четверг, 24 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Зиц-премьер Мишустин: Почему Путину не нужен преемник Владимир Путин более не будет президентом России. Он станет чем-то большим – российским Елбасы, Дартом Сидиусом, кхалом всех кхалов… Как угодно

Дмитрий Медведев, давно ставший ходячим мемом российской политики, отслужил свое и ушел в отставку с поста главы правительства. Теперь вместо него по поручению президента Владимира Путина «спать в присутственных местах» будет Михаил Мишустин, главный налоговик страны (председатель Федеральной налоговой службы, ФНС). Его кандидатуру уже поддержали «Единая Россия», ЛДПР и «Справедливая Россия». Мишустин, по слухам, является креатурой системных либералов Алексея Кудрина и Сергея Кириенко, а значит, братьев Ковальчуков — Юрия (личного банкира Путина) и Михаила (президента Курчатовского института), которые стоят за Кудриным/Кириенко.

Глядя на Мишустина, нельзя не обратить внимание на некоторое сходство его с другим Михаилом — Фрадковым, предшественником Медведева (2004-2007 гг.). Ни один из них не является ни выходцем из спецслужб, ни питерским. И оба в прошлом — налоговики. Правда, в отличие от Мишустина, Фрадков все-таки некое отношение к силовикам имел в бытность директором федеральной налоговой полиции. Мишустин же до премьерства был замом трех министров по налогам и сборам, а также главой Федерального агентства кадастра объектов недвижимости при Минэкономразвития. В общей сложности он провел на госслужбе два десятка лет и покидал ее лишь на пару лет, когда в 2008-м ушел на пост президента группы компаний UFG.

UFG занималась инвестициями в РФ вместе с тем самым Deutsche Bank, который вляпался в скандал с отмыванием грязных денег, в том числе российских. Стоит отметить, что ниточка от UFG тянется непосредственно к Путину, поскольку глава правления компании американец Чарльз Райан в 1992 г. был консультантом мэрии Санкт-Петербурга, где, как известно, в поте лица трудился будущий многолетний президент РФ. Так что, думается, Мишустин не только инвестициями занимался, но и мог налаживать процесс отмывания денег. Выполнив же поставленные задачи, спустя два года вернулся в правительство — сразу на пост главы ФНС.

Второе сходство Мишустина с Фрадковым в том, что оба они — абсолютно технические и безголосые премьеры, необходимые для безопасной операции по трансферу власти: Фрадков был назначен премьером прежде, чем этот пост занял сам Путин в пору «тандемократии», а теперь, в ходе Путиным же анонсированной подготовки к очередному перемещению центра принятия решений из президентского кресла в пока не определенную точно локацию, вновь понадобился зиц-премьер. И потом, перед этой эпохальной миграцией необходимо избавиться от ставшего слишком токсичным Медведева.

К чему это все — объяснил российский лидер в своем послании к Федеральному собранию. Заявление Путина обозначило полномасштабную «перестройку» всей государственной системы с единственной целью — сохранить за собой власть после 2024 г. И если говорить о методе, то речь идет не о простецкой (по сравнению с озвученными «реформами») рокировке президент — премьер.

Противовесы по-российски

Послание к ФС фактически дало старт как избирательным кампаниям в Госдуму 2021 г., так и на пост президента (2024 г.). В нем отдельно прорисован функционал следующих президентов. Глава государства также становится откровенно слабее. Мало того, коридор его возможностей будет сужен, а двери, куда бы он мог выйти для ведения собственной игры, закрыты. Во-первых, из основного закона в части о президентских сроках изымается слово «подряд» — любой будущий президент сможет посидеть в Кремле не больше двух сроков. Во-вторых, чтобы вообще стать кандидатом в президенты, нужно постоянно проживать в РФ по меньшей мере 25 лет и не иметь других паспортов. Наверное, нет нужды говорить, что «правильному» кандидату с легкостью подправят биографию, а вот «случайным» людям путь закрыт.

Далее. У президента отбирают право утверждать премьера и Кабмин и передают его Госдуме, тем самым в значительной степени усиливая нижнюю палату парламента,  верхняя палата — Совет Федерации — будет назначать силовиков. В то же время Конституционный суд по запросу президента сможет проверять принятые парламентом законы до их визирования. То есть глава государства обретает более эффективный рычаг влияния на законодательный процесс.

Все это в целом очень похоже на демократизацию России — на создание системы сдерживания и противовесов. Если бы не решение Кремля создать некий Госсовет, чьи полномочия и состав пока не раскрываются, но который, очевидно, займет свое место в новой системе власти. Причем глава этого органа будет выполнять роль судьи. Не возникает никаких сомнений, кто станет этим всероссийским арбитром и надсмотрщиком. Играя в демократию, Путин хочет остаться на верхушке пищевой цепочки после 2024 г., но не в статусе президента. Он хочет стать российским Елбасы, Дартом Сидиусом, кхалом всех кхалов (как угодно). Главное, чтобы все дарты вейдеры были полностью послушны воле вождя нации. Фактически же на практике реализуется казахстанская модель. Это очевидно и для российских, и для зарубежных обозревателей, политиков и дипломатов. Предложенные изменения в конституцию РФ изменят фасад и меблировку, но рулить всеми процессами будет все тот же человек, просто в ином формальном статусе.

Здесь стоит отметить, что Мишустина, по всей видимости, вводят на премьерство лишь до парламентских выборов 2021 г. Затем правительство будет формироваться уже по новым конституционным нормам. То есть на реформу отводятся остающиеся год и десять месяцев. За это же время должны быть усилены полномочия Госсовета, а ушедший в тень — на пост зампреда Совета безопасности — должен заняться бюрократическим строительством, чтобы обеспечить разведение номинальной власти и реальной после выборов 2024 г. Таким образом, Мишустин — первый элемент ширмы, за которой будет создаваться новый контур властных взаимодействий, и в обозримой перспективе процесс затронет все ключевые институции, включая и правительство, и парламент, и Госсовет, и Совбез, и Конституционный суд. Где после этой перестройки окажется Путин, пока неясно, но наверняка можно сказать, что он сохранит контроль над системой, оставив президентский пост. В этой ситуации не особо и важно, кто станет его преемником.

Несвобода выбора

Многие обозреватели обратили внимание, что в послании Путина четко артикулируется дальнейшее движение к самоизоляции, выраженное в предложении установить примат российского законодательства над международным. Таким образом, к слову, россияне потеряют возможность искать защиты у Европейского суда по правам человека, так что хочется теперь спросить у лоббистов возвращения делегации РФ в ПАСЕ, апеллировавших как раз к этому тезису, что они думают сейчас.

Грубо говоря, россиян «запирают» в собственной стране, лишая надежды на хоть какую-то внешнюю защиту от репрессий. И это касается не только простых смертных, но и чиновников и судей, которым предлагается запретить гражданство или вид на жительство в других странах. Ручной по задумке Кремля должна стать и местная власть. Ее под лозунгом создания единой системы публичной власти вмонтируют в вертикаль.

Законодательное обеспечение «реформы», очевидно, возлагается на контролируемое партийное большинство. Его может представлять «Единая Россия», которая, правда, уже давно демонизирована в глазах населения не без помощи самого Путина и его окружения. Потому будет создаваться либо новая партия, либо несколько провластных и псевдооппозиционных партий, или пакет опять-таки «оппозиционных» партий с максимальным очищением имиджа «Партии жуликов и воров» путем чисток и т.п. Последние два варианта вдобавок еще и послужат для создания иллюзии демократии.

Технически никто не сможет воспротивиться предлагаемым изменениям в основной закон, потому как все так называемые реформы планируется проталкивать с помощью всенародного голосования — именно о нем, а не о референдуме, говорил Путин в своем послании. Кто-кто, а он разницу определенно понимает. Так вот, при всенародном голосовании достаточно простого большинства, его результат признается независимо от явки. А чтобы россиянам было легче проглотить наживку и проголосовать так, как того хотят в Кремле, им предложат «реформационный пакет», в который вместе с изменением госсистемы внесут социально-экономические подачки — повышение зарплат, различные льготы и тому подобные прелести, которым Путин посвятил большую часть своего выступления.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров