среда, 2 декабря 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

В Сирию на убой: Почему российский «Панцирь» беспомощен перед дронами Российские зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь», стоимостью $75 млн за штуку, горят с завидной периодичностью в Сирии

В последние годы военные специалисты с большим интересом наблюдают сразу за несколькими конфликтами, в которые в той или иной степени вовлечены большое количество технологически развитых государств. Прежде всего речь идет о Донбассе — как вариант противостояния армейских структур, одна из которых вооружена и снабжается по российским стандартам, а вторая находится в переходном периоде от советского к западному вооружению. Ну и конечно — Сирия. Тут обкатывают все свои новинки, опять-таки, россияне (стоит вспомнить, например, вояж пары опытных истребителей 5-го поколения Су-57), израильтяне, американцы и даже иранцы с турками.

Со стороны Украины тут просто непаханная нива для анализа и отработки собственных теоретических и практических построений. Ведь с одной стороны на Донбассе нам противостоит Россия, а с другой стороны — в последние годы у нас на вооружении появилось достаточно большое количество образцов техники и вооружения турецкого производства.

Однако некоторые вещи остаются неизменными — так, в ходе последнего по времени обострения снова с крайне негативной стороны проявил себя зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь» С-1, который ныне является основой армейской ПВО армии РФ. В Сети в числе прочего появились кадры уничтожения работающего (!) комплекса ударным беспилотником. Хотя российские СМИ поспешили объявить эти кадры «ливийскими», однако сомнений в том, что это именно кадры из Сирии нет.

Тем более, что это уже далеко не первый случай уничтожения комплекса именно в Сирии. Последний по времени случай отмечен 21 января прошлого года. Тогда во время очередного удара ВВС Израиля по иранским и сирийским целям «Панцирь» попал под раздачу Армии обороны Израиля. Тогда видео с уничтожением новейшего российского комплекса выложила в Тwitter чуть ли не в режиме онлайн пресс-служба израильской армии.

Интересно, что до сих по неясно каким именно оружием был уничтожен зенитно-пушечный комплекс российского производства — и, по всей видимости, под управлением российского расчета. Есть несколько версий, и в числе возможных претендентов на победу фигурируют и крылатая ракета Delilah, и ракета Spike NLOS, и ударный беспилотник. Причем последняя версия — наиболее вероятная.

Отметим, что еще в 2006 г. Россия и Сирия заключили контракт на покупку 36 зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С1» и 850 ракет к ним общей стоимостью порядка $730 миллионов. Поставки осуществлялись с 2008 по 2011 год.

Причем россияне сделали свои выводы, и ныне продолжается модернизация комплекса. Однако при таком количестве недостатков вполне может оказаться, что проще сделать новый. Ведь несмотря на определенные достоинства, о которых трубят российские пропагандисты, как-то наличие автоматического режима функционирования, в том числе в составе подразделения, а также заявленная разработчиком возможность стрельбы по целям с места и в движении как пушечным, так и ракетным вооружением, недостатков не то, что много, но очень много.

Итак, как показала война в Сирии, комплекс вообще не может бороться с беспилотниками с небольшой скоростью, так как изначально «затачивался» под более скоростные цели (так как у него всего два метода наведения зенитной управляемой ракеты). И этим недостатком вовсю пользуются противники. И хотя, по некоторым данным, этот недостаток устранен в последних версиях «Панциря», однако пока комплексы, каждый ценой по $75 млн, горят с завидной периодичностью.

Второй момент — время загрузки полного боекомплекта с помощью транспортно-заряжающей машины достаточно велико и составляет 25-30 минут.

И еще. Для удешевления конструкции самоходный зенитный ракетно-пушечный комплекс смонтировали на обычном коммерческом шасси КАМАЗ-6560, а не на специальном шасси, созданном по техническому заданию военных. В итоге «Панцирь» не может двигаться по всем типам дорог и участкам местности. И поэтому регулярно переворачивается даже при движении по автострадам — так было, например, в октябре 2015 г., когда ЗРПК российской армии перевернулся на горной дороге вблизи населенного пункта Чемитоквадже в районе Сочи.

Или 4 мая 2018 г., когда недалеко от нефтеперерабатывающего завода в районе сирийского Банияс перевернулся «Панцирь-С1», принадлежащий сирийской армии.

Кроме того, военные специалисты отмечают, что из-за коммерческого происхождения шасси «Панцирь» имеет недостаточную габаритную ширину и высокое расположение центра масс, что в принципе не позволяет вести огонь из пушек комплекса на ходу в поперечном направлении относительно движения в связи с риском опрокидывания.

Какие выводы можно сделать из негативного сирийского опыта «Панциря»? Прежде всего стоит отметить, что с этим комплексом наши военные сталкивались в ходе боевых действий — российским расчетом сбит как минимум один наш бомбардировщик Су-24 и боевой вертолет Ми-24. И это только те случаи, в которых имеет «железное» подтверждение, а еще как минимум два случая поражения нашей авиатехники относятся к категории «предположительно».

По информации автора, по крайней мере в одном случае в 2015 г. российский «Панцирь» попал под огонь нашей артиллерии и был отправлен на капитальный ремонт в РФ. Еще два случая огневого поражения пока не имеют материального подтверждения в виде фото или видео, но их появление — только вопрос времени.

Итак, прежде всего при разработке отечественного перспективного зенитного ракетно-пушечного комплекса для замены «Тунгуски», работы над которым ведутся сейчас достаточно активно, стоит обратить внимание на гусеничное шасси. Либо на колесное шасси, специально разработанное под этот проект. А так как с колесной техникой и ее разработкой у нас пока большие проблемы, то таки имеет смысл в качестве основы рассматривать танковую базу — благо с этим у нас проблем нет, и на выбор есть как минимум три-четыре варианта. При этом конечно хотелось бы говорить о стандартизации в рамках ВСУ.

Второй момент — очень важно при создании отечественного ЗРПК отработать методики противодействия именно ударным БПЛА, которые занимают все большее место в современных армиях, вытесняя даже пилотируемую авиацию.


Михаил Жирохов / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров