понедельник, 21 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Российско-немецкое наступление на ЕС: Как они пробивают «Северный поток-2» Россия начинает судиться непосредственно с Евросоюзом, а значит, ставки в истории с газопроводом «Северный поток-2» растут

Компания Nord Stream 2 AG, оператор проекта «Северный поток-2» (СП-2), подала в суд на Европейский Союз. Об этом сообщил официальный представитель компании Йенс Мюллер. Компания считает, что ЕС своей газовой директивой (о ней ниже) нарушил обязательства, изложенные в статьях 10 и 13 Договора к Энергетической хартии, а также пошел против справедливых и равных условий конкуренции. По информации «Газпрома», сообщение об арбитраже было вручено Еврокомиссии 26 сентября.

Бодался бык с дубом

Это, кстати, интересный момент: получается, что компания, подав в суд, почти полтора месяца держала это в тайне. Видимо, дожидалась ночи с 7 на 8 ноября, когда Бундестаг мог проголосовать за поправки, которые бы позволили российскому СП-2 обойти Газовую директиву Евросоюза. Но голосование сорвалось из-за отсутствия кворума, рассмотрение законопроекта, как сообщили в Социал-демократической партии Германии, перенесено на следующую неделю.

Напомним, что в апреле ЕС одобрил поправки к Газовой директиве, согласно которым на новые и действующие морские газопроводы из третьих стран в страны Союза распространяются правила, которые уже действуют на наземные трубы. Речь идет о том, что добывающая компания не должна единолично владеть трубопроводом, по которому доставляется ее газ. Согласно Газовой директиве ЕС предусматривается доступ третьих сторон к газопроводу, недискриминационное тарифообразование и прозрачность. Эта норма бьет по «Газпрому» и его СП-2: поскольку российская компания — монополист по экспорту газа из РФ, получается, по российской трубе не может прокачиваться только газ, принадлежащий россиянам.

В свою очередь «Газпром» напомнил, что в июле этого года Nord Stream 2 подала иск в Суд ЕС о частичной отмене поправок к Газовой директиве, поскольку они устанавливают неоправданно короткие сроки для государств — членов ЕС на предоставление исключений из Газовой директивы, что существенно снижает вероятность их получения.

Как поясняла компания, Nord Stream 2 просит аннулировать директиву, вносящую поправки в Газовую директиву ЕС, из-за «нарушения принципов права ЕС о равном обращении и пропорциональности». По мнению компании, поправки были разработаны и приняты с целью создать условия, препятствующие реализации проекта СП-2.

В общем смысле речь идет о том, что Евросоюз в текущем году расширил действие Третьего энергопакета на проекты, которые не проходят фактически по его территории — но имеют на ней свое завершение. В данном случае речь идет о том, что на газопроводы, которые приходят в ЕС из других стран, начинают распространяться те же ограничения, которые касаются газопроводов, построенных на территории ЕС.

По сути, в их отношении теперь действуют требования по разделению поставщика газа и компании, которая осуществляет транспортировку. Европейцы считают: если компания, которая занимается добычей и продажей газа, будет еще и транспортировать газ, то энергобезопасность ЕС и его потребителей окажется под угрозой. Цены на энергоресурсы будут менее выгодны, если не разделить эти функции по отдельным компаниям.

А если поставщик энергоресурса владеет еще и газопроводом, то он должен резервировать не менее 50% мощности своей трубы под других поставщиков — для развития конкуренции.

До текущего года эти нормы не касались газопроводов, которые приходят на европейский рынок из-за границы, но не идут по территории Евросоюза, например «Северного потока», но ограничения наложили на его продолжение, газопровод OPAL. Второе продолжение, NEL, не подпадало под директиву. Теперь же под ограничения попал и СП-2.

Nord Stream 2 в данном случае апеллирует к тому факту, что ограничения на мощности СП-2 лишены смысла, потому что там физически не может появиться второй поставщик, которому они потребуются. В данном случае, считают в Москве, ограничения не расширяют доступ для других поставщиков на европейский рынок. Если какая-то компания захочет воспользоваться 50% мощностей СП-2, она должна будет каким-то образом со своим газом оказаться в территориальных водах Германии, где начинает действовать ограничение, подключиться к этому газопроводу, и начать поставлять по нему газ. Но рядом нет крупных поставщиков, которые были бы заинтересованы в подобном. В то же время эти ограничения увеличивают срок возврата инвестиций, что касается интересов участников проекта СП-2. Поэтому в данном случае «Газпром» может обратиться в том числе к законодательству, защищающему инвестиции на территории ЕС.

Кто кого?

Самый последовательный противник введения в эксплуатацию СП-2 — Украина, которая в таком случае рискует потерять российский газовый транзит в Европу через свою территорию. Однозначно на нашей стороне выступают Польша, Румыния, страны Балтии и США. Страны-члены ЕС, помимо названных, отделываются туманными обещаниями «обеспечить сохранение загрузки ГТС Украины».

СП-2 защищают Германия (как главный интересант в получении российского газа) и Франция, а также те члены ЕС, которые находятся под сильным влиянием Берлина и/или Москвы. Еще недавно казалось, что «российская партия» побеждает: Дания дала согласие на прокладку СП-2 в своих водах, а Германия поставила на голосование проект поправок к газовой директиве.

Но теперь весы склоняются в другую сторону. Бундестаг поправки пока что не принял, а Польша неожиданно пригрозила «Северному потоку-2» самым большим штрафом в истории.

В свою очередь премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий в интервью Financial Times раскритиковал страны Европы за поддержку проекта СП-2. «Как некоторые прямо говорят, «‘Северный поток-2» — это оплата российского оружия и российской оборонки нашими европейскими деньгами», — сказал он. И привел в пример Францию, чей бизнес участвует в проекте. «Я думаю, что это действительно разочаровывает, когда у такого проекта есть поддержка со стороны ключевых государств — членов ЕС», — подчеркнул премьер Польши.

Обвинение оказалось болезненным, и явно было услышано в европейских столицах. После чего тон заявлений российских экспертов сразу стал минорным.

«Учитывая политическую мотивацию всех решений, связанных с «Северным потоком-2″, я не могу однозначно ожидать какого-то позитивного решения вопроса по этому разбирательству. Хотя ранее в Европе снимали ограничения с газопровода OPAL, но после опять ввели. Тем не менее это все равно говорит о готовности ЕС иногда прислушиваться к доводам разума», — сказал заместитель генерального директора Института национальной энергетики РФ Александр Фролов.

При этом россияне упирают на то, что это решение политическое, а вот в экономическом плане европейцам все же выгоднее получать газ напрямую от «Газпрома», без украинского транзита. Но если учесть колоссальный долг российского поставщика после проигрыша в Стокгольском арбитраже, картина становится иной.

«Пока сложно что-то утверждать в плане перспектив этого разбирательства. Однозначно можно сказать, что директивы Еврокомиссии и протесты со стороны ряда стран ЕС фактически создают дискриминационные условия российскому газу и вынуждают «Газпром» использовать ГТС Украины. То есть с юридической точки зрения у Газпрома есть все шансы на успех в суде, — сказал в комментарии «ДС» начальник отдела инвестиций российской компании «БКС Брокер» Нарек Авакян. — Однако не нужно забывать, что это скорее политический процесс, нежели хозяйственный спор. В обычных условиях, я думаю, успех «Газпрома» был бы вполне очевиден, однако сейчас это больше походит на использование всех инструментов давления на оппонирующую сторону. Так же, как и «Нафтогаз» пытается давить на «Газпром». Сейчас пока ясно только одно — процесс этот вряд ли будет быстрым и продлится минимум год».

Согласитесь, оба этих российских комментария звучат как оправдание «почему не получилось».

Пока же напряжение нарастает. Переговоры по газу между Россией и Украиной не вышли из тупика. Транзитный договор истекает к Новому году, а стороны до сих пор не нашли взаимопонимания. Новая трехсторонняя встреча по газу намечена на 19 ноября, но Москва и Киев пока даже не подтвердили свое участие. «Газпром» не желает идти на заключение долгосрочного договора, а «Нафтогаз» не готов прощать россиянам долги.


Денис Лавникевич / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров