пятница, 23 апреля 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Правый сектор и теракт в Мурманске: Как Путин пытается слепить Сребреницу из Украины Представить россиянам Владимира Зеленского как убийцу сотен тысяч в Кремле пока не рискуют. Это еще не отработано кремлевскими СМИ

ФСБ задержала якобы террориста, который, по их версии, готовил теракт в Мурманске и был сторонником Правого сектора. Название украинской организации, ставшей этаким ужастиком для россиян, прозвучало почти сразу после «нормандской встречи» и слов Владимира Путина о том, что Украина рискует повторить сценарий Сребреницы.

По словам российской спецслужбы, молодого человека 1983-го года рождения задержали вчера, 10 декабря. Он, мол, хотел взорвать здание органов местного самоуправления Мурманска с помощью самодельного взрывного устройства.

Хотя в сообщении ФСБ подозреваемого характеризуют как «сторонника украинской организации Правый сектор», по национальности мужчина русский, и какое именно отношение он имеет к ПС, сейчас спецслужба страны-агрессора решила не уточнять.

И для этой новости есть несколько трактовок. Во-первых, задержанный мог совершенно не думать ни о каком теракте, а, например, совершить какое-то другое преступление, но договориться с ФСБ о главной роли в их театре в обмен на смягчение наказания. Во-вторых, силовики действительно могли задержать потенциального подрывника, а именно слова о Правом секторе вложить ему в уста. Так как абстрактное «сторонник» не требует никаких фактических привязок. Для него необязательно даже иметь френдов из Украины. В-третьих, все могло быть именно так, как утверждают в силовой структуре страны-агрессора.

Впрочем, третья – совсем маловероятная. Ведь именно сейчас такой симпатик украинских националистов очень кстати пропагандистской машине Кремля.

Кровопролитие в Боснии вместо «распятого мальчика»

«Нормандская встреча», которая состоялась накануне задержания, 9 декабря, стала одной из самых горячих тем для обсуждения, и далеко не только в странах-участниках.

Эксперты почти единодушно сошлись во мнении, что значительного прорыва в урегулировании ситуации на Донбассе переговорщикам добиться не удалось. Хотя стороны договорились о прекращении огня и освобождении пленных, вопрос проведения местных выборов на оккупированных территориях отложили до следующей встречи.

Украинская сторона настаивает, что провести выборы по нашему законодательству возможно только при условии полного контроля над границей. Россияне же, наоборот, навязывают сценарий «сначала выборы, потом граница». И, кажется, должно быть понятно, что избирательный процесс под дулами автоматов вооруженных бандформирований – это нонсенс. Впрочем, Кремль попытался подогнать под свои требования идеологическую базу и объяснить все «заботой о жителях Донбасса».

10 декабря Владимир Путин акцентировал: если Россия согласится на украинский вариант, людям на пока что оккупированных территориях угрожает самосуд и резня, как в Сребренице. Ведь, мол, националисты в Украине имеют едва ли не неограниченное влияние.

«Вчера я тоже об этом говорил. Украинская сторона все время ставит вопрос: дайте нам возможность закрыть границу войсками. Но я представляю, что дальше начнется. Сребреница будет, вот и все. Мы же видели, как президент Зеленский ведет дискуссии с националистами, непонятно, кто там сильнее. И кто ими будет руководить, когда они зайдут на эти территории без обеспечения гарантий людям. Это одна из проблем, которая носит политический характер», – заявил кремлевский лидер на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека, отвечая на выступление пропагандиста Кирилла Вышинского.

Напомним, резня в Сребренице произошла в 1995 году во время Боснийской войны, когда боснийские сербы перерезали около 8 тыс. боснийских мусульман-мужчин. На момент трагедии активные боевые действия вокруг города продолжались около трех лет. Длительное время боснийские сербы держали город в осаде, не давая доставлять в него даже продукты и лекарства. С 1993-м ООН предоставила городу статус безопасной зоны и ввела в него подразделения миротворцев. Впрочем, когда сербы неожиданно пошли в атаку, международные защитники практически бездействовали. Нидерландские подразделения обратились к НАТО за помощью. Впрочем, попытки атаковать боснийских сербов с воздуха быстро закончились: нападавшие пригрозили убить сначала военных ООН, а затем и мирное население. Таким образом, мужчины-мусульмане оказались практически беззащитными перед врагом. Позднее Гаагский трибунал признал резню геноцидом. В 2017-м суд Гааги решил, что правительство Нидерландов несет ответственность за гибель около 300 мусульман, которых выдали армии боснийских сербов.

Вспоминая один из самых страшных эпизодов новейшей истории, Путин понимает, что у большинства россиян и даже у некоторых жителей оккупированных украинских территорий от такой аналогии остынет кровь. Это похлеще «распятого мальчика», ведь тот замысел быстро разоблачили и начали массово стебать, выведя выдумку российских пропагандистов на уровень мема. Здесь же речь идет о некоем неизвестном будущем с уже известными предпосылками, которые удаленно действительно напоминают кровавую историю Сребреницы.

Впрочем, напоминают лишь в том, что на Донбассе силы длительное время противостоят друг другу, до 31 декабря украинские оккупированные территории планируют тоже сделать «безопасными», а обеспечение порядка в большой степени возлагается на международную миссию ОБСЕ с ее круглосуточным наблюдением. Вот, собственно, и все. То есть общие черты хоть и общие, но их достаточно для рядового россиянина, чтобы трястись от страха и ненависти, поддерживать стратегию России и в очередной раз молиться на «мудрого Путина».

И поскольку даже самые преданные власти россияне подозревают, что в Украине не оказывают никаких репрессий без суда и следствия, живут по Конституции и вообще дула танков «ихтамнетов» с закрытием границы никуда не денутся, версию с преступным приказом власти (как это было в Сребренице) приходится рихтовать.

К тому же представить своим соотечественникам Владимира Зеленского как убийцу сотен тысяч в Кремле не рискуют (это еще не отработано кремлевскими СМИ, к тому же украинского президента на России знают больше как комика и актера и привычно подают как недостаточно сильного игрока), а Правый сектор под это дело подходит идеально. Ведь над демонизацией образа украинской организации кремлевские журналисты уже достаточно поработали в прошлые годы. Достаточно «поднять дело из архивов» и подбросить в него огня – как вот с «терактом в Мурманске».


Алина Морозова / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров