воскресенье, 19 января 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Авиакатастрофа в Иране: Кто выиграет от трагедии украинского «Боинга» Репутационные потери уже сейчас несет руководство компании МАУ и команда президента Владимира Зеленского

В среду, 8 января, в 06.10 утра по местному времени из международного аэропорта Тегерана в Киев вылетел рейсом PS752 принадлежащий МАУ Boeing 737-8KV и через считанные минуты исчез с экранов радаров. По сведениям сервиса Flightradar24, в последний раз местоположение самолета фиксировалось в районе расположенного в 30 км города Паранд (иранский «Борисполь», где селятся сотрудники аэропорта).

На борту было девять членов экипажа и 167 пассажиров. Из них только двое украинских граждан, остальные – иностранцы. Из них почти поровну канадцев и иранцев – 73 и 71 человек соответственно, восемь граждан Швеции, шесть Афганистана, четверо немцев и трое британцев. В массе своей это были транзитные пассажиры, что вполне понятно ввиду очередного скачка напряженности (нападение на посольство США в Багдаде, ликвидация командующего иранскими «ихтамнетами» в Ираке генерала Сулеймани и «удар возмездия» по американским базам – отличная подпитка для ксенофобии) и связанного с ней ограничения воздушных сообщений с Ираном. В общем, в случае с канадцами это выглядит как эвакуация, хотя это допущение, а не факт. Тем более что Иран признает двойное гражданство, но не на своей территории (этим объясняется расхождение в числах погибших, предоставляемых Киевом и Тегераном). Так что речь вполне может идти об обычных «семейных» перелетах: Иран даже сейчас куда более открыт, нежели в свое время СССР.

О причинах катастрофы по вполне очевидным причинам сейчас можно лишь гадать. И это состояние неопределенности продлится, опять-таки, неопределенное время тоже по вполне понятным причинам: нынешний виток напряженности, не без помощи СМИ сильно смахивающий на начало новой полномасштабной войны в Персидском заливе (хотя отнюдь не обязательно таковым являющийся), не способствует спокойной работе экспертов Международной организации гражданской авиации (ICAO). Кстати, ее штаб-квартира расположена в канадском Монреале. Как в данной ситуации сыграет это обстоятельство – если оно вообще будет иметь значение – опять же неизвестно. Как неясно, важен ли в нынешнем контексте тот факт, что именно канадские дипломаты в 1979 году обеспечили эвакуацию американских коллег из Тегерана. К этому мы еще вернемся.

А пока отметим, что в первые же часы после трагедии по новостным лентам и соцсетям пошла гулять версия о том, что украинский самолет был сбит иранской зенитной ракетой. Видеоролик, якобы фиксирующий это, был размещен новостным порталом Al Hadath. И на этом стоит, пожалуй, остановиться особо – при том что иранские власти эту версию отрицают. Al Hadath («События») имеет иорданскую прописку, а Хашимитское королевство, чей монарх не только принадлежит к роду, из которого вышел пророк Мухаммед, но и является наполовину англичанином, в регионе имеет весьма специфическое положение. Оно является союзником США и Великобритании, неплохо ладит и с Израилем, и с арабскими соседями, а его спецслужбы, патроном которых выступает сам король Абдалла II, входят в число наиболее эффективных в регионе.

Так вот, Al Hadath, ссылками на который пестрит украинский (ну и российский, разумеется) сегмент интернета, ссылается в своем материале на британскую Daily Mail. Та, в свою очередь, утверждает, что первым запись якобы атаки на «Боинг» разместил в своем твиттере корреспондент ВВС в Иране Али Хашема. Но у него этого ролика, похоже, больше нет (мне, во всяком случае, найти его не посчастливилось). Что позволяет, как минимум, подозревать информационную операцию, направленную против Ирана. Сбитие гражданского авиалайнера – это сюжет, заведомо гарантирующий катастрофические репутационные потери (на это указывает трагедия не только малайзийского «Боинга» МН17, но и иранского «Аэробуса» рейса 655, сбитого ракетой американского эсминца Vincennes в 1989-м, и южнокорейских бортов, сбитых ПВО СССР в 1978-м и 1983 годах). Это всегда моральное оправдание для любых акций и кампаний возмездия. Которое в нынешних обстоятельствах, стоит отметить, очень кстати для Соединенных Штатов – и очень неуместно для Евросоюза, в первую очередь, Германии и Франции, которые всячески противятся нажиму на Иран с первых шагов Дональда Трампа в этом направлении.

Отсюда, собственно, и столь поспешное заявление Тегерана, что катастрофа вызвана техническими проблемами – вероятной неисправностью двигателя. Однако совершенно очевидно, что за считанные часы такой «диагноз» установить невозможно. А вот поведение украинского посольства в Иране удивляет: оно столь же оперативно исключило версию о ракетной атаке, но вскоре убрало это заявление, подчеркнув, что причинами трагедии занялась соответствующая комиссия. Что это было, некомпетентность, попытка прикрыть «иранских партнеров» или, чем черт не шутит, услуга россиянам – остается неизвестным. Теперь, к слову, версию о ракете наши дипломаты уже допускают. В любом случае, есть четко прописанный международный протокол: даже если «земля» получила от пилота сведения о характере неисправностей, с официальными заявлениями необходимо подождать до начала расследования.

Как бы то ни было, на видео запечатлено, что самолет взорвался до падения на землю – хотя этот ролик еще предстоит атрибутировать. И это порождает вопросы о причинах взрыва. Имела ли место техническая неисправность или же стороннее воздействие? И если второе – внешнее или внутреннее? В случае с внешним воздействием, помимо очевидной имиджевой катастрофы для иранских властей (и, не исключено, последующими массовыми волнениями, раскачивающими ситуацию внутри страны в самый трудный для режима момент), «прилетит» и России. Причем и как союзнику кровожадных аятолл, раскачивающих Ближний Восток, и как производителю зенитных систем – ведь основу иранской ПВО, которая после обстрела баз на территории Ирака, очевидно, была приведена в состояние боевой готовности, составляют копии советских комплексов С-75, советские же «Кубы», С-200 и С-300, а также российские С-200ПМУ, » и «Тор». Причем в информпространстве наверняка будет максимально раскручен тезис о том, что в расчетах были российские инструкторы, даже если это и окажется уткой. В качестве средства противодействия ему может быть использована – и это уже происходит – версия о том, что украинский лайнер столкнулся с беспилотником. Это, по умолчанию, подразумевает, что дрон был американским – отчего ситуация играет новыми красками.

Если же стороннее воздействие (если было) было внутренним, то здесь тоже возникают неудобные вопросы. Например, почему самолет вылетел с почти часовым опозданием? Действительно ли случайным оказался свидетель, заснявший на видео последние мгновения жизни лайнера (и опять-таки, подлинное ли видео). И не имел ли место теракт, подобный тому, который уничтожил российский «Аэробус» над Синаем в октябре 2015-го? И если это теракт, то кто за ним стоит? Часом не «Исламское государство»? Которое, заметим, взяло на себя ответственность за нападение на иранский парламент и взрыв у мавзолея Хомейни 7 июня 2017-го.

Или акцию провела еще какая негосударственная организация? К слову, вот факт, который пока неясно, как трактовать, но вряд ли стоит игнорировать: в ночь на 8 января по неизвестным причинам загорелся при вылете из тель-авивского аэропорта Бен-Гурион двигатель и у борта-близнеца украинского «Боинга», принаддежащего Руандийским авиалиниям. Правда, там обошлось без крушения.

Или это была операция спецслужб? Скажем, саудовских. И если верно последнее – сами ли они справились или координировали действия с американскими коллегами? Количество погибших граждан Канады здесь опять-таки очень кстати: страна кленов и хоккея известна последовательной миротворческой и посреднической деятельностью. Но покушение на владельцев канадских паспортов, учитывая место и время, очень легко представить миру как «месть безумных аятолл».

Репутационные потери уже сейчас несет руководство МАУ и команда президента Зеленского. Первое – за то, что поставило прибыль превыше безопасности и не отменило рейсы в Тегеран, несмотря на очевидное обострение международной обстановки. Вторая – за то, что потакала в этому бизнесу, который, как известно, принадлежит Игорю Коломойскому. Даже если эти обвинения не вполне заслужены, президентскую пресс-службу определенно ждет еще один вызов, с которым, судя по предыдущему опыту, она вряд ли справится.

Удар по имиджу получила и компания Boeing. Дело здесь не столько в том, что погиб произведенный ей самолет, которому не было и четырех лет. Дело в том, что его модель – «737», как известно, в последнее время неоднократно падала сама – и массовой аудитории совершенно неважно, что принадлежащая МАУ версия «737-800» принципиально отличается от проблемной (ранее) «737-MAX».

Впрочем, именно Boeing и Украина заинтересованы в скорейшем расследовании этой трагедии. А о наличии вины Ирана и ее степени можно будет судить по тому, как это расследование будет продвигаться – сейчас, кстати, Тегеран отказывается допускать иностранных экспертов к бортовым самописцам, из которых по меньшей мере один оказался в хорошем состоянии. Впрочем, это не обязательно признание вины – в качестве объяснения подходит и здоровая паранойя: Boeing – компания американская, а Украина имеет с США отношения, близкие к союзническим. Так что Тегеран может опасаться фальсификации улик – что, однако, не снимает с него подозрений. И потом, ввиду явной попытки деэскалации, предпринятой Ираном (в ходе обстрелов американцы не пострадали – очевидно, ввиду либо контролируемой утечки, либо предупреждения через Багдад), такой сюрприз ему ни к чему.

В целом же сейчас приходится констатировать одно: все государственные игроки стремятся снять с себя ответственность за катастрофу, а происшедшее стало сырьем для нового раунда информационных войн. И интересы Украины – да и родственников погибших – в них легко могут стать разменной монетой.


Алексей Кафтан / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров