среда, 26 февраля 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Антисемитизм и «какаяразница»: Как Зеленский пытается понравиться Израилю Удачно опровергнув некоторые российские мифы, действующий президент Украины оказался неспособен сказать хоть что-то толковое о своем видении будущего страны

Масштабное интервью Зеленского израильскому изданию The Times of Israel, которое вышло за считанные дни после скандальной ситуации с поездкой президента Украины на Форум памяти жертв Холокоста, получилось неожиданно позитивным. Как со стороны журналистов, которые не особо заострялись на неприятных для украинского президента моментах, так и со стороны самого Зеленского, который, по мере сил и понимания ситуации, пытался отбелить внутренние и внешние конфликты, в которые попала его администрация.

Сложно сказать однозначно, почему так произошло – то ли вся история была, скажем так, направленным пиарным ходом Банковой, то ли, наоборот, попыткой Иерусалима подсластить пилюлю, приготовленную для Зеленского. Хотя тот факт, что The Times of Israel является скорее независимым журналистским проектом Давида Горовица, наталкивает на мысль, что ближе к истине именно первый вариант.

Это интервью, на самом деле, представляет интерес сразу в двух измерениях – как внешне, так и внутриполитическом. И к международному звучанию сказанного Зеленским, на самом деле, нет особых претензий. Ну, если не считать слишком оптимистического взгляда на принципиальную возможность достижения мирных договоренностей с Владимиром Путиным.

Действующий президент четко транслирует тезис о принципиальной слабости антисемитизма в Украине, отсутствии (или слабости) радикальных националистических идеологий, о способности украинского общества преодолеть внутренние дискуссии, связанные с сосуществованием различных этнических групп. Этим он более или менее последовательно опровергает откровенно лживую кремлевскую пропаганду о «разгуле националистов в Украине», которой как ведомство Лаврова, так и Владимир Путин лично пытаются, пусть и без особого успеха, напугать как ЕС и Израиль, так, отчасти, и США. Тот факт, что сам Зеленский принадлежит к еврейскому этносу, многократно усиливает подобные заявления. Что, собственно, почувствовали и авторы интервью, вынеся в шапку материала цитату «Я имею еврейские корни. Я – президент. Это никого не волнует».

Достаточно действенная попытка опровержения российских мифов как про украинский антисемитизм и украинский национализм, так и о наличии каких-то радикальных гражданских конфликтов в Украине вообще – это, наверное, главное преимущество интервью Зеленского.

Кроме того, интервью может стать очередным поводом для израильтян переосмыслить «эксклюзивные права» России на победу во Второй мировой и освобождении Восточной Европы от нацизма. Поскольку Зеленский достаточно четко констатирует, что Украина и сама ужасно пострадала от нацизма, и сделала колоссальный вклад в победу над ним – пусть и находясь в составе Советского Союза.

Зеленский также решился поднять вопрос Голодомора и более или менее аргументированно доказывать, что речь идет о геноциде украинцев, а не о «перегибах сталинского режима». Подтвердив свое намерение прибыть на Форум памяти жертв Холокоста, более того – связно, хоть, может, и не до конца правдиво объяснив причины своей задержки с согласием на участие в мероприятии, Зеленский продемонстрировал, что работа международного отдела канцелярии президента может, для разнообразия, состоять не только из провалов.

К сожалению, на этом сильные стороны программного интервью действующего украинского президента заканчиваются. И его самая большая слабость касается, что обидно, не истории, а вопросов будущего, поскольку всерьез говорить о тезисе Зеленского «Давайте построим общую историю» как-то не приходится. Начиная с того, что одна страна с «непредсказуемой историей», которую перестраивает каждый следующий политический режим, неподалеку от нас уже есть и становиться похожими на нее украинцам как-то не с руки. «Общую историю» создать невозможно, поскольку для «создания» прошлого есть единственный инструмент. Пропаганда.

Все, что можно сделать – это попытаться сформировать общий для большей части граждан страны взгляд на эту историю. А продолжить можно тем, что идея Зеленского называть улицы исключительно именами «космонавтов, спортсменов и писателей» – это попытка отказаться от собственной истории. Сбежав от всех проблемных вопросов и оставив их на откуп опять-таки пропагандистам. При этом, нередко – российским пропагандистам. И отказ от политических и исторических личностей в названиях улиц, конечно, утихомирит дискуссию относительно топонимов. Но не утихомирит дискуссий о том, действительно ли Украина является единым государством.

Обидно, но факт – адекватно, как для себя, отработав» историческую часть разговора, действующий украинский президент в разговоре о будущем скатился практически к новогоднему «какаяразница».


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров