четверг, 2 декабря 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Кредит без веры: кто первым бросит камень в Дейдея Жизни по-новому пока не предвидится, несмотря на истерику вокруг борьбы с коррупционерами

Попытка лишить депутатской неприкосновенности депутата от «Народного фронта» Евгения Дейдея обнажила глобальную проблему, которую пока не сможет решить никто, – пишет Петр Билян для Деловой столицы. – Само собой разумеется, что силовикам не дает покоя и депутатская неприкосновенность, но о ее отмене они мечтают давно, а тут вдруг руководитель Специальной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий обнаружил еще одно изобретение человеческого разума, которое позволяет избежать наказания тем, кто, по его мнению, незаконно обогатился.

Между тем изобретение не новое и называется кредит, что в переводе с итальянского (между прочим, родного языка итальянской мафии) означает не что иное, как доверие. Так вот, для того чтобы избавиться от назойливого внимания прокуратуры, которая вдруг заинтересовалась законностью обогащения, все, что нужно, это найти уже легального миллионера, который скажет, что ссудил денег «незаконно» обогатившемуся.

Холодницкий жалуется, что такой нехитрый способ доступен практически любому украинцу, нарушающему законодательство. Позволим себе с ним не согласиться. Все-таки не у каждого обитателя нашего прекрасного отечества есть знакомые легальные миллионеры.

Кстати, во времена позднего СССР на волне тогдашнего приступа борьбы с коррупцией и нетрудовыми доходами (так тогда называлось незаконное обогащение) были и другие методы, куда более изысканные. Например, покупка выигрышного лотерейного билета на крупную сумму. Стоить он мог в разы дороже номинала. Впрочем, и наши современники не чужды простых, но красивых объяснений, обрисовывающих происхождение капитала. Всегда можно занять у товарищей по работе или в крайнем случае у мамы с папой. Главное в таком деле – доверие или, как говорят на родине дона Корлеоне, кредит.

И проблема, собственно, не столько в стремлении к незаконному обогащению, сколько в том, что законные возможности государство сделало слишком сложными и недоступными. Например, пришлось недавно побывать на круглом столе Ассоциации газодобывающих компаний, так вот, по их словам, чтобы собрать легальным образом необходимые документы для бурения новой скважины в Украине, надо потратить 48 месяцев (иначе говоря – четыре года). Это если вам повезло и законодательство не изменилось. При таком подходе возникает вопрос не о том, почему Украина отстает в развитии от всех соседей, а как она все еще существует. Ответ в принципе понятен – надо обходить законные, но неудобные пути, сокращать их и т. д. В результате, получается то, что называется коррупцией. Опять-таки на родине дона Корлеоне сказали бы порча, нарушение. Да, да…

Тот, кто может сократить время хождения по инстанциям, получает возможности для «незаконного» обогащения. Усиление контроля приведет только к увеличению стоимости услуги. Ничего не поделаешь, за риск придется доплатить. Так было при старом режиме и продолжается при новом. Жизни по-новому пока не предвидится, несмотря на истерику вокруг борьбы с коррупционерами. Впрочем, это не значит, что не надо бороться, но надо понимать, что полностью искоренить не удастся. Никогда…

Кроме того, стоило бы задуматься (особенно представителям политического класса) над тем, как сделать более доступными и удобными легальные возможности для зарабатывания денег в Украине. Ведь далеко не все украинцы мечтают о том, чтобы только получить субсидию и вспомоществование от государства. Кто-то мечтает заработать, кто-то уже начал это делать, и, наверное, со стороны государства разумнее было бы дать возможность тем, кто заработал денег и где-то нарушил законы социальной справедливости, скажем, не уплатил при этом всех налогов, мог легализовать свой капиталец, уплатив энную сумму.

Конечно, об этом стоило подумать, когда вводилось электронное декларирование, из-за которого периодически возникают проблемы у Дейдея и других благородных людей. Как и о том, что если уж внедрять декларирование доходов, то оно должно быть всеобщим. Все, у кого есть доходы, все декларируют. При наличии вопросов объясняют, откуда деньги.

Впрочем, пока эта идея не слишком популярна в Украине. Как вполне справедливо пишет старший экономист Case-Ukraine Владимир Дубровский, для маленьких украинцев нынешняя система налогообложения очень удобна, хотя не все еще это осознали.

Получаешь, сколько можешь. Максимализируешь доходы, но ни перед кем не отчитываешься. Налоговики тебя лично не трогают, все вопросы к работодателю. При этом можно не без удовольствия наблюдать, как представители начальства вынуждены публично изворачиваться, объясняя, откуда деньги и т. д. Для простого человека очень вдохновляющее зрелище. Даже возникает некоторое чувство морального превосходства над представителями прогнившей элиты. Впрочем, чувство это продержится ровно до тех пор, пока сам моральный авторитет не попадет в зону внимания налоговиков или вдруг сам не столкнется с необходимостью задекларировать свои доходы. В этой ситуации может возникнуть даже чувство некоторой фрустрации и несправедливости происходящего.

Впрочем, это справедливость и есть, правда, пока в виде экзотической для украинцев идеи — равенства перед законом, которая фактически противостоит народному идеалу общественного устройства, такого себе правильного социального государства. В котором работает только начальство, налоги платят только олигархи, которых прессует полиция, антикоррупционные активисты и журналисты-расследователи, а маленькие украинцы наблюдают за этим представлением по телевизору, при этом вовремя получают зарплату, пенсию и субсидии, а при случае могут и на Майдан выйти, чтобы восстановить справедливость.

Это, конечно, прекрасный народный идеал, беда только в том, что, во-первых, его сложно реализовать на практике без нарушений (иначе говоря, коррупции), а во-вторых, развиваться и конкурировать даже с непосредственными соседями при таком подходе к делу не то что непросто, а невозможно. Пока народные идеалы не изменились, спецпрокурору Назару Холодницкому придется вылавливать очередного «незаконно» обогатившегося представителя неошляхты, попутно рассказывая, как депутатская неприкосновенность и отсутствие антикоррупционого суда не дают прокуратуре реализовать свой творческий потенциал в полной мере. Впрочем, на сочувствие рассчитывать ему вряд ли приходится, тем более что доверие (или, как сказали бы в Италии, кредит) – дефицитная сущность в органах прокуратуры.



Поделитесь.





Новости партнеров