суббота, 26 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Поперед батька в пекло: Как Путин использует фальстарты Зеленского Президент Украины спешит отчитаться о достижениях, которые еще не состоялись, тем самым постоянно подставляясь под удар Кремля

Российский президент Владимир Путин использовал визит в Москву сербского коллеги Александра Вучича для того, чтобы, помимо общей повестки встречи, сделать несколько заявлений по газовому вопросу, которые прямо и косвенно касаются Украины.

Во-первых, хозяин Кремля в ультимативной форме обвинил Болгарию в сознательном затягивании реализации проекта «Балканский поток», который должен стать сухопутным продолжением «Турецкого потока» в обход Украины.

«Мы видим, что болгарская сторона, как это ни печально, ни странно звучит, сознательно затягивает реализацию проекта на своей территории. Хочу сказать об этом прямо и публично», — выразил Путин недовольство тем, что София все интенсивнее прокладывает путь на Запад, прямиком в Вашингтон и штаб-квартиру НАТО. Что является следствием борьбы явно уже заигравшихся в русофобию, прокремлевских групп влияния за российские деньги. Потому президент РФ ставит вопрос ребром: или начинайте уж прокладывать трубу, или найдем кого-либо еще. Вопрос, кем он заменит болгар, учитывая, что Балканы на сегодняшний день достаточно отдалились уже от Кремля, остается открытым. Но не отменяет данный недвусмысленный месседж.

Второе заявление непосредственно касается Украины — предстоящего саммита нормандской четверки в Париже 9 декабря и, собственно, переговоров о транзите голубого топлива с начала следующего года. Пока украинский президент Владимир Зеленский на беговой дорожке провозглашает достижением сам факт того, что встреча в нормандском формате таки состоится, его визави из России дает понять: рано радоваться. Москва, как известно, определила газовый спор с Киевом одним из пунктов будущих переговоров. Так, «Газпром» добивается от украинской стороны отказа от тяжбы в международных инстанциях и прямых закупок природного газа. Киев пока сопротивляется, несмотря на вызывающие у россиян тревогу высказывания того же министра энергетики Алексея Оржеля. «Нафтогаз» долг российского монополиста по решению арбитража в размере $3 млрд списывать отказывается, но предложил расплатиться непосредственно сырьем.

Сопротивление попыткам Кремля продавить нужные ему пункты сделки вызывает раздражение у Путина, назвавшего «пока экономически неприемлемыми» условия Киева относительно транзита газа. И здесь ключевое – это путинское «пока». То есть ситуация может измениться, а может, и не изменится. А элемент торга будет присутствовать до самого конца саммита нормандской четверки. Фактически это означает, что Зеленский подвешен в неопределенности, и эта подвешенность будет использована.

Фальстарт

Зеленский, в свою очередь, будет рефлексировать на любое дуновение ветерка, своими силами превращая его в серьезный порыв ветра, которым его же и сдувает. Спустя полгода его президентства приходится констатировать: Зеленский склонен не просто рекламировать предстоящие достижения и раздавать пачки обещаний, а представлять их как отчет электорату об успехах даже в тех случаях, когда эти успехи являются лишь возможным (независимо от степени вероятности) вариантом будущего. Это элемент стиля: докладывать о договоренностях, а зачастую и вовсе о работе по подготовке пакета предложений к формированию инициативы по подписанию меморандума о взаимопонимании относительно будущих предварительных переговоров. То есть достижения еще и нет либо же оно с легкостью может оказаться сорвано, но гарант спешит поделиться и похвастать.

И как только Зеленский появляется на сцене, которой может быть почти безлюдная улица или беговая дорожка, со своими хорошими новостями, из Кремля шлют привет, ставя его в неловкое положение, дескать, все почти так, только торг еще не завершен и не нынешний президент Украины будет решать, когда он будет окончен.

Со стороны Путина это весьма мощный рычаг давления. Ведь в этом диалоге инициатива принадлежит Москве, Киев же все время оказывается вынужден реагировать. Это, к слову, очень ярко продемонстрировала эпопея с постоянным повышением планки требований накануне парижского саммита: от подписания формулы Штайнмайера до обсуждения газового вопроса. И – приходилось прогибаться: слишком уж велики были ожидания, причем не только президентские, но и электоральные.

Конечно, глава украинского государства не вписывается в категорию лидеров с точки зрения традиционных представлений о том, что политику пристало рапортовать об успехах достигнутых, а не достигаемых и теоретически достижимых. Зеленский – политик новой формации, наблюдающейся, впрочем, и в странах Европы. Таким не сложно дать одно-два-десять обещаний, пусть изначально было ясно, что они невыполнимы.

На сегодняшний день, безусловно, есть давление на Зеленского со стороны той части общества, которая ему не верит по тем или иным причинам: тарифы, коррупционные и просто скандалы в «Слуге народа», мутные махинации в правоохранительных органах и госорганах в целом, назначенцы с прокремлевским душком и риторикой и т. п. Каждый найдет то, что его душе не угодно. Однако ядерный электорат по-прежнему принимает предложенные Зеленским и его окружением правила и нормы поведения по той простой причине, что «наш президент – лучший» и баста. И вообще, пацан сказал – пацан сделал, а не сделал – так снова сказал.

Последний опрос КМИС, зафиксировавший падение рейтинга президента на 11%, на самом деле свидетельствует о том, что Зеленский и его команда теряют своего рода «попутчиков», а ядро поддержки, как и Дональда Трампа, по-прежнему с ним. С другой стороны, мало просто говорить, что равняешься на Трампа, и копируешь его приемчики, тактики и манеру поведения. Каким бы одиозным и вызывающим смятение у публики ни был 45-й президент Соединенных Штатов, у него все же есть определенный потенциал. Он сам себе хозяин и не чувствует себя обязанным тем же братьям Кох, которые, по сути, привели его в Овальный кабинет. О Зеленском в связи с разношерстностью «Слуги народа» и влияния окружения такого впечатления не складывается.

Впрочем, речь об отношении к Зеленскому не только и не столько внутри Украины. Его действия считываются теми влиятельными международными игроками, которые как раз привыкли к традиционному поведению в политике. Такое внимание сулит проблемы. Ведь если президент РФ может манипулировать украинским коллегой таким незамысловатым образом, то и все остальные вполне могут позволить себе поступить так с Зеленским. Фактически это нивелирование его договороспособности именно на международной арене, что будет выражаться не только в велотроллинге (это еще цветочки) и ухудшении личного имиджа, но и причиняет непосредственный ущерб украинскому обществу и государству.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров