китая, а не всяких там либеральных стран. И к призывам сидеть дома всем, у кого есть такая возможность, работать дистанционно, почаще мыть руки и избегать скопления людей добавилось несколько с самого начала прозвучавших странно решений. С 18 марта в Киеве вообще остановил свою работу метрополитен, а в наземный транспорт запретили пускать людей без масок и перевозить одновременно более 10 пассажиров в маршрутном такси, и более 20 в рейсовых автобусах, троллейбусах и трамваях.

Но почему-то Владимир Александрович не потрудился пояснить, кто и каким способом будет обеспечивать выполнение этого распоряжения. Можно, конечно, надеяться на сознательность пассажиров, но это немножко наивно, хотя бы потому, что масок в Киеве в свободной продаже нет или практически нет, а те, что появляются, стоят так дорого, что большинству граждан это в принципе не по карману. Как нет и такого количества общественного транспорта, чтобы перевезти тех, кто не может работать дистанционно, порциями по 10-20 человек.

Ну и самое главное, чтобы обеспечить выполнение такого решения, к каждому транспортному средству нужно поставить полицейского или другого специально обученного человека, который бы следил за масками и «не пущал» лишних. Впрочем, есть обоснованное подозрение, что без автоматического оружия этот контролер ничего не смог бы сделать с ломящейся в троллейбус нервозной толпой.

Позже Зеленский, видимо, понимая, что его суровые и непопулярные меры — это лишь опасное в условиях эпидемии наполнение воздуха каплями слюны, сделал несколько менее суровое предложение. Врачи, госслужащие и другие работники жизненно важной инфраструктуры должны добираться на работу не в общественном транспорте, а пешком или на такси. Тут Владимир Александрович подзабыл либо арифметику, либо географию. Он как-то не соотнес в своей голове зарплаты врачей и рядовых чиновников с ценами на такси. Это комику-миллионеру, конечно, простительно, ведь тот мир, в котором вот уже многие годы живет Зеленский, очень далек от мира большинства людей. Но география — вещь универсальная, и президент должен был бы знать, что из среднего киевского спального района, где живет большинство голосовавших за него граждан, до центра столицы, где находится большинство офисов, километров этак 15, а то и заметно больше.

Для относительно молодого и физически здорового человека пройти пешком 15 километров — задача вполне выполнимая, и при должной бодрости и местами переходя на бег, такое расстояние можно преодолеть за каких-то пару часов. Но это только в первый раз, дальше и темп снизится, и кровавые мозоли натрутся. И уже через неделю, тратя по четыре-шесть часов в сутки на пешие прогулки, большинство решит, что переболеть коронавирусом и менее мучительно, и даже не намного более рискованно, принимая во внимание привычку киевских водителей проскакивать на красный свет светофора.

Как и следовало ожидать, первый день без метро показал результат ровно противоположный задуманному. Толпы людей на остановках и в транспорте, полное игнорирование требований по ношению масок, проклятия в адрес власти и повышение рисков распространения инфекции, вместо их снижения.

В данном случае президент Зеленский наступил на грабли, по которым периодически потаптывались многие из его предшественников. Понимая, что украинцы, в общем и целом, хотят «железной руки» и сильного лидера, украинская власть часто не осознает, что настоящей железной руки в их распоряжении нет. Ну нет в Украине столько хорошо прикормленных полицейских, чтобы контролировать перемещение всех граждан, как нет и автоматических систем, вроде камер на улицах с системой распознавания лиц, чтобы найти и наказать каждого нарушителя карантина. Нет таких инструментов и у большинства развитых демократических стран, но там хотя бы есть понимание своих реальных возможностей.

Вот и получается, что для борьбы с коронавирусом, как с любой другой эпидемией, есть два способа — тоталитарный, когда власть принуждает и ограничивает, и либеральный, когда власть объясняет и рекомендует. И каждый из них рискует оказаться — и зачастую оказывается — неэффективным.

Глупо, не будучи Китаем, пытаться копировать опыт Китая, где есть десятилетиями отлаженная репрессивная правоохранительная машина, контроль над СМИ и интернетом и в целом послушное и дисциплинированное общество, в том числе и благодаря веками формировавшейся отличной от европейцев ментальности. Но даже там проконтролировать все вообще власть была не в состоянии, и многим удавалось и из закрытого Уханя сбежать, прихватив с собой опасный вирус, и из заваренного подъезда вырваться через окно.

Либеральный подход, как показывает практика, спотыкается о недостаточную сознательность граждан, и винить их в этом, наверное, не совсем правильно. Человек в принципе не способен ощущать опасность от вполне привычных для себя вещей, пока как следует не клюнет жаренный петух. Так было и во время Чернобыльской катастрофы, когда многие поначалу смеялись над радиацией, которую никто не видел; так было и в начале войны на Донбассе, когда в обыденной жизни дончан и луганчан еще ничего не изменилось, и лишь где-то далеко собирались толпы вооруженных людей. К сожалению, реальное ощущение опасности начинается лишь тогда, когда появляются первые жертвы, и не где-то далеко а среди соседей и знакомых. Итальянцы, которые тоже поначалу смеялись над коронавирусом и не слишком переживали по поводу соблюдения правил гигиены и безопасности, очень быстро дисциплинировались, как только в день начали умирать сотни людей, а реанимации оказались переполненными. То же самое ждет в ближайшем будущем и Украину.

Так что украинской власти, которая физически не в состоянии обеспечить тотальный контроль над населением, надо бы не жесткость изображать, а разъяснять, объяснять, показывать и внушать людям, как уменьшить риск и надеяться, что у как можно большего числа людей вместе с первыми смертями от коронавируса приходит и понимание необходимости самоизоляции и карантина. Другого пути у власти просто нет. Это митинг против капитуляции можно разогнать силой и пересажать зачинщиков, и депутата Федыну можно привлечь к уголовной ответственности за некрасивые слова в адрес президента, можно даже Петра Порошенко посадить в СИЗО и метро остановить, скомандовав «Метро, стой. Раз, два!», но к каждому гражданину человека с дубинкой не приставишь и из маршрутки не вытолкаешь. И если власть не осознает этого в самое ближайшее время, то очень скоро «народного президента» будут проклинать не только за бушующую эпидемию и обнищание из-за экономического кризиса (хотя и над тем, и над другим Зеленский не очень-то властен), но и за его непродуманные решения, которые лишь усугубили эпидемию. И это будет конец красивой 73-процентной политической сказки.


Виталий Дяченко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров