среда, 20 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Жест отчаяния: Почему Меркель не добилась у Путина такого желанного Зеленским саммита Окно возможностей для решения конфликта на Донбассе дипломатическими методами стремительно закрывается

Недавний разговор канцлера Германии Ангелы Меркель с российским президентом Владимиром Путиным на первый взгляд выглядел пустой протокольной формальностью. Стороны обсудили «ситуацию на востоке Украины», «подготовку к саммиту нормандской четверки» и ситуацию на северо-востоке Сирии». Классический набор проблем, с которым не может справиться европейская дипломатия на протяжении последних пяти лет.

При том, что характерно, «поговорить о вечном» в этот раз захотела именно Меркель – как не упустили случая указать на сайте Кремля, «телефонный разговор состоялся по инициативе немецкой стороны».

Результат разговора получился вполне ожидаемым – российская сторона не дала никаких гарантий относительно перспектив встречи относительно Донбасса. «Что касается возможного проведения очередного саммита «нормандской четверки», он должен быть тщательно подготовлен и увенчаться конкретными результатами. Договорено, что соответствующая работа продолжится по линии помощников лидеров и руководства внешнеполитических ведомств», – сообщили у Путина.

Каков был смысл этого звонка? Неужели в Берлине действительно надеялись, что Путин, после согласования формулы Штайнмайера, готов к сворачиванию вооруженного конфликта на Донбассе, и все, что этому мешает – это «мелкие неувязки» в разведении сил и «самодеятельность» местных боевиков, которые срывают перемирие?

Скорее всего, нет. Немецкие дипломаты прекрасно понимают, что сохранение силами «Л-ДНР» имеющихся и строительство новых фортификационных сооружений в местах оговоренного разведения сил, которое зафиксировано даже наблюдателями ОБСЕ, является не «самодеятельностью», а четкой демонстрацией нежелания России осуществлять не только мирный процесс, но даже «заморозку» конфликта.

Россия сохраняет курс на продолжение конфликта на Донбассе – до полной капитуляции – пардон, согласия Киева на предложенную Россией инкорпорацию подконтрольных Кремлю регионов в состав Украины.

И оптимистичные заявления европейских политиков – вроде поздравлений по поводу «позитивного развития в реализации Минских соглашений», которые Германия и Франция озвучивали на прошлой неделе по итогам совместного заседания правительств обеих стран в Тулузе — это попытки выдать желаемое за действительное.

Но, несмотря на рациональный и оправданный пессимизм, в Берлине и Париже вполне понимают и другой момент, который заключается в том, что окно возможностей для решения конфликта на Донбассе дипломатическими методами, которое будто бы возникло после прихода к власти Зеленского и его политической команды, каким бы призрачным оно ни было, вовсе не бесконечно.

И слышат сигналы с украинской стороны – в частности, заявления главы украинского МИД Пристайко о том, что Украина стремится провести встречу «где-то примерно в середине ноября» и это будет, «вероятно, последняя честная попытка идти минским путем».

При том в Европе понимают, что обещанный Пристайко «какой-то план Б», который якобы будет запущен при условии фактического отказа от саммита – это не более чем внешнеполитическая иллюзия, созданная на потребу электората, который поддерживает правящую партию. Поскольку идеи про «миротворцев по всей территории Донбасса», которые являются сутью этого плана, являются абсолютно невыполнимыми из-за непринятия в Москве, и, как следствие, в подконтрольных российской столице Донецке и Луганске. А других, более реалистичных планов у «зе-команды» пока нет. Как не было их, к слову, и у команды Порошенко.

Таким образом, звонок Меркель Путину был своеобразным жестом отчаяния. Последней, формальной и безнадежной попыткой что-то решить с конфликтом, который, вполне возможно, достанется в наследство и преемникам «железного канцлера».

И, принимая во внимание всю эту историю, представителям «зе-команды», выстраивая свою внешнеполитическую стратегию, не стоит фантазировать про «дорожную карту» примирения на Донбассе», о которой так любит поговорить председатель комитета ВР по вопросам внешней политики Богдан Яременко. А трезво посмотреть в глаза тому факту, что заметную часть каденции действующего президента ему придется конфликтовать с Путиным при условии отсутствия действенной поддержки со стороны как США, так и европейских партнеров Украины. В следующем году Америка сосредоточится на своих выборах. В Германии появится вопрос относительно того, кто в реальности будет руководить страной – не молодая и не слишком здоровая Меркель, или неопытная и уже не слишком популярная из-за ряда скандалов Крамп-Карренбауэр. И все, на что сможет рассчитывать Украина – это на периодические телефонные разговоры Берлина и Вашингтона с Москвой со «взаимным выражением обеспокоенности». Все остальное украинцам придется делать самостоятельно.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров