четверг, 9 апреля 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

В поисках мозга: Как Макрон оживил НАТО Победой Путина, мечтающего рассорить НАТО и перещелкать его европейских союзников и партнеров поодиночке, даже не пахнет

В интервью The Economist от 7 ноября и в преддверии юбилейного саммита НАТО президент Франции Эммануэль Макрон, видимо, начав праздновать 102-ю годовщину Октябрьской революции (не будем забывать — глава Пятой Республики и соправитель Андорры начинал карьеру в Соцпартии), заявил что «у НАТО наступила смерть мозга», а «Европа стоит на краю пропасти».

В пику Макрону

Любопытно, что таким образом Макрон, с одной стороны, выступил в роли этакого общеевропейского Дональда Трампа, а с другой — смертельно обидел самого американского лидера (не говоря уже о позднейшем эпизоде в ходе лондонского саммита Альянса с участием вполне себе франкоговорящих премьеров Канады и Британии — Джастина Трюдо и Бориса Джонсона), явно воспринявшего этот тезис на свой счет.

Если бы не место и не время этой декларации, можно было бы и посмеяться — тем более что юбилейный саммит сам по себе Трамп с турецким коллегой Реджепом Эрдоганом превратили в скандальное реалити-шоу. Вместе с тем весь этот сон в зимнюю ночь, как ни парадоксально, усилил НАТО, поскольку детские реакции президента Трампа, гибридные речи Макрона и корыстные интриги Эрдогана укладываются в рамку институциональной игры, заводя, а не останавливая евроатлантический двигатель.

Как видно из принятых позже решений, Трамп — настолько, насколько он еще продержится на своей должности — теперь намерен развивать Альянс просто в пику Макрону, в котором небезосновательно усматривает угрозу американским интересам в Европе (а ведь еще недавно ему казалось, что настолько жизненных там интересов нет!). К американской реакции на драму саммита мы вернемся несколько ниже.

Что же касается Эрдогана, то, заставив союзников наполовину сдать курдов, он же волевым образом расширяет сферу ответственности НАТО, причем де-факто сталкивая его с Россией. С общечеловеческой точки зрения курдов жаль, но их неспособность объединиться, договоренности то с Асадом, то с Путиным, то с шиитским правительством в Ираке (то есть, в общем-то, с Ираном) находятся на другой чаше весов, когда на первой — заслуги в разгроме ИГИЛ. Но курды пока что сняты с повестки дня, поскольку этот второй чрезвычайный натовец, Эрдоган, закрутил более масштабную интригу. Речь в этом случае идет вот о чем.

Как известно, кроме Сирии, где именно Турция, пусть и в личных узких интересах, выступила стабилизирующим фактором, сегодня главным генератором мигрантов в ЕС, как своих, так и транзитных, является Ливия, которую Запад в свое время трусливо бросил на полпути, допустив появление на ее территории враждебных сил. Каковые силы превратили одно из крупнейших нефтедобывающих государств в вечный ад с двумя правительствами. Одно из которых, находящееся в Триполи, все-таки более легитимно и признано международным сообществом.

Ни ООН, ни союзники по НАТО не могут позволить себе заявить, что Ливия им до лампочки и никаких обязательств они перед ней не имеют: это и соучастие в свержении Каддафи, и его деньги в иностранных банках, и нефть, и порты, и транзит мигрантов. От какового транзита, заметим, южные европейцы начали защищаться совсем уж варварскими методами.

Поэтому Ливия, в отличие, к сожалению, от Украины, чье руководство поет сегодня странные песни о мире, принадлежит к кругу жизненных вопросов для НАТО. Выторговав нужное ему — повисшее в воздухе — решение по курдам, турецкий президент предложил навести в этой беспокойной стране порядок. Эрдоган буквально заявил:»Вы знаете, что у России есть компания «Вагнер». Россия отправила в Ливию эти силы безопасности. Если Ливия попросит у нас военную поддержку (тем более после подписания соглашения о военном сотрудничестве), тогда и мы точно так же отправим своих людей».

Турция в ливийском конфликте занимает конкретную сторону. Она фактически является одним из покровителей официального правительства Ливии, признанного ООН и контролирующего Триполи (это конгломерат местных группировок из ветви «Братьев-мусульман»). Поэтому, как и на севере Сирии, Турция является прямым военным противником России, которая поддерживает противоположную сторону — генерала Халифу Хафтара.

Хафтар последние полгода пытается захватить Триполи, в чем ему оказывают непосредственную поддержку российские советники вместе с российскими наемниками. За Хафтаром стоит пестрая коалиция, в свое время сколоченная Саудовской Аравией, а за властью в Триполи — Катар, где размещена турецкая военная база, и Турция. Как видим, турецкий лидер не претендует на то, чтобы быть мозгом НАТО, но предлагает стать его рукой на Ближнем Востоке. Это определенный шанс на то, чтобы перевернуть страницу ошибок, которые наделал Запад в отношении Турции за минувшие годы.

В свою очередь, мозгом НАТО не хочет быть и Америка в ее трампистской версии (если подойти к вопросу определения местонахождения мозга Альянса сугубо формально, то это Эстония, где за последние десять лет появилась масса центров по борьбе с российскими угрозами в киберпространстве и информационном поле).

Но, во-первых, теперь уж точно не хочется оставлять Европу на произвол французов и немцев. Со вторыми, пусть и методами давления, договориться еще как-то можно, там вопрос в деньгах, а не в амбициях. Несмотря на новые упреки в адрес канцлера Ангелы Меркель и близящийся переход к действиям против российско-германских трубопроводных проектов, здесь Белый дом всегда оставляет поле для маневра.

Во-вторых, растущую американскую военную мощь необходимо куда-то проецировать, а желанием сталкиваться с Китаем на Тихом океане Трамп не горит, заключив перемирие как минимум на год, до после выборов. Отсюда и решения, направленные на закрепление как минимум нынешних позиций США в Европе с полномасштабным использованием инфраструктуры НАТО. Думается, правда, гнев Трампа правильным образом обработало глубокое государство в Пентагоне и Госдепе.

Стратегическая конкуренция

Итак, в апреле и мае 2020 г. США направят 20 тыс. солдат на военные учения в Европу. Это будут крупнейшие учения со времен холодной войны. Главная цель — подчеркнуть приверженность Вашингтона НАТО. Американский генерал-майор Барре Сегуин, который руководит операцией союзников из военного штаба НАТО в Бельгии, заявил, что учения в Германии будут самыми большими за последние 25 лет. «Это действительно демонстрирует трансатлантическое единство и приверженность США НАТО», — отметил военный.

Он также добавил, что вооруженные силы США проверят свою способность перевозить солдат через Атлантику в Бельгию и Нидерланды, а затем быстро двигаться на восток через Германию в Польшу и вдоль восточного фланга НАТО, чтобы не допустить повтора ситуации с аннексией Крыма, как это произошло в 2014 г. в Украине. Очевидно, что российская пропаганда будет интерпретировать этот сценарий едва ли не как вторжение — московские клептократы воображают, что Европа должна замирать от ужаса от одного диктатора, увлекающегося косплеем российских монархов позапрошлого века.

Несмотря на свои симпатии к Владимиру Путину, который правит без парламента и поэтому не имеет проблем с импичментом, Трамп, как когда-то прогнозировалось, был готов уступить ему Сирию. Поскольку Сирия принадлежит в его классификации к мусорным странам. Украину сдать не удалось из-за намертво связавшего наши две страны скандала и мощного проукраинского лобби в Вашингтоне (сирийская демократическая оппозиция, надо понимать, уже просто физически выбита либо постепенно превращается в часть турецкой политической жизни).

Но Европу, родину своих жен и важный источник доходов для семейных предприятий, американский президент оказался сдать не в силах. Мол, неплохо, конечно, чтобы Россия сотрудничала (в том смысле, в котором сотрудничает свидетель обвинения), да и Йенс Столтенберг говорит, что НАТО одновременно сдерживает и оставляет двери открытыми для диалога.

Вот в эту открытую дверь Москва, потеряв время в искусственной Нормандии Елисейского дворца, сможет посмотреть на высадку американских войск в Нормандии настоящей.

Примечательно, что это будут не американские учения как таковые, а общий проект Альянса — военные присоединятся к американскому персоналу, размещенному на континенте, а также к военным из 18 стран — союзников НАТО. В результате, согласно планам командования, должно собраться около 37 тыс. военнослужащих. Пентагон, отметим, старается повторить операцию времен еще холодной войны — а именно «Возвращение сил в Германию»(REFORGER) — маневры в 1980-х.

Их сюжет, по-видимому, должен особенно понравиться Меркель, а также левым и зеленым (в «Альтернативе для Германии» к Америке относятся сдержанно, понимая, что российских гарнизонов вдобавок к мусульманским кварталам ФРГ не выдержит).

Ранее, собственно, еще при прошлом американском президенте, НАТО уже направил батальоны в Прибалтику и Польшу. Сдерживать возможные российские нападения такими силами трудно, но стрельба по американским солдатам способна спустить крючок ядерной войны.

Россия, разумеется, продолжает обвинять блок в дестабилизации Европы, настаивать на неких мифических гарантиях, которые кто-то давал Горбачеву, пока полуголодная советская делегация зачищала столы на Мальте. Но слушать российские заявления — это поняли даже в Европе — потеря времени. А вот от генерала Сегуина прозвучали, наконец, очень важные слова: «Мы переходим в эпоху стратегической конкуренции в мирное время. Альянс переориентировался».

Правда, все эти трансформации вопроса о мозге НАТО (Эрдоган предположил, что мозг умер как раз у Макрона) не снимают. Франция (которая «в конце концов обязательно предаст», написал премьер Великобритании Гарольд Макмиллан после очередного вето де Голля на интеграцию королевства в ЕС) таким мозгом быть не может. Это связано и с личными характеристиками французского президента, и с глубокой инфильтрацией идейно и социально стагнирующей Пятой республики агентурой российских спецслужб, и с настроем Парижа на собственный проект и увеличением во французских элитах политического веса выходцев из бывших колоний, о чьих интересах вынужден заботиться Елисейский дворец. В Германии сильна послевоенная травма, а ее вооруженные силы находятся в упадке. Южные члены Союза играют сугубо региональные роли.

Восстановление нервной системы

Отсюда и вырисовывается изящная картина аналога нервной системы Альянса из идеологически устойчивой интернационалистской Канады, освобождающейся от ЕС Великобритании с харизматическим лидером во главе и работоспособной Польши. Очевидной в таком раскладе становится и украинская роль (а также грузинская, в перспективе — и азербайджанская). Возможно, перепрошив нервную систему, НАТО потребует и разного роста структурных изменений, поскольку очевидно, что противодействие Франции не дает сегодня возможности расширять Альянс.

Другое дело, что и США в таком случае (а между тем, критическая масса американцев, согласно некоторым опросам, тоже не слишком понимает, зачем им нужен НАТО, ведь послевоенные поколения постепенно покидают историческую арену, а объяснять у международных чиновников получается плохо) уходят в нишу поддерживающей силы. А эта ниша для Вашингтона, конечно, тесновата.

Увлекательные поиски мозга НАТО, в котором, благодаря рамкам игры, может и не оказаться потребности, несмотря на все сказанное, не могут отвлечь глобальную общественность от тревожного вопроса в отношении коллективной безопасности. Существует ли она все еще или нет? И здесь имеет смысл прислушаться к тому, о чем — кроме комедийного сериала — вообще шла речь на юбилейном саммите.

Конечно, Анкара, раздраженная нежеланием союзников по Альянсу поддержать ее действия против курдов в Сирии, пока отказывается поддержать разработанные НАТО планы обороны Прибалтики. Отсюда (а также из более ранних заявлений Трампа, а теперь еще и Макрона, озвучивающего российские методички 10-летней давности о европейской безопасности) и возникает угроза того, что основополагающая 5-я статья подписанного 70 лет назад Вашингтонского договора, о коллективном ответе на любую агрессию, может оказаться невыполнимой. Но консенсус на Лондонском саммите все же искали — об этом говорит принятая на нем декларация. Вместо традиционного многостраничного документа, который утверждал коллективный подход всех стран Альянса ко всем сколько-нибудь существенным международным проблемам, последовало заявление из девяти абзацев.

Так что победой Путина, мечтающего рассорить НАТО и перещелкать его европейских союзников и партнеров поодиночке, даже не запахло.

Дело в том, что именно действия России, захват Крыма и секретная война на Донбассе представляют собой основной фактор, обеспечивающий солидарность Альянса. Да, в НАТО несколько снизили сейчас градус обличения политики Кремля. В частности, Йенс Столтенберг заявил: «Мы не видим сейчас никакой непосредственной угрозы от России в отношении какого-либо из союзников по НАТО. Но то, что мы видим, — это стратегический вызов. Мы видим Россию, которая много инвестирует в новые военные возможности, включая ядерные». Первая часть этой фразы относится, откровенно говоря, к неуклонной деградации российской экономики, промышленной и транспортной инфраструктуры, кадровому и демографическому кризису. Вторая — к опасному отчаянью Кремля.

В декларации же, где определены позиции, по которым зафиксировано согласие союзников, только Россия выступает как единственная страна, обвиненная в агрессивных устремлениях: «Агрессивные действия России представляют собой угрозу для евроатлантической безопасности… Мы принимаем и будем продолжать взвешенно и ответственно принимать меры в ответ на развертывание Россией новых ракет средней дальности, которые привели к прекращению действия ДРСМД и создают значительные риски для евроатлантической безопасности». Ключевой документ выдержан вовсе не в стилистике проблематичных, с точки зрения исследований мозга, заявлений президента Макрона.

Так, Альянс допускает и диалог, но весьма четко формулирует условия для такого диалога: «Мы остаемся открытыми для диалога, а также для конструктивных отношений с Россией, когда действия России сделают это возможным». Для возобновления этого диалога необходимо отступление, если не капитуляция одичавшей Москвы. Но пока что в день завершения саммита российских дипломатов выслали из ФРГ из-за нежелания сотрудничать в расследовании убийства, совершенного в Германии человеком, которого подозревают в связях с российскими спецслужбами. При этом сам президент Путин фактически признался в организации убийства получившего убежище в Германии чеченского полевого командира. Чем, собственно, подтолкнул Берлин к большей неуступчивости как в рамках НАТО, так и во время нормандского саммита.

Трамп же заявил, что Альянс встал на правильный путь и представляет собой совсем не ту проблемную организацию, которой был три года назад, а силен как никогда. Все это он, конечно, сказал, чтобы позлить стоявшего рядом Макрона. Но этим американский президент, по-видимому, поставил точку в дискуссии. А вот дискуссия о смене балансов и реформе НАТО на пути к большей эффективности, похоже, теперь открыта.


Максим Михайленко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров